Можно ли победить терроризм в современном мире

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

В конце минувшей недели мир потрясла трагедия в Новой Зеландии. И не только достаточно большим числом жертв. Для многих неожиданным оказался выбор мишени: под ударом оказалась вполне миролюбивая страна, без глобальных политических амбиций, больше известная своими кинематографическими пейзажами и сытой размеренной жизнью. Это наглядно доказывает, что терроризм — проблема действительно планетарного масштаба и никто от нее не застрахован.

По стечению обстоятельств именно в тот день, когда стало известно о расстреле десятков людей в новозеландских мечетях, в пресс-центре «Россия сегодня» прошел давно запланированный круглый стол, посвященный теме современного терроризма. Его участники пытались ответить на вопросы о том, что представляет собой это явление сегодня, можно ли победить терроризм в нынешних условиях и достаточно ли для этого только силовых методов.


Многоликий и неопределенный

Современный терроризм многолик, и одна из главных проблем заключается в отсутствии единого для всех стран определения данного понятия, отмечают эксперты. Разница формулировок порождает ситуацию, когда одно государство считает какую-либо группировку террористической, а другое ее, напротив, поддерживает. Каждый при этом исходит из своих узконациональных геополитических интересов.

Но, по сути, все трактовки сводятся к одному: терроризм — это вариант политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия. Цель — добиться желаемого для террористов эффекта: революции, дестабилизация общества, развязывания войны и т. д.

Терроризм — не просто основанное на насилии орудие социальной, идеологической, политической, религиозной борьбы, но прежде всего способ воздействия на государственную власть или на народ. Главная цель — изменить государственную политику, вынудить власть совершить шаги в пользу инициаторов терроризма или заставить народ сменить власть, — сказал президент Ассоциации российских дипломатов Погос Акопов.

По его словам, за кажущимся многообразием скрыты всего лишь два способа такого насилия: должны гибнуть или подвергаться устрашению либо сами носители власти, либо простые граждане, непричастные к государственной политике. Впрочем, сегодня террористы и сами пытаются проникнуть во властные структуры разных стран или заиметь там своих агентов, чтобы влиять на политику не только оружием, но и интригами.

© youtube.com

Современное политическое устройство мира само по себе никак не способствует борьбе с терроризмом, посетовали эксперты. Радикальные идеи всегда найдут лазейку в умы людей (особенно молодых) там, где существует неравенство.

Я считаю, что в обозримом будущем победить терроризм, искоренить террористическую идеологию не представляется возможным. Для этого нужен новый миропорядок, в котором нет изгоев как среди государств, так и среди народов, нет падающих экономик и растущей пропасти между богатыми и бедными, нет такого положения, когда 90% мировых богатств принадлежат 10% населения. Угроза глобального терроризма — симптом крайне опасной фазы неустойчивого развития человечества, — предупреждает вице-президент Фонда общественной дипломатии Александр Бердников.

Ни одно государство в мире не в состоянии справиться с терроризмом в одиночку, требуются скоординированные усилия всех заинтересованных игроков. Для начала необходимо создать то самое единое законодательство, определяющее, что такое терроризм и его угрозы. Но в текущих условиях, когда вместо борьбы с общими угрозами государства воюют друг с другом, это выглядит утопией. Так что вряд ли стоит удивляться, что, несмотря на все громкие заявления, международной системы борьбы с терроризмом до сих пор не создано и эффективных методов борьбы не выработано.

Тридцать дивизий террористов

В настоящее время реальных предпосылок изменения ситуации к лучшему в плане международного отпора терроризму нет, считает помощник заместителя председателя Совета Федерации, посол Андрей Бакланов. Те инструменты, которые были созданы после атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке в 2001 году, не функционируют. Процесс идет совершенно обратный тому, что должен быть, и ситуация крайне неудовлетворительна.

© visualhunt.com

По словам эксперта, сегодня существует 820 международных террористических организаций, а общую численность боевиков можно оценить приблизительно в 300 тысяч человек. Из них ровно половина (150 тысяч) — из арабских стран, еще примерно 70 тысяч — из региона, в который входят Афганистан, Пакистан и т. д. (это второй по значению центр международного терроризма). Нет четкой картины по Южной Азии, довольно туманная ситуация в Индонезии, откуда поступает неоднородная информация.

То есть это 30 полностью укомплектованных дивизий. При этом для совершения громкого теракта, о котором все будут говорить, достаточно трех человек, — напоминает политолог.

Фактически создан огромный террористический механизм, и неизвестно, что еще этот монстр натворит, с учетом того, что сейчас он во многом спящий. Процесс подъема международного радикализма свою максимальную точку прошел, полагает эксперт.

По его мнению, сейчас в террористических рядах идет мучительная переоценка ценностей после ряда крупных поражений, в первую очередь, конечно, в Сирии. Не исключено, что к власти в этих организациях придут люди, которые изначально критиковали идею выхода из подполья и создания «Исламского государства» (запрещено в РФ). Для всего мира это будет означать дальнейшее ухудшение ситуации, считает политолог, поскольку проще бить по массовым скоплениям боевиков с помощью военно-воздушных сил, чем пытаться ловить их поодиночке в самых разных странах.

Человеческие ресурсы терроризма слишком велики, чтобы можно было надеяться на их скорое истощение в результате успешно проведенных военных и финансовых операций. Не приходится сомневаться в способности терроризма к самопроизводству. Именно это заставляет правительства многих стран искать альтернативу военным средствам борьбы с терроризмом, — отмечает Акопов.

Касается каждого

Полностью остановить террор в текущих условиях невозможно, но минимизировать, ограничить его деятельность, загнать в угол все-таки можно, утешают участники дискуссии. И в этой связи они подчеркивают важность профилактической работы, в первую очередь среди молодежи. Причем заниматься этим нужно не в фестивальном или пожарном порядке, а в ежедневном режиме. Необходимо также повышение уровня культуры, образования, трудовой занятости.

© youtube.com

Да и общество в целом относится к вопросам противодействия терроризму отстраненно, считая это заботой в основном госорганов и спецслужб. Как показывают социологические исследования, среди тех, кто вызывает у россиян отрицательные чувства, террористы занимают лишь 30-е место. На 31-м месте — хулиганы.

Вопросы терроризма и радикализма также оказываются на последних позициях в исследованиях ВЦИОМ о вещах, которые больше всего беспокоят население. С одной стороны, это говорит о том, что эффективность действий силовых органов возрастает, но с другой, свидетельствует, что опасность этого явления все-таки недооценивается.

Работа по профилактике терроризма должна быть адекватно распределена на органы власти, спецслужбы и гражданское общество. Нужно дать понять людям, что от их активности и сотрудничества с профильными структурами будет зависеть система предотвращения терактов, — призывает член президиума Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям, заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН Владимир Зорин.

Вместе с тем он отмечает, что недоверие граждан вполне объяснимо: были времена, когда это сотрудничество становилось инструментом сведения счетов с оппонентами. Поэтому необходимо заново выстраивать доверительные отношения между силовыми структурами, особенно на нижних уровнях, и общественными институтами.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)