Хамон не пройдет: почему ввоз продуктов частниками все равно запретят

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Еду, которую россияне привозят из зарубежных поездок, будут конфисковывать и уничтожать, предлагает Минсельхоз.

Такие поправки к закону «О ветеринарии» министерство обосновывает опасностью завоза в страну заразных болезней.


Если еда не сдается, ее уничтожают

Под уничтожение могут подпасть пищевые продукты в ручной клади, багаже и почтовых отправлениях, ввозимые для личного пользования из стран, не являющихся членами ЕАЭС, без разрешения и без ветеринарного сертификата страны отправления.

Исключение вводится для продукции животноводства в заводской упаковке весом до пяти килограммов на одного человека, но при условии эпизоотического благополучия страны производителя.

Предложение Минсельхоза стало уже второй попыткой за две недели ограничить ввоз импортной еды в Россию.

В конце апреля Национальная мясная ассоциация обратилась к вице-премьеру Алексею Гордееву с просьбой запретить ввоз в Россию из-за границы мясной продукции и сыров для личного потребления. И эта просьба встретила поддержку в Минсельхозе и Россельхознадзоре.

Импорт мясной, молочной и других видов продукции из ЕС, США, Канады, Австралии и других стран Россия запретила еще в 2014 году, но при этом у россиян оставалась «форточка» в виде тех самых пяти килограммов в личном багаже.

Среди самих россиян подобные предложения, однако, воспринимаются крайне болезненно: в соцсетях даже пытались призвать к бойкоту компании «Мираторг», руководитель которой Виктор Линник заявил, что думать о хамоне и пармезане непатриотично.

При этом запрет на ввоз еды из-за границы практически не имеет экономического смысла, учитывая, что объемы такого импорта ничтожны: по данным Национального агентства финансовых исследований, в 2018 году за рубеж выезжал только каждый десятый россиянин — это втрое меньше, чем годом ранее.

Эти ваши пармезаны

Тем не менее в предложениях Минсельхоза и НМА есть четкий экономический смысл, полагает бывший замминистра сельского хозяйства Леонид Холод.

Число россиян, которые ввозят еду из стран ЕС, составляет от силы 5% населения, то есть рынок такой продукции в России маргинальный, нишевый. В масштабах общего национального продуктового рынка частный импорт роли не играет никакой, — сказал он «Ридусу».

Но ничтожный в национальном масштабе, этот импорт оказывается весьма заметным в масштабах своей ниши: ведь маленькие абсолютные цифры могут в процентом отношении быть далеко не маленькими в «кругу посвященных».

Все эти продукты, которые у нас почему-то стали обозначать общим словом „хамон“, в России представлены в меню крайне ограниченного круга потребителей: они недешевые, и уже поэтому доступны только отдельным гурманам. И вот те отечественные производители, которые изготавливают аналоги хамона и пармезана, очень болезненно относятся к тому, что на их монополию кто-то покушается, — объясняет Холод.

Ссылки на опасность завоза вместе с европейскими продуктами африканской чумы не выдерживают критики, считает он.

Покажите мне человека, который приволочет с собой из загранпоездки сырую свиную ногу. То, что туристы привозят, переработано и упаковано так, что ни одна бактерия не выживет. При этом те же эпизоотии можно ввезти в Россию на колесах автомобилей, если они проехали по дороге между зараженными полями или фермами, — говорит эксперт.

Болезненная реакция таких производителей на «пять кило хамона» связана еще и с тем, что даже такой ничтожный по объемам импорт все равно подрывает их позиции — не по количественному признаку, а по качественному.

Пока реальные европейские продукты присутствуют в России, потребитель всегда может сравнить вкусовые качества пармезана, произведенного в Италии, и продукта под тем же названием, произведенного в Истре. То есть российским сыроделам и мясоделам важно, чтобы потребителю было не с чем сравнивать их продукцию. Ведь тогда очень скоро потребителю можно будет впарить любой продовольственный „дженерик“ с этикеткой знаменитого бренда, и проверить, насколько „хамон“ в самом деле является тем, за что его выдают, будет невозможно, — заключает эксперт.

С этим полностью согласен и технолог мясной промышленности с 30-летним стажем Борис Рябинкин. Он считает, что за последними инициативами продуктового лобби стоит групповой эгоистический интерес российских производителей.

У нас производители мясных полуфабрикатов и прочей мясопродукции не могут честно конкурировать по качеству с западными мясопроизводителями. Качество российской мясной и молочной продукции просто несравнимо с зарубежными наименованиями. И это наводит на подозрения, что эпизоотии — только предлог, — сказал он «Ридусу».

Хотя запрет на ввоз в личном багаже продуктовых товаров запрещен во многих странах мира, ссылки на этот опыт также притянуты за уши — поскольку в США, Канаде, Британии такие продукты можно купить в свободном доступе, и везти туда хотя бы даже гречку и соленые огурцы нет смысла: в том же Лондоне любимую россиянами еду можно купить, например, в магазине «Калинка» на улице Bayswater. 

Око за око, хамон за хамон

Когда вводились антисанкции, никто, очевидно, не просчитывал, как это отразится на продовольственном рынке страны, полагает академик РАСХН заместитель вице-президента РАН по сельскому хозяйству Юрий Лачуга.

Контрсанкции ведь вводились по принципу „око за око“, а не с целью поддержки отечественного сельхозпроизводителя. То есть, конечно, предполагалось, что импортозамещение поможет российскому сельскому хозяйству, которое достаточно сильное, чтобы „достойно“ ответить на западные пощечины, — сказал он «Ридусу».

В реальности дела пошли совсем не в ту сторону, как это мыслилось авторам антисанкционной политики.

Российские власти, вероятно, посчитали, что раз они избавили отечественного сельхозпроизводителя от иностранной конкуренции, то дела у того сами собой пойдут в гору. И вышло так, что сейчас господдержка аграриев в России находится на еще более низком уровне, чем это было в советское время,— сокрушается академик.

По его словам, качество отечественной пищевой продукции не выдерживает критики не потому, что российские сыроделы не знают, как изготовить нормальный сыр, а потому, что нехватка качественного сырья вынуждает их добавлять в «сырный продукт» заменители «растительного происхождения» (как стыдливо они именуют пальмовый жир и кокосовое масло).

Чтобы российские продукты по качеству сравнились с европейскими, надо вкладывать в сельское хозяйство такие же средства, какие вкладываются в него в Европе и США. Надо, чтобы корова давала больше молока и чтобы самих коров было больше. Чтобы с гектара поля у нас собиралось столько же урожая, сколько у них. Сделать это за несколько лет невозможно, — напоминает эксперт.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)