Любимые женщины не дают молока, или Что надо знать о немецком вине

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

С чем в первую очередь ассоциируется современная Германия для большинства россиян? Прежде всего с прекрасными автомобилями, качественной одеждой и обувью, сосисками, ну и, конечно же, пивом. Но постойте, почему только пивом? А разве вы не слышали о немецком вине?


Не «молоком» единым

Рискнем предположить, что на этом месте среди читателей пробежит легкий ропот, так как на память многим непременно придут синие конусообразные бутылки с изображенной на этикетках мадонной с младенцем. Еще более странным всегда казалось не столько само название продукта — Liebfrauenmilch, сколько его популярный и при этом абсолютно неверный перевод — «Молоко любимой женщины». И хотя на самом деле правильное название этого вина — «Молоко Богородицы», в памяти большинства прочно засел именно первый наиболее странный и в чем-то даже забавный вариант.

По прошествии многих лет о немецком «молоке» в России вспоминают с улыбкой и даже теплотой: приятный сладкий напиток, пусть и без каких бы то ни было вкусовых изысков, зато вполне себе бюджетный, что несвойственно европейским винам. Между тем сформированное им в сознании россиян представление о немецких винах является не просто неточным, а совершенно неверным.

Экономический кризис 2008 года и последующие падения курса рубля серьезно ударили по российскому винному рынку, убрав с него практически весь качественный импорт. В результате на протяжении последнего десятилетия в сознании большинства россиян дешевые сладкие вина в синих бутылках оставались едва ли не единственными представителями немецкого виноделия. Со стороны это выглядело бы как если бы кто-то пытался составить представление о немецком автопроме не на основе Mercedes или BMW, а какого-нибудь «Трабанта» (кстати, тоже немецкого).

В России не так много тех, кто знает, что Германия входит в десятку мировых лидеров по объемам винного производства, две трети из которого приходятся на белые вина, во главе с самым лучшим и самым аристократическим рислингом, который прекрасно чувствует себя в северных винодельческих регионах страны. 

Винный регион Saale-Unstrut

Винный регион Saale-Unstrut

Второе пришествие

В настоящее время Германия намерена вернуться на рынок России, причем уже совсем не с Liebfrauenmilch и игристым Henkell, а с полным набором самых интересных и лучших вин. 

О том, что представляют собой настоящие немецкие вина, и об их «втором пришествии» в Россию мы говорим с официальным представителем Института немецкого вина (Wines of Germany) в России Татьяной Бём. Нас прежде всего интересует то, как немцы намерены перестроить сознание российских потребителей, развернув его от тривиальных недорогих сладких вин к классике германского виноделия.

По мнению Татьяны, дешевые сладкие вина действительно сильно подпортили имидж немецкого виноделия. История их появления уходит корнями в послевоенные годы, когда виноградники были опустошены, а у людей, переживших ужасы войны, возросла потребность в сладком. Это обусловило необходимость производства дешевых сладких вин, которые впоследствии распространились и на другие рынки.

С этим имиджем нам предстоит еще бороться. К счастью, уже несколько лет тенденция развивается в том направлении, что немецкие вина позиционируются как высококачественные и не самые дешевые, — говорит Татьяна Бём.

На сегодняшний день маркетинговая стратегия немецких виноделов на российском рынке выглядит куда более продуманной и сбалансированной. И ставка при этом делается не на дешевую популярную продукцию, а на то, чем действительно славится немецкое виноделие. 

Рислинг

Рислинг

© Ольга Соколова

Мы считаем целесообразным начать с короля белых сортов — рислинга, на который возлагаются большие надежды. Ведь Германия — это родина рислинга, впервые он появился там 584 года назад, — говорит Татьяна Бём. — Почему именно его мы рассматриваем в качестве стартовой позиции нашей экспансии? Потому что он очень разнообразен и очень гастрономичен. Рислинг прекрасен как в базовых винах, которые стоят 5 евро за бутылку, так и в напитках уровня гран крю (grand cru — отдельная категория виноградников, означающая высшее качество почв и, соответственно, виноградной лозы, ягод и собственно вин). Он прекрасен как в сухой стилистике, так и в стилистике айс-вайн и рислинг зект.

