Появилась новая информация о гибели журналистов в ЦАР

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Военкор Федерального агентства новостей Кирилл Романовский опубликовал в Facebook подробную запись о том, при каких обстоятельствах передал главному редактору интернет-проекта «Центр управления расследованиями» Андрею Коняхину номер телефона человека по имени Мартин — ключевого свидетеля в деле о гибели российских журналистов Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко.

«Почему-то Коняхин молчит, что в конкретные планы по ЦАР меня никто не посвящал. Меня спросили про человека, понимающего в Африке, — я дал контакт Мартина», — заявил среди прочего Романовский.

«Коняхин регулярно ссылается на нашу общую с Расторгуевым знакомую, якобы настоявшую на том, чтобы Александр обратился ко мне. Сначала Расторгуев интересуется у Коняхина тем, „what is RIA FAN“, получает ответ, отказывается от работы со мной, а потом резко меняет мнение и уже готов общаться. Складывается впечатление, и, думаю, можно найти доказательства, что обращение Коняхина ко мне было специально спланированной и глубоко продуманной акцией», — добавил журналист.


Ранее Кирилл Романовский, порекомендовавший Мартина главному редактору ЦУР, свидетельствовал, что его знакомство с африканским фиксером является шапочным. В первый раз они встретились еще в 2006 или 2007 году в Берлине. Потом связь, по словам Романовского, прервалась: Кирилл виделся с Мартином еще дважды в 2008 и 2013 годах, а после потерял его телефон. В июне Романовский случайно встретил в Берлине некоего африканца по имени Абу, который присутствовал во время их первой с Мартином встречи, и попросил его передать свой контактный номер фиксеру. Мартин якобы связался с Кириллом 10 июля.

«Самое важное, о чем умолчал „Досье“ в своем расследовании, — биллинг местных сим-карт убитых ребят — почему они не опубликовали его, ведь тогда бы стало ясно: с кем созванивались погибшие журналисты и кто их отправил на дорогу смерти в ночное (самое опасное) время суток. Ведь еще в 19:00 они были в Сибю, где относительно безопасно, но кто-то дал им команду уехать оттуда. Местные номера телефонов знал ограниченный круг лиц. Водитель был с журналистами, Мартин перестал выходить на связь, исходя из опубликованных данных, остаются только сотрудники ЦУР и сам Ходорковский», — продолжил Кирилл Романовский.

«Мобильного интернета в регионах ЦАР, можно сказать, нет, соответственно, остаются только звонки, которые обязаны быть в биллинге. Скрыв факты биллинга убитых журналистов, Ходорковский пытается манипулировать информацией. Он подставляет не только себя, но еще журналистов, которые пишут тексты, на основе его „расследований“. Ведь что может быть проще — установить, кто дал ребятам команду двигаться в сторону Кага-Бандоро, где в то время проходила „сходка“ лидеров местных бандформирований», — подчеркнул Романовский.

Эпизод встречи Романовского с Абу и восстановление контакта с Мартином вызвал особенный интерес у людей, которые следят на расследованием дела о смерти журналистов в ЦАР. В комментариях отметился и Андрей Коняхин.

«Какую переписку с Мартином ты показывал на общей встрече — ту, которую восстановить потом не мог несколько недель и прислал в конце августа скрин с одним сообщением от Martin UN от 10 июля? Вообще-то на встрече 25 июня ты ничего не показывал, ты же не конкретизировал, кто у тебя есть в ЦАРе. Сказал только, что у тебя, возможно, есть человек в ООН где-то там, но тебе это нужно проверить. И только 29 июня прислал аудиосообщение. Цитирую: „Я поднял некоторое количество контактов, которые, возможно, будут тебе необходимы, и, в общем, есть люди, вернее человек скорее, о котором я упоминал в разговоре, который готов вам помочь“. Аудио прикрепить? И второй вопрос — почему не рассказал, что был в ЦАРе?» — написал Коняхин.

«Андрей, если ты чего-то не помнишь (если действительно не помнишь), это значит, прежде всего, что на деловых встречах не надо пить водку. Поскольку ты интересовался не ЦАР, а Африкой, с упоминанием целого ряда других государств. Все, что мне известно, я уже изложил Следственному комитету. Свою версию ты также можешь им изложить», — ответил Коняхину Романовский.

Напомним, режиссер-документалист Александр Расторгуев, военный корреспондент Орхан Джемаль и оператор Кирилл Радченко были убиты в Центральноафриканской Республике в конце июля 2018 года. Автомобиль с их телами обнаружили в 23 километрах от города Сибю. Выживший водитель журналистов рассказал, что на них напали вооруженные люди: они выскочили из кустов и открыли по автомобилю огонь на поражение. Жена Расторгуева позже заявила, что поездка не была как следует подготовлена и журналистов буквально отправили на верную гибель.

В Следственном комитете считают, что «Центр управления расследованиями», отправивший трех российских журналистов в ЦАР на съемки документального фильма в одну из самых опасных стран мира, не обеспечил им охрану и тем самым ответственен за их гибель. Однако среди общественности есть самые разные мнения на этот счет. Одни, как Кирилл Романовский, подозревают бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского и нанятых им людей. Другие, опираясь на публикацию в «Новой газете», обвиняют в смерти журналистов близкого к Кремлю предпринимателя Евгения Пригожина.

«Новая газета» опубликовала результаты расследования центра «Досье» (структура, подконтрольная Ходорковскому) 10 января 2019 года. Сотрудники центра пришли к выводу, что гибель Джемаля, Расторгуева и Радченко — заранее спланированная акция. С момента прибытия журналистов в Центральноафриканскую Республику, по версии «Досье», за ними постоянно следил местный жандарм Эмманюэль Котофи.

Котофи, по данным «Досье», согласовывал свои действия с неким Александром Сотовым, который, по их словам, является доверенным лицом советника президента ЦАР по безопасности Валерия Захарова. Центр «Досье» полагает, что Сотов и Захаров работают на Евгения Пригожина, имеющего в ЦАР коммерческие интересы.

Также «Досье» подозревает, что Мартина, который должен был помогать журналистам в ЦАР, на самом деле не существует в природе. К такому заключению сотрудники центра пришли, когда установили, что мобильный номер Мартина был зарегистрирован по подложному документу на имя гражданки ФРГ. По данным биллинговой системы, имеющимся в распоряжении «Досье», телефонный аппарат все время фиксировался в Банги, даже в то время, когда Мартин утверждал, что он находится в Бамбари.

В Федеральном агентстве новостей, напротив, не только уверены в реальности Мартина, но и убеждены, что точно так же на самом деле думают и в «Центре управления расследованиями». Кроме того, по той скорости, с которой Михаилу Ходорковскому удалось собрать новую группу для поездки в ЦАР и получить множество данных, проблем с экспертами по Центральной Африке у Андрея Коняхина с самого начала не должно было быть, и потому обращение за помощью именно к Романовскому нуждается в объяснениях, которых пока нет.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)