Любовь до гроба: чем объясняется любовь зоозащитников к умирающим животным

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

«Если их не разберут сегодня, то завтра усыпят», «Нелюди покалечили котика, и теперь ему нужны протезы на все четыре лапки», «Давайте все вместе поможем Бублику переехать к новому хозяину в Германию» — социальные сети сегодня пестрят подобными объявлениями.

Значительная их часть к реальной зоозащите не имеет никакого отношения — просто бизнес, причем нередко на костях.


Циничный гуманизм

Токсичные зоозащитные сборы отличаются от бизнеса на инкурабельных детях по большому счету лишь уровнем цинизма и масштабами. Собирать деньги доверчивых граждан на «спасение» животных безопаснее, потому и сборов таких кратно больше.

«Между сборами на лечение собак и на лечение детей есть только одна принципиальная разница. Если некто решит собирать деньги на лечение своего больного ребенка, а сам лечить его вообще не будет, то с большой долей вероятности в какой-то момент на пороге деятеля нарисуются представители органов опеки и врачи местной поликлиники и начнут задавать неприятные вопросы.

Итогом появления этих людей может стать изъятие ребенка, так случилось несколько лет назад в Пскове: маргинальная семья собирала деньги на операцию на сердце ребенку, но вместо какого-либо лечения ребенка купила себе диван. Поскольку участковый педиатр знал о необходимости срочного оперативного вмешательства, он поднял шум, ребенка забрали, операцию ему сделали», — объясняет эксперт в сфере мошенничества в благотворительности Светлана Машистова.

Методики у мошенников от зоозащиты те же самые, что и у любителей зарабатывать на больных детях. Чем ужаснее выглядит существо на фото — тем лучше. Собака с торчащими сквозь гнилое мясо костями позволяет собрать куда больше денег, чем милый щенок.

«С животными работает точно такая же схема, как и с детьми: напугать потенциального жертвователя и „доить“. Но если с детьми люди откупаются от страха, что беда придет в их семью, в случае с животными это чистая игра на „мы не такие, как живодеры, обидевшие зверика, поэтому мы должны“. И именно на желании помочь, сберечь, позаботиться и паразитируют „зооспасюки“», — рассказывает Машистова.

Так что в Сети можно легко найти фотографии животных с оторванными конечностями, тяжелейшими травмами и соматическими заболеваниями, которые, если по-хорошему, вообще-то — показания для усыпления. Разлагающиеся раковые опухоли тоже могут быть найдены в большом количестве. У меня есть похожие фотографии с „человеческих“ сборов, но там их появление было скорее жестом отчаяния, когда уже всем, и даже самому больному, понятно, что конец близок. А собачек выдают за живеньких, бодреньких и легко спасаемых, — уточняет собеседник «Ридуса».

Нанятые копирайтеры строчат под этими фото слезливые тексты, в конце которых указаны все возможные способы денежных переводов.

Деньги текут рекой, а несчастного «героя» сбора можно даже не лечить, протянет подольше — хорошо, а если и помрет — не беда. Заранее сделанные фото позволяют стричь бабки и после смерти, а в нужный момент животное «уходит за радугу», уступая место новому герою. «Мы так старались, но не смогли».

«Когда речь идет о животном, то собирать на его лечение и не лечить — совершенно законное мероприятие. Собака или кошка — это имущество, так что как им распоряжаться, решает владелец. Хочет — „спасает“ собаку с терминальной стадией рака и упорно продлевает ее мучения. Хочет — усыпляет. Хочет — просто собирает деньги, и всё. При этом если больного ребенка надо где-то еще найти, то с бездомными больными собаками таких проблем нет вообще. Ну, а если история еще и освещена СМИ, то к кураторам, как называют себя собиратели на собачек, и вообще пришло счастье. Например, в Питере на собаку, искалеченную живодерами, за самое короткое время было собрано больше полутора миллионов рублей. А как только денежный поток начал иссякать, собачка тут же сдохла, а деньги растворились в пространстве», — говорит эксперт.

Фантазия сборщиков практически не ограничена. Деньги собирают на отправку четвероногих за границу, протезы для кошки, оставшейся без всех лап и хвоста, лечение онкологического заболевания в последней стадии. Тех, кто отмечает, что любой адекватный человек давно бы избавил животное от страданий, клеймят фашистом и отправляют в вечный бан.

Зооосвенцим и океаны любви

Прикрываясь заботой о животных, псевдозоозащитники отправляют несчастных хвостатых в настоящие концлагеря. История приюта БАНО «Эко» была у всех на устах, но до федеральных СМИ доходят только совсем уж вопиющие случаи. Подавляющее же большинство историй остается за кадром: масштабы не те.

Настоящие зоозащитники заботятся о своих животных. У них четвероногие живут в просторных вольерах, проходят карантин и тесты на всякую заразу, вроде иммунодефицита или лейкоза у кошек. Такие люди прислушиваются к мнению лечащего врача, вакцинируют и дегельментизируют питомцев, соблюдают назначенные диеты, отчитываются как о собранных финансах, так и об умерших животных, помочь которым было нельзя.

Животные же, угодившие в руки мошенников от зоозащиты, чаще всего попадают в настоящий ад с тесными клетками, очагами всевозможных инфекций и отсутствием необходимого ухода.

