Русская Америка: если бы история пошла по другому пути

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Ново-Архангельск, Елизаветинская крепость, село Костромитиновское…

Они существовали на карте России, когда та имела совсем иные очертания. Сейчас их можно найти только на карте Соединенных Штатов. Ново-Архангельск — на Аляске, Елизаветинскую крепость — на Гавайях, а село — или «ранчу» Костромитиновское — в штате Калифорния. 

«Русская Америка» осталась в прошлом. 

А ведь, существуй она сейчас, геополитическая ситуация в мире была бы совершенно другой.


Про Аляску все знают: экспедиция Дежнева обнаружила ее еще в семнадцатом веке, а в восемнадцатом там начали селиться русские люди. Столицей поселения был Ново-Архангельск, русские мирно соседствовали с алеутами — местными индейцами, добывали вместе с ними морского бобра калана и поставляли пушнину на родину. Ну а в 1867 году Аляска была продана США, после чего янки и обнаружили там золото. Обидная история.

Но, кстати, это не единственный досадный случай в освоении Америки русскими.

Самым южным русским поселением в Америке была крепость Росс, основанная в 1812 году. Сейчас ее принято называть Форт-Росс — это дословный перевод с английского языка. 

За основанием этой крепости стояла мощная торговая компания, полностью называвшаяся «Под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Российская Американская компания». Сокращенно — Российско-Американская компания, еще короче — РАК. Служила она политическим интересам государства Российского и торговым интересам своим. Агент РАК Иван Кусков купил у местных индейцев землю, на которой основал укрепленное поселение Форт-Росс.

Крепость Росс в 1828 году

© wikipedia.org

Форт снабжал Аляску продуктами, занимался сельским хозяйством, немного бил пушного зверя. Работали тут русские вместе с индейцами. Крепость также торговала с Мексикой. Испания от этого в восторге не была. 

Испания вообще не была в восторге от того, что на земле, которую она считала своей, устроились русские. Но и ссориться с Россией Испания не хотела, потому переговоры вела предельно корректно. В итоге они уперлись в то, что русские не собираются оставлять форт. Вежливых аргументов против у Испании больше не было, а невежливые она не рисковала использовать. Так и стояла крепость Росс с неопределенным статусом.

Крепость состояла из нескольких поселков — «ранчей», крупнейшим из которых была «ранча Костромитиновская». Надо сказать, русские ранчи блистали благами цивилизации: первые в Калифорнии ветряные мельницы, первые оконные стекла, судостроительные верфи, налаженное производство — и далеко не только сельскохозяйственное. 

Кстати, часть построенных здесь судов были, видимо по широте русской души, проданы испанцам, которые единственные были недовольны русским поселением на их территории. Отношения с местными индейцами были вполне дружественными — одного из индейских вождей даже наградили медалью, а поселенцы вовсю женились на индианках.

Мировая политика, возможно, строилась бы совсем по-другому, если бы царь Николай I пошел на рискованный шаг, который ему предлагал Врангель: признать новообразованную Мексику. Та в обмен на это гарантировала признание форта Росс, после чего русские получили бы возможность продвинуться вглубь материка. Однако Николай не захотел еще больше портить отношения с испанцами.

© wikipedia.org

Только подумать: сейчас у России могла бы быть военная база на границе с Калифорнией — и, возможно, намного более интересные отношения со странами Латинской Америки, и уж тем более с Мексикой…

Но у истории нет сослагательного наклонения. В 1839 году Российско-Американская компания признала форт Росс убыточным и приняла решение его продать. Испания не согласилась покупать его, решив обождать, пока русские просто забросят свои ранчи, — и дождалась, что крепость была продана американцу Джону Саттеру.

Гавайи же и вовсе могли стать целиком русскими. Не стали из-за трусости тогдашнего российского руководства.

Агент Российско-Американской компании, русский немец Георг Антон Шеффер, основал факторию на гавайских землях в 1815 году, заручившись поддержкой одного из двух туземных королей. Он получил в подарок долину, кроме того, король Каумуалии официально просил царя Александра принять Гавайи под свое покровительство. Три форта под руководством Шеффера уже было построено: Елизаветинский форт, форт Александр и форт Барклай.

Вид на Елизаветинскую крепость с высоты птичьего полета. Реконструкция А. Молодина и П. Миллса, 2015

© wikipedia.org

Шеффер писал в руководство Российско-Американской компании, умоляя занять Гавайи, но письма шли медленно, а РАК и хотела Гавайи, и боялась действовать без разрешения министра иностранных дел Нессельроде. 

Дело кончилось тем, что американцы и англичане приплыли на Гавайи на пяти кораблях, заняли острова, вытеснив русских, а Нессельроде наконец высказал вердикт: «Приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами». Поторопившийся авантюрист Шеффер был уволен.

Позже и русский консул в Маниле, и другой гавайский король, и сам Шеффер умоляли государя присоединить Гавайи, подавали аналитические записки. Влиятельные и просто осведомленные о ситуации люди писали аналитические записки и письма в Министерство иностранных дел — но Россия упорно не хотела портить отношения с США.

Гавайи так и не стали российскими. Влияние США на землях Америки расширялось неумолимо, и некому было ему противостоять.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small 78540dd288
    Tamara La Pajera06 февраля, 18:30

    Не умничайте задним числом, авторша. Начальству на тот момент было виднее. Какими бы силами Россия отстаивала Форт Росс, Гавайи и ту же Аляску в случае вооружённой агрессии? Как, на чём их было бы туда доставить? А агрессия бы состоялась. Она и состоялась. Крымская война. Которую пролюбили. И, как показала потом японская, без такого же успеха пролюбили бы и "американскую", и "гавайскую".