Что-то пошло не так: космическая программа РФ терпит катастрофу

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Китай впервые стал мировым лидером по количеству успешных космических пусков.

С начала 2018 года КНР запустила в космос 35 ракет и обогнала по этому показателю США, у которых состоялось 30 пусков, сообщает MIT Technology Review. Россия отстала от Китая более чем в два раза. И от США почти в два раза.


Число пусков ракет в России снижается постоянно, хотя и с некоторыми флуктуациями.

В 2013 году Россия запустила 31 ракету, в 2014-м — 32, в 2015-м — 27, в 2016-м — 19.

Согласно отчету Роскосмоса, в 2017 году в России был совершен 21 запуск (один из них аварийный).

По количеству пусков Россия в 2017 году вышла на второе место, уступив США (29 пусков), но обогнав Китай (18 пусков).

Для сравнения: в 2016 году с 19 пусками Российская Федерация занимала третье место — после США и КНР, которые провели по 22 пуска.

Все запуски в 2018 году

Ситуация в российской космической отрасли катастрофическая, но при этом валовое количество запусков — не единственный показатель, говорит директор Института космической политики Иван Моисеев.

Об успехе космической программы той или иной страны судят не только по числу стартов, но и по другим критериям. Это и масса выведенного в космос груза, и качество этого груза, и научная и социальная значимость каждого запуска, — сказал он «Ридусу».

Успешность или неуспешность космической программы поэтому — критерий интегральный. К примеру, один запуск тяжелой ракеты типа «Протон» (700 тонн) приравнивается к двум запускам легких (3-тонных) ракет. Или доставка аппарата на Луну на этой шкале оценок примерно «стоит» столько же, сколько десять запусков спутников связи. Или один успешный запуск совершенно нового типа ракеты-носителя ценится выше, чем запуск серийного носителя. И так далее.

Тем не менее число успешных пусков при прочих равных говорит о состоянии национальной космической программы очень многое, настаивает Моисеев.

Именно поэтому национальные космические агентства в конце каждого года дают сводки по числу запусков. И я боюсь, что Роскосмос в этом году давать такую сводку спешить не будет — нечем хвастаться. Россия уже потеряла рынок коммерческих запусков, и динамика, мягко говоря, не в нашу пользу уже на протяжении нескольких лет, — предполагает эксперт.

По данным самого Роскосмоса, в 2017 году было пять аварий при пусках ракет-носителей, из которых две аварии было у Китая, по одной аварии — у Японии и Индии.

США и ЕС провели все пуски без аварий (29 и 11 соответственно).

В уходящем году Россия провела 15 успешных стартов, один аварийный (11 октября) и еще один старт намечен на 27 декабря. Даже если он будет успешным, это даст число запусков, равное 16, то есть самое низкое за все время.

После обкатки Falcon 9 сегмент, оставшийся для российских ракет-носителей, сжался многократно, поскольку ракеты Маска кладут их на обе лопатки по главному показателю для коммерческих стартов — себестоимости вывода полезной нагрузки, объясняет Моисеев.

Один килограмм выводимого на орбиту груза у SpaceX обходится в 1500 долларов, это вдвое дешевле российских расценок. Ракета Falcon 9 действительно перевернула рынок, — говорит он.

Надежда на собственное выживание для Роскосмоса сейчас тем более призрачна, что она полностью зависит от обстоятельств вне компетенции и сферы влияния российского космического агентства, указывает Моисеев.

Единственный шанс для Роскосмоса отыграть какую-то долю рынка — это если в мире произойдет резкий всплеск заказов на выведение аппаратов на орбиту. Тогда, если американцы с таким количеством заказов не справятся, излишки перепадут России. Но в ближайшие десять лет спрос на такие услуги прогнозируется стабильный, около 30—35 запусков в год. Это достаточно небольшое число заказов при существующем количестве желающих их принимать. Соответственно, конкуренция между „извозчиками“ просто сумасшедшая, и российская космическая отрасль в ее нынешнем состоянии рассчитывать на что-то, кроме остатков пирога, не может, — считает эксперт.

По его мнению, Российскому космическому агентству надо понять свои реальные возможности и не лезть в чужую лигу. Это значит — переориентироваться на внутренний рынок запусков, где у агентства есть бюджетный источник, чтобы хоть как-то сводить концы с концами.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Сойдутся ли в бою США и Иран

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

В четверг Иран сообщил о том, что накануне сбил американский разведывательный беспилотник, залетевший в воздушное пространство страны. В США информацию подтвердили, отметив при этом, что летательный аппарат, по их версии, находился в международном пространстве. Трамп поспешил заявить, что Иран совершил большую ошибку. Но позднее допустил, что иранские военные могли сделать это несанкционированно или случайно.

Нефтяные котировки на новость отреагировали продолжением роста. В ходе торгов на лондонской бирже цена Brent превышала 64 доллара за баррель. Одновременно, стоимость золота взлетела до рекордного с сентября 2013 года уровня. Рынки поверили в неизбежность войны?