Самый ужас заключается в том, что нередко такие мини-бухенвальды для животных люди устраивают из лучших побуждений, от большой любви. Скорее всего, каждому в жизни встречался человек, приютивший дома десятка полтора кошек и несколько собак. Для зоожуликов такие люди — настоящий клад.

В марте на всю страну прогремела история: подопечных фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» лишили родительских прав на четверых детей. Причина в полной антисанитарии. В обычной «панельке» помимо людей обитали около полусотни животных: два десятка собак, двадцать четыре кошки, дегу и множество кроликов.

Утверждалось, что животных этих из-за своей огромной любви с улицы привела Надя, мать семейства. Увы, это лишь часть правды. Знаменитую на всю страну зловонную квартиру использовали в качестве черной передержки те самые мошенники от зоозащиты.

«Мне показалось странным, что санитарка, тяжело работающая в онкодиспансере, где-то находит время искать и приводить в дом больных животных. Мои подозрения подтвердил знакомый заводчик кавказских овчарок. Он сразу опознал по описанию квартиры классическую черную передержку», — рассказывает Светлана Машистова.

«Животных, подобранных на улице, далеко не всякий человек рискнет привести к себе. Уличные звери больны, так что могут заразить домашних питомцев самого добряка. Зоошиза это учитывает. Поэтому место, куда можно привести животное прямо с улицы, без карантина, без анализов, без обработки против паразитов, — это очень ценное место для собирателей. И вот квартира Нади и была такой черной передержкой. Самое жуткое, на мой взгляд, что именно люди, помогавшие семье, познакомили Надю с зооволонтерами и, по сути, обеспечили постоянный поток животных», — продолжает рассказ Машистова.

«Дальше я пошла на форум „Пес и кот“ и обнаружила несколько тем с обсуждениями этой истории. Часть из них уже удалена из общего доступа. И оказалось, что безотказностью Нади пользовались вовсю: ей не просто поставляли животных, но и осуществляли сбор на их содержание. В частности, в одной из историй упоминается некая Армине Атабекова, даются номера ее телефона и яндекс-кошелька. Вопрос, сколько из собранного дошло до Нади, фактически заботившейся о собаках, остается открытым. Самое ужасное, что люди продолжали приводить Наде животных, зная, насколько ужасные условия у нее дома, и понимая, что 50 животных в квартире — это издевательство, а не помощь. Даже помойка лучше и безопаснее», — поясняет эксперт в сфере мошенничества в благотворительности.

Корреспондент «Ридуса» Кирилл Копыток попытался задать ряд вопросов зоозащитникам, курировавшим семью Надежды. Внятных ответов он получить не смог — только странные звонки от незнакомых людей.

«Звонившие представлялись юристами Армине. С упорством, достойным лучшего применения, они пытались выяснить цель моей работы, кто заказал материал, сколько за него заплатят — и так далее. После нескольких ночных разговоров удалось выяснить, что звонившие на самом деле пытались отговорить меня от интервью с Надеждой. „И вы собираетесь мучить бедную женщину?“ — спросила как-то одна из „представителей Армине в суде“. Судя по всему, они хотели выиграть немного времени, чтобы поговорить с ней раньше меня и дать „правильные“ установки перед общением с прессой», — пояснил Копыток.

«Это не спасение и не помощь животным. Это издевательство над ними, над их природой. Это психическое заболевание — брать в дом больше животных, чем ты можешь обеспечить не только едой, но и пространством и вниманием. В США и Западной Европе собак бы просто изъяли у такого человека с полицией и после следили бы, чтобы данная семья никогда не завела бы ни одно животное. Изъятых собак попытались бы социализировать, если же это оказалось бы невозможным — гуманно усыпили. Потому что нельзя пристраивать животных, которые не выходили на улицу несколько лет подряд, которые привыкли справлять нужду в квартире. Но мы живем в России, и у нас зоошиза вытащила этих собак с передержки и уже пристраивает. Собаки при этом окусываются — они боятся людей, боятся улицы», — говорит Сергей, заводчик кавказских овчарок, владелец питомника.

Комментарий он согласился дать на условиях анонимности: зоорадикалы известны своим агрессивным поведением.

«Было нападение на Светлану Антонову, когда она выступала против программы ОСВ (отлов — стерилизация — возврат). Зоорадикалы тогда бесновались, писали ей многочисленные угрозы, говорили, что обольют кислотой. В итоге облили кефиром. Полиция на это никак не реагировала, просто смотрела. Одного росгвардейца потом по нашему заявлению уволили из-за бездействия», — говорит инструктор-дрессировщик Людмила Рытикова.

«Во время противостояния по закону о притравочных станциях разбили стекла в машине Наталье Егрищиной, потом то же самое они проделали с автомобилем Максима Парфирьева, когда мы выступали против создания списка опасных пород, — продолжает собеседница „Ридуса“. — Потом опять досталось Светлане Антоновой: чтобы она не поехала на заседание Верховного суда, ей прострелили лобовое стекло».

Самое удивительное, что столь горячая любовь к животным избирательна. Зоорадикалы сумели найти нежелательный элемент среди четвероногих — породистых кошек и собак.

Этим созданиям и их заводчикам, а также любителям отдельно взятых пород они сулят всевозможные адские кары, призывая держать в качестве домашних питомцев лишь «дворян». В этом их главное отличие от зоожуликов, предпочитающих, наоборот, именно породистых животных. Причина — в следующем материале.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)