Следующий шаг экспансии выглядит не менее интригующе. И здесь немцы также не намерены размениваться по мелочам.

Далее настанет время и бургундских сортов, в частности немецкие пино-нуары, которые называются шпетбургундер (Spätburgunder), — поясняет Татьяна. — Спрос на них сейчас растет в хорийном сегменте, то есть в ресторанах и отелях, и я думаю, что этот тренд будет продолжаться и усиливаться в дальнейшем.

Что представляет собой немецкое виноделие?

Винный регион Мозель

Винный регион Mosel

В Германии всего 13 винных регионов, в основном они все расположены вдоль берегов Рейна (западные рейнские регионы), и два региона находятся в северо-восточной части страны: это Саксония и Заале-Унструт. 

Немецкие винодельческие хозяйства очень разнообразны, это как частные производства с 700-летней историей, берущие начало от монахов-цистерцианцев, так и винодельческие кооперативы.

Справка: в 1868 году 18 виноделов из Ара (Ahr) основали первый в Германии кооператив виноделов под названием Winzer Verein zu Mayschoss («Союз виноделов в Майшоссе»). Сегодня кооперативы существуют во всех винодельческих областях. Ими возделывается ровно треть площади виноградников Германии.

В настоящее время кооперативная форма ведения бизнеса помогает немецким виноделам в условиях жесточайшей конкуренции снижать издержки и, как следствие, замахиваться на массовый рынок как самой Германии, так и всего мира. В свою очередь, тот, кто прочно стоит на mass market, имеет больше возможностей для экспериментов с эксклюзивной продукцией.

Кооперативы строят свою стратегию, ориентируясь на экспорт и на большие объемы производства, — поясняет Татьяна Бём. — Поэтому им довольно часто приходится закупать виноград даже не только в Германии, где его может просто не быть в нужных количествах, но и в других странах Европы. То есть это серьезный индустриальный процесс, который, в свою очередь, ничуть не мешает немецким виноделам производить не только массовую, но и эксклюзивную продукцию. Благодаря объединению в кооперативы они могут себе это позволить.

Впрочем, существуют и хозяйства, которые работают исключительно на внутренний рынок, что также вполне оправданно. По словам Татьяны, немцы — патриоты своей страны и в первую очередь любят пить отечественные вина. Поэтому некоторые винодельческие хозяйства даже и не ставят перед собой цель выхода вовне. Они могут поставлять свою продукцию в какие-нибудь отдельные рестораны.

Для них это становится скорее некой имиджевой историей, а не историей зарабатывания больших денег, — говорит она. — Виноделы, в общем-то, довольны тем, как немцы пьют вино. В 2011 году, если я не ошибаюсь, впервые потребление вина в Германии превысило потребление пива. И это при том, что Германия — традиционно пивная страна. Но вина здесь любят, и этот тренд будет развиваться. Я не исключаю, что лет через десять немцы будут пить вина гораздо больше, чем пива.

Готова ли Россия?

© Ольга Соколова

Такой вопрос неизбежно напрашивается в преддверии массированной немецкой экспансии на российский алкогольный рынок. И он отнюдь не праздный, учитывая сложившуюся культуру потребления россиянами алкоголя, с явным смещением в сторону крепких напитков.

Судя по выраженному оптимизму с немецкой стороны, особой проблемы с этим в Германии не видят. Напротив, там придерживаются мнения, что тектонический сдвиг в культуре пития в российском обществе уже произошел, а значит, время прихода в страну с действительно качественным вином настало.

Если брать статистику по стране, то тенденция с переориентацией на потребление вина явно присутствует и набирает силу, — говорит Татьяна Бём. — Я думаю, она будет развиваться и дальше, так как молодое поколение начинает воспринимать питье вина как некоторый элемент современной культуры. Это, как и во многих странах, органично сочетается со здоровым образом жизни. То есть, например, с утра ты можешь совершить пробежку в парке, а вечером после работы — выпить бокал вина в баре. И эти два действия в комплексе являются естественными составляющими современного здорового образа жизни.