Ситуация обостряется

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Безусловно, ситуация вокруг Ирана подталкивает вверх котировки, но не она является определяющей в этом движении, считает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский. Главным фактором, особенно в динамике золота, стала «голубиная» риторика ФРС США, из которой все сделали вывод, что уже на следующем заседании в июле регулятор наверняка понизит ставку. Смягчение монетарной политики ожидалось и ранее, и отчасти уже было заложено в цены, но такой конкретики не было. 

«Золото – это контрциклический товар. Кода денежно-кредитная политика ослабляется, долларов становится больше, золото растет. Это применимо и к нефти. Потому что во фьючерсах на нефть до половины и даже больше покупателей – это спекулянты. Уже есть прогнозы, что и 100 долларов за бочку – не предел», - поясняет эксперт.

Таким образом денежные власти США готовятся к гонке девальваций с юанем, полагает аналитик. Им ничего не остается, как понижать ставку, чтобы доллар не дорожал, иначе американским экспортерам придется несладко.

Вместе с тем, очевидно, что ситуация в регионе Персидского залива обостряется, и можно сказать, что интерес к войне повышается, добавляет эксперт. По его мнению, в ней заинтересованы и Саудовская Аравия, и Израиль, для которого Иран – кость в горле, и американцы (в США очень большое еврейское лобби). И они уже балансируют на грани.

Для войны нет ресурсов

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Любая серьезная военная операция (а с Ираном воевать будет непросто) готовится приблизительно как беременность – 9 месяцев: никакой подготовки к столь масштабным событиям в последнее время не видно, отмечает, в свою очередь, политолог Каринэ Геворгян.

Саудовская Аравия не может справиться даже с хусситами в Йемене, которые чуть ли не в набедренных повязках бегают со старыми «калашами», иронизирует эксперт. А иранцы – это хорошо подготовленные бойцы, которые приобрели очень серьезный опыт в Ираке и Сирии. Кроме того, Иран обладает большим мобилизационным ресурсом, в отличие от всех других стран региона.

У США на такую войну ресурса тоже нет, тем более что президент страны Дональд Трамп начал новую предвыборную кампанию. А война – это гибель людей и огромные военные расходы, что вряд ли понравится избирателям.

Политолог обращает внимание на любопытный факт: с одной стороны, США давят на Иран, но с другой, вдруг активизировалась тема убийства саудовского журналиста Хашоги и критика в адрес наследного саудовского принца (по совместительству министра обороны), который делает главные агрессивные заявления в адрес Ирана.

«Безусловно, будет идти серия провокаций, в основном ближе к району Персидского залива. Но единственный шанс по настоящему выкрутить Ирану руки – взорвать ситуацию изнутри на фоне ухудшающейся там экономической ситуации», - полагает Геворгян.

По ее словам, наиболее опасным в этом плане выглядит один из самых развитых регионов страны – Южный Азербайджан. Выступления, скорее всего, начнутся там. Другое дело, что они могут не принять столь масштабного характера, как об этом раскричат все западные СМИ. Но это позволит Турции под предлогом защиты тюрок, азербайджанских братьев в иранском Азербайджане закрыть иранский континентальный транзит в Европу.

«Такой сценарий действительно создает для тегеранских властей критическую внутреннюю ситуацию. А вот что касается внешнего нападения, я очень сильно сомневаюсь», - замечает политолог.

Не победить, а переманить

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

На самом деле, задача Трампа – не столько победить Иран и заставить его молить о пощаде, сколько оторвать от парадигмы стратегического развития взаимоотношений с Китаем и Россией, считает Геворгян. Иран – очень развитая страна, с диверсифицированной экономикой, перспективная и достаточно богатая, даже в нынешних условиях, к тому же идеально расположенная. Иран контролирует Ормузский пролив, через который идет основные морские поставки нефти, имеет выход в Индийский океан, то есть в Азию, и к Каспийскому морю, соответственно, к России.

«Для Трампа это критично. У Саудовской Аравии нет такого выигрышного положения, какое есть у Ирана, которое позволяет контролировать огромный регион. Поэтому задача – вернуть Иран в лоно американских интересов. Трамп хочет с ними договориться. Просто у него такая тактика – наехать, а потом чуть-чуть ослабить удавку», - рассуждает эксперт.

Такую же тактику американский президент применил в отношениях с лидером Северной Кореи Кем Чен Ыном: наиграл на две атомных войны, а потом пошел на переговоры. И хотел эту же шарманку провернуть в отношении Ирана. Не случайно в Тегеран прилетел японский премьер (в первый раз за последние 40 лет), причем с посланием от Трампа.

Иранцы, в свою очередь, готовы договариваться в принципе, но в текущей политической конъюнктуре вполне справедливо считают это невозможным.

«Иран все те договоры, которые подписывал, честно выполнял. Иранцы готовы сотрудничать с любым контрагентом, который соблюдает какие-то правила. А о чем можно договариваться с американцами, если те никаких правил не соблюдают? Да и сам Трамп не может обеспечить никаких гарантий, потому что против него в собственной стране существует целая фронда, которая пытается его закопать», - заключает политолог.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)