Раскрыты неизвестные факты о псковской журналистке, оправдывавшей терроризм

Светлана Прокопьева © profjur.org

Светлана Прокопьева © profjur.org

В ноябре минувшего года в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» экс-главред «Псковской губернии» и корреспондентка сайта «Радио Свобода» Светлана Прокопьева высказала мнение о причинах теракта у здания ФСБ в Архангельске.

Прокопьева заявила, что поступок 17-летнего студента политехнического техникума был вызван репрессивными действиями политического режима и чувством «безнадежности», распространенным среди российской молодежи. Самого подростка журналистка сравнила с народовольцами XIX века, а подрыв здания — поступком, «лучшим, чем любая колонка политолога или отчет Хьюмен Райтс Вотч».


Это высказывание Прокопьевой послужило поводом для начала уголовного преследования, так как, по мнению правоохранителей и экспертов-лингвистов, оно содержит признаки оправдания терроризма и оправдания террористической деятельности.

В поддержку журналистки выступили упомянутая ранее Международная правозащитная организация Human Rights Watch и «Репортеры без границ», а также Профсоюз журналистов и работников СМИ России. Кроме того, накануне в псковском гайд-парке прошел митинг в защиту Прокопьевой, организованный депутатом Псковского областного собрания от партии «Яблоко» Львом Шлосбергом.

Тем временем, коллеги и знакомые Прокопьевой раскрыли неожиданные подробности о личности журналистки и методах ее работы.

Журналистика, которую мы заслужили

Известно, что американская медиакомпания «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» запрещает своим сотрудникам — в том числе, внештатным корреспондентам — участвовать в политической и партийной деятельности. Тем самым компания декларирует свою беспристрастность при подаче информации. Впрочем, Прокопьевой это правило не касалось.

Журналистка является активным участником оппозиционного движения Псковской области. Она является сотрудником Псковского штаба блогера Алексея Навального: Прокопьева неоднократно подавала заявки на проведение политических митингов и акций, вела аккаунты в социальных сетях, а также выступала в качестве спикера в СМИ.

Член Общественной палаты Псковской области, председатель Союза женщин России Наталья Никифорова называет такой подход непрофессиональным и неприемлемым.

«Совершенно непонятно, как можно в своей деятельности смешивать журналистику и политику. Нужно делать выбор, иначе СМИ будет использоваться как некий ресурс для решения совершенно других задач. В этом часто упрекали Льва Шлосберга, который также использовал газету „Псковская губерния“ как рупор партии „Яблоко“. Я считаю, что это совершенно неправомерно», — отметила Никифорова в беседе с «Ридусом».

У журналистской Фемиды на одной чаше весов свобода слова, а на другой — ответственность. Если этого баланса не будет, ни о каком профессионализме речь не идет.

Не менее занимательно выглядит и другой вид деятельности в исполнении Прокопьевой: работая в команде Навального, который строит свою кампанию на антикоррупционной повестке, журналистка не упустила возможности приложиться к «государственной кормушке».

Социология, которую мы заслужили

Наряду с журналистикой Прокопьева активно занималась социологическими исследованиями, возглавляя некоммерческое партнерство «Бюро социальных технологий». Не так давно «Бюро» оказалось в центре громкого коррупционного скандала, отрабатывая социологию для областной администрации.

В 2013 году организация Прокопьевой выступило в качестве основного подрядчика государственного предприятия Псковской области «Институт регионального развития»: судя по имеющимся в распоряжении редакции договорам, было заключено четыре контракта на несколько миллионов рублей, в рамках которых «Бюро» должно было составить информационную базу достоверных данных об общественно-политической ситуации в регионе. Забегая наперед — ничего хорошего из этого сотрудничества не вышло.

О специфическом подходе Прокопьевой к социологическим исследованиям вспомнила Наталья Никифорова, которая присутствовала на одной из презентаций «Бюро» того времени: «Сказать, что я была удивлена — это ничего не сказать».

Проводилась презентация социологического исследования, посвященного гендерным вопросам. Вопросы, указанные в анкете «Бюро» ввели меня в недоумение. Для того, чтобы выяснить, кого жители региона считают главным в доме, социологи задавали такие вопросы: «Кто в вашей семье открывает шампанское?» «Кто моет туалет?» — и так далее. Мне, изучавшей социологию в университете, было понятно, что все это исследование делалось «на коленке», в нем не было ни адекватных вопросов, ни возрастных групп. Возник вопрос: а за что область деньги заплатила?

Аналогичный вопрос позже возник и у Счетной палаты Псковской области: позже будет установлено, что «Бюро» Прокопьевой завышало количество выполненных интервью, не предоставляло опросные листы, игнорировало требования техзадания по географии исследований и так далее — что не мешало «социологам» получить полную выплату по всем заключенным контрактам. Все дело в том, что учредителем «Бюро» выступал сотрудник государственного «Института регионального развития» Дмитрий Лебедев, а проведением процедур рассмотрения и оценки котировочных заявок занималась его супруга Ирина Вредова.

«Мне грозит семь лет за то, что я просто делала свою работу, — заявила Прокопьева в ходе митинга в свою поддержку. — Я продолжаю настаивать, что эта история не только про меня, но и про свободу слова. Эта печальная история — результат в том числе недостаточной свободы слова, отсутствия дискуссии, давления только одного мнения. Это все — кирпичики в общей стене нашей судьбы».

Такая вот печальная псковская история: о «свободе слова» и «нашей судьбе» больше других печется ангажированная журналистка, участвовавшая в схемах распила государственных средств.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)