По словам эксперта, это прекрасно работает в Москве и Санкт-Петербурге, где не проходит и недели, чтобы не открылся какой-то винный бар. Правильное потребление хорошего вина действительно стало трендом и постепенно становится образом жизни.

Боле того, сегодня появляется все больше так называемых винных фриков, которые ходят на специальные винные курсы не потому, что они хотят этим зарабатывать, а потому, что они хотят знать больше о вине, многие из них могут себе позволить поездки в винодельческие страны.

В барах очень популярен формат так называемого винного казино, когда сомелье рассказывает людям о вине, а потом устраивает конкурсы с соответствующими вопросами, — поясняет Татьяна. — Все это возводит вино и все, что с ним связано, на уровень некой интеллектуальной культуры, не имеющей ничего общего с простым потреблением алкоголя. Кстати, наш сомелье из Санкт-Петербурга Александр Рассадкин недавно вышел в полуфинал мирового конкурса сомелье. Для нашей страны, с еще только возрождающейся винной культурой, это большое достижение.
Хочу сказать, что мы преисполнены оптимизма относительно российского рынка. У нас, как у Института немецкого вина, стоит задача в том числе и образовывать людей. Мы создали сайт, мы много рассказываем, мы делаем семинары для сомелье и кавистов, также будем устраивать дегустации для обычных покупателей, потребителей и со временем будем менять представление. Будем рассказывать людям, что белое вино пьется при такой-то температуре и в таком-то бокале оно прекрасно раскроет все свои свойства, а красное — уже при другой и тому подобное.

Сладкое или сухое?

© Ольга Соколова

Не секрет, что предпочтения россиян исторически все еще сводятся к сладким винам, это связано как с не самыми благоприятными климатическими условиями России, что отчасти компенсируется потреблением сладкого, так и с навязанными еще в советские времена стандартами. В связи с этим неизбежно встает вопрос: имеет ли смысл приучать россиян к благородным немецким винам (в большинстве сухим) или, быть может, лучше предложить им все те же сладкие, которых также достаточно у немецких виноделов?

Немцы уверены, что им удастся разрешить и этот вопрос.

Я говорила с разными производителями из Германии: по их словам, россияне любят вина более ароматные, чем это нравится самим немцам, — говорит Татьяна Бём. — Это могут быть более ароматные рислинги или такие сорта, как шойребе, бахус и так далее. Это довольно редкие сорта, которые встречаются у нас не часто, но они дают очень богатый букет.
Конечно, все, что выпускается в полусухом формате или с остаточным сахаром, на российском рынке будет востребовано. Но, опять же, я хочу сказать, что это свидетельствует о том, что предпочтения россиян просто таковы и сводятся к более ароматным винам, быть может менее бензольным и менее кислотным.

По словам эмиссара немецкого виноделия, в винах из Германии и прежде всего рислингах остаточный сахар прекрасно сбалансирован кислотностью. Именно в этой сбалансированности и есть секрет уникальности этого сорта. Поэтому даже если рислинг и выполнен в сухой стилистике, он может иметь прекрасный сладковатый вкус.

Брызги шампанского

Винный регион Mittelrhein

Винный регион Mittelrhein

Говоря о различных винах, нельзя не упомянуть и о столь популярных среди россиян игристых напитках. Как уже отмечалось выше, в этом сегменте на российском рынке превалировала только одна марка с невысокой ценой и средним уровнем качества. Однако любой, кто более или менее разбирается в вине, знает, что в Германии изготавливаются одни из лучших в мире игристых вин. Вопрос лишь в том, доберутся ли они до российского покупателя и готов ли он сам к их приходу. 

Здесь у немецкой стороны четкого видения пока нет. Хотя можно предположить, что рано или поздно немецкие зекты все-таки появятся на полках российских винотек и в винных картах ресторанов. В противном случае «второе пришествие» немецких вин в Россию кажется неполным.

Татьяна Бём высказывается по этому поводу с определенной осторожностью: «Я думаю, что это вопрос будущего, причем не краткосрочного, а скорее среднесрочного. Немецкие зекты, приготовленные традиционным способом, по методу классического производства шампанских вин, могут занять достойное место на полках. Они очень интересные, например зект из рислинга или кюве. Но мне кажется, их время здесь пока еще не пришло».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (5)