Птица-«Тройка»: чем грозит новый офшорный скандал

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Расследование разветвленной системы офшорных компаний в экосистеме «Тройка Диалог», которое обнародовал проект по борьбе с организованной преступностью и коррупцией OCCRP, вызвало широкий резонанс в тех странах, которые в расследовании упомянуты (в частности, Британия и Австрия).

Сам факт публикации моментально уронил стоимость акций одного из упомянутых в ней банков, Raiffeisen Bank, почти на 11%. Но в Кремле, который в документе называется основным бенефициаром этой схемы, как-то реагировать на расследование OCCRP сочли ниже своего достоинства.


Представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что опубликованные сведения не входят в повестку дня главы государства.

Всего с 2005 по 2011 год через счета, подконтрольные «Тройке Диалог», прошло почти 4,5 миллиарда долларов. В 2012 году «Тройку» купил Сбербанк.

Transparency International после публикации расследования OCCRP направила британским регуляторам обращение с призывом проверить обстоятельства поглощения Сбербанком «Тройки Диалог».

В Сбере на это отреагировали так же, как в Кремле: «Факты, изложенные в статье, не имели и не имеют отношения к Сбербанку».

Не пойман — не вор

Прямо обвинять «Тройку Диалог», ее структуры и упомянутых в расследовании лиц в каких-то преступлениях было бы слишком поспешным, сказал профессор Финансового университета Борис Хейфец.

Та деятельность, которую обнародовала OCCRP, законами не запрещена. Сомнительно, что почти восемь десятков компаний „Тройки“ были созданы исключительно с целью уклонения от уплаты налогов. Но чем сложнее система, тем вероятнее в ней могут происходить какие-то сбои. В экосистеме размера „Тройки Диалог“ найти какие-то нарушения, наверное, не составляет труда, — говорит он.

Российские правоохранительные органы с большой долей вероятности проигнорируют расследование OCCRP, прогнозирует партнер юрфирмы DS Law Олег Пономарев.

Отмывание денег — вообще очень обтекаемое понятие. Простое перечисление тех или иных транзакций никоим образом не эквивалентно утверждению, что они были незаконными, — сказал он.

Точно так же журналистское расследование, даже самое блестящее, каковым является доклад OCCRP, никоим образом не является «черновиком» обвинительного заключения.

Правоохранительные органы тех стран, граждане и компании которых в этом расследовании упоминаются, могут начать собственные следственные действия в их отношении. А могут и не начать — ведь почти за два десятилетия с момента создания „Тройки“ ее деятельность не вызывала подозрений у финансовых и налоговых регуляторов, — говорит юрист.

Даже если следователи, которым попадет в руки доклад борцов с коррупцией, и решат начать проверку деятельности аффилированных с компаниями Рубена Варданяна фирм, скорее всего, больших успехов они не добьются.

Это является еще одним аргументом в пользу предположения, что докладу OCCRP суждено остаться образцом превосходной расследовательской журналистики, но не более того. И объяснением, почему у правоохранителей не загорелись глаза от возможности открыть множество громких уголовных дел.

Деятельность, о которой в расследовании идет речь, прекратилась более шести лет назад. За это время по каким-то нарушениям, если даже таковые имели место, могли истечь сроки давности, поезд ушел. В других случаях закрылись фирмы, совершавшие подозрительные сделки. Сама „Тройка Диалог“ давно поглощена Сбербанком. То есть привлекать к ответственности может быть некого, — объясняет свой прогноз Пономарев.

Инвестбанк в мешке

К чести OCCRP надо заметить, что сами авторы расследования не берут на себя роль судей и прокуроров. В документе многократно подчеркивается, что на данном этапе у журналистов нет прямых улик или доказательств, что раскрытые ими финансовые операции нарушали те или иные законы.

По мнению гендиректора Центра политической информации Алексея Мухина, расследование OCCRP является «артподготовкой» для введения новых санкций против очередной группы российских деятелей.

Это уже хорошо обкатанная за десять лет схема. Сначала „независимая“ НКО на американские деньги расследует деятельность той или иной российской организации и публикует „разоблачения“. А уже этот юридически ни к чему не обязывающий доклад служит основанием для того, чтобы США предпринимали формальные меры против названных в нем юридических и физических лиц, — говорит он.

По словам политолога, этот механизм был задействован в процессе принятия в США «Акта Магнитского».

Я совсем не удивлюсь, если через какое-то время Конгресс США примет, условно говоря, „Акт Варданяна“. Доклады, подобные тому, что обнародован OCCRP, служат своего рода „мешком“, куда можно сложить любое содержимое, и американцы не преминут этим мешком воспользоваться, — говорит Мухин.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)