По Москве распространилась эпидемия «заразных» онкозаболеваний

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

История с подопечными благотворительного фонда «Подари жизнь» взорвала Рунет. В социальных сетях и многочисленных публикациях в СМИ люди рассуждают о заразности рака и клянут Елену Аллину, мгновенно ставшую притчей во языцех.

Увы, но для «людей в теме» эта история откровением не стала. Многие годы обитатели районов, расположенных у федеральных онкологических центров, старательно гнобят больных лысых детей, боясь получить воздушно-капельным путем то или иное онкологическое заболевание. Прямо сейчас, например, такая история развивается возле знаменитой Каширки.

Корреспондент «Ридуса» разбирался в проблеме.


Цена жизни

Улица Москворечье, Каширка. Удивительно, но на этом краю столичной географии аренда квартир значительно дороже, чем в соседних районах. Причина — соседство с НМИЦ имени Блохина. Со всей страны родители везут сюда на лечение больных детей.

Процесс этот иной раз длится годами, и все это время людям надо где-то жить, причем по соседству. Возить больных раком детей на общественном транспорте нельзя, иммунитет не позволяет. Этим и пользуются многие арендодатели, завышая стоимость на пару десятков тысяч.

Несчастным родителям, вынужденным бороться не только с диагнозом детей, но и с негуманным столичным ценником, помогают многие благотворительные фонды. В их числе — «Спаси жизнь». С помощью фандрайзинга этот фонд собирает средства на аренду квартир для таких людей.

Подопечные фонда «Спаси жизнь»

«В 2014 году была только одна квартира. Тогда здесь жили только камчатские дети», — рассказывает председатель фонда Юлия Ромейко.

Про таких, как она, говорят: огонь-женщина, из серии «слона на скаку остановит и хобот ему оторвет». Родом из Петропавловска-Камчатского, сначала она помогала только землякам. Спустя некоторое время она поняла, что данная проблема стоит очень остро для всех регионов, и сегодня среди ее подопечных представители самых разных субъектов страны — от Махачкалы до Дальнего Востока, да и квартир таких уже семь. Аренда каждой из них обходится от 70 до 90 тысяч рублей в месяц.

Председатель БФ «Спаси жизнь» Юлия Ромейко

Биться Юлии приходится не только за каждую копейку. Уже несколько лет она вынуждена воевать с соседями, которые уверены, что рак заразен.

Действительно, ради чего еще человек может маску носить? Из одной квартиры ее подопечным уже пришлось съехать. Консьержка запрещала пользоваться лифтом (позаражают же всех!) и постоянно строчила жалобы.

«Люди не понимают, что дети в масках потому, что мы для них опасны, а не они для нас. У нас же люди думают, что, если в масках, значит заразные», — сетует Юля Ромейко. Воевать в тот раз с «ракофобами» не стали, решили поберечь нервы.

Впрочем, легко отделаться не вышло. В соседнем подъезде есть еще одна квартира для больных, оплачивает ее, кстати, футболист Федор Смолов. В ней проживает четыре семьи, и это очень не нравится соседям, которые уверены, что из-за них могут подхватить рак.

К своей борьбе с лысыми больными детьми эти милые люди пытаются подключить и участкового.

«Первое заявление о том было, что мы заразные, что нас выселить надо. Хорошо, хозяин квартиры заступается. Сделал регистрацию, пытается объяснить, что рак не заразен», — объясняет Ромейко.

Участковый жалобу принял, пришел в указанную квартиру, познакомился. Попытался объяснить жалобщикам, что их опасения беспочвенны. Увы, его уговоры не подействовали.

«На той неделе поступило еще одно заявление, что мы пытались проникнуть к соседям в квартиру», — продолжает Юлия.

У нас коридор просто тут в подъезде: вправо — выход к лифту, налево — в квартиру. Приехала семья новенькая. Ребенок срецидировал (случился рецидив болезни, прим. Ридус), поздний ребенок, родители в возрасте. Первое время родители в себя прийти не могут, шоковое состояние, немного не в себе. И мама выходила, перепутала дверь, ключом пыталась соседнюю открыть, но она тут же извинилась, когда заметила. Однако соседи ее записали на видео, был большой скандал. И тут же звонит участковый, что вы пытались проникнуть к соседям,  — рассказывает собеседница «Ридуса».

Тот самый злополучный коридор

По словам Ромейко, участковый всячески пытается помочь родителям больных детей, но и жалобы без внимания оставлять не может. Приходится, что называется, реагировать.

«Дети проживают здесь не потому, что им хочется. Ребенка „отхимичили“, он должен покинуть больницу, освободить койко-место. Дети с Камчатки, из Хабаровска, Владивостока, они не могут улететь на 20 дней, чтоб потом вернуться на следующий курс. Они вынуждены проживать здесь, в столице», — объясняет Ромейко.

Рядом с ней стоит живая иллюстрация — заложники