Генералы несчастливых карьер: три самых неудачливых полководца

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Фортуна зачастую бывает жестокой по отношению к весьма достойным людям. Судьба многих военачальников России убеждает в этом со всей наглядностью. Всех, кому не посчастливилось добиться того, чего они, безусловно, заслуживали, даже упомянуть, наверное, нереально. Но три талантливейших полководца, чья судьба сложилась совсем не так, как могла бы, выделяются на фоне остальных.

Именно о великих «неудачниках» российской военной истории и пойдет речь ниже. И первый в ряду тех, кому не посчастливилось при жизни, — отважный князь Багратион.


Багратион

Судьба действительно была немилосердной к прославленному полководцу. И далеко не только на поле брани, но и в личной жизни. Причем в делах сердечных роковую роль сыграли императоры России Павел I и Александр I. Один заставил князя жениться на взбалмошной красавице Е. П. Скавронской, которая не любила князя и откровенно игнорировала его, а второй лишил его возможности связать себя узами брака с сестрой императора Екатериной.

В боевых условиях Багратиона тоже не щадили: А. В. Суворов и потом М. И. Кутузов ставили части под его командованием на самые важные и, соответственно, самые опасные участки. Когда нужно было прорываться из окружения, Багратион возглавлял авангард, когда надо было отойти под натиском превосходящих сил противника, он командовал отступающим последним арьергардом. С задачей он при этом каждый раз справлялся.

Настоящее чудо явила стране и миру 2-я русская армия под его командованием, которой пришлось сыграть в настоящие кошки-мышки с несколькими корпусами французской армии во время отступления в 1812 году.

Наполеон стремился первым делом уничтожить именно багратионовские части, зная, что они меньше тех, которыми руководил Барклай-де-Толли. В результате погони не на жизнь, а на смерть, когда казалось, что вот-вот мышеловка захлопнется, армии Багратиона все-таки удалось ускользнуть от неприятеля.

И вот тут вроде бы фортуна наконец повернулась лицом к боевому генералу, сбылась его мечта — дать наполеоновским агрессорам генеральное сражение. Вместо не желавшего рисковать Барклая главнокомандующим был назначен М. И. Кутузов, который не мог противиться воле двора и всего народа. Битву под Бородино он, как и мечтал эмоциональный Багратион, дал, но в самой неудачной для него конфигурации. Его армия оказалась на левом фланге, на который Наполеон бросил свои основные силы.

В результате дело могло закончиться катастрофой, если бы не отчаянное мужество Багратиона и его подчиненных. Они сражались и за себя, и за тех, кто стоял правее практически все сражение без активного участия в нем.

Поэтому не будет преувеличением сказать, что ничья под Бородино завоевана в основном кровью и потом бойцов Багратиона (хотя, конечно, не только), а также жизнями многих из них, в том числе их несчастливого командира. Он, как известно, был смертельно ранен и через две недели скончался в тылу. Похороны его прошли весьма скромно. Современники, к сожалению, не увидели и не оценили в полной мере ту великую роль, которую сыграл Багратион в защите Отечества в 1812 году. Должные почести ему воздали уже благодарные потомки.

Брусилов

В этом смысле А. А. Брусилову не повезло еще больше. Служить ему пришлось в донельзя ослабленной царской России. Именно этот щупленький на вид генерал едва не превратил ее летом 1916-го в триумфальную в ходе Луцкого прорыва австро-венгерского фронта, позднее названного в его честь.

Но даже в момент этого торжества его полководческого таланта Брусилову не повезло — соседние фронты никакой поддержки его Юго-Западному не оказали, и казавшееся фатальным для Австро-Венгрии наступление победоносным в полной мере для русской армии не стало. Скорее наоборот, приблизило трагическую развязку для Российской империи в виде добившей ее Февральской революции.

Потом на несчастного генерала повесили буквально всех собак, превратив его в козла отпущения после неудачи с наступлением 1917 года. В изначально обреченном наступлении, когда разложение армии приняло буквально катастрофические масштабы.

Во время Октябрьской революции А. А. Брусилов едва не стал одной из жертв. Он был заподозрен в работе на британскую разведку. Однако потом был отпущен и, более того, стал советником при РККА. Самый талантливый, пожалуй, из царских генералов присягнул советской власти.

Это был мудрый шаг тонкого стратега — таким образом он собирался служить не большевикам, а России, пусть даже и не близкой ему Советской. В результате его примеру последовали десятки тысяч бывших царских офицеров.

Попытался Брусилов спасти и тех, кто оказался по другую сторону фронта. Он подписал воззвание к белогвардейцам в Крыму с предложением под гарантии безопасности сдаться Красной армии. В итоге многие из них были репрессированы — однако неясно, то ли это случилось из-за нестыковок в большевистских штабах, то ли пожилого военачальника просто обманули.

Как бы там ни было, выбору своему он остался верен. Тем более что Советская Россия вынуждена была сражаться с интервентами из 14 государств, а в 1919—1921 годах вести полномасштабную войну с Польшей.

Ватутин

Не менее трагической, чем у Багратиона, была судьба и у генерала Ватутина.

Если сподвижник А. В. Суворова был смертельно ранен в жесточайшей и упорной битве, то Николай Федорович погиб по трагической случайности и собственной роковой ошибке. Он зачем-то поехал не по главной дороге по тылам своего фронта, а наперерез, да еще и на ночь глядя. В результате генерал вместе с сопровождающими попал в бандеровскую засаду. А дальше, как полагает дочь генерала Елена Николаевна Ватутина, пал жертвой врачебных ошибок, которые довели относительно легкое сквозное ранение до гангрены и смерти прославленного военачальника.

Ватутин не был обласкан при жизни. Звания Героя Советского Союза он удостоился лишь в 1965 году. Во время войны этому помешал, по вполне логичному предположению его дочери, контрудар группировки Манштейна в конце 1943-го, едва не приведший советские войска к повторной потере Киева.

Да и к его рекомендациям далеко не всегда прислушивался И. В. Сталин. Именно Н. Ф. Ватутину принадлежит подготовленный накануне начала Великой Отечественной войны набросок плана упреждающего удара, который высшее руководство СССР не поддержало. Впрочем, в данном случае правильно, что не поддержало. Равно как и относительно сходной инициативы Николая Федоровича о превентивном наступлении Красной армии под Курском в 1943 году. Вряд ли кто-то возьмется утверждать, позволило бы это победить врага меньшей кровью и быстрее или, наоборот, все как раз обернулось бы куда большими потерями, а то и катастрофой. История, как часто отмечают авторы в статьях на историческую тему, не имеет сослагательного наклонения.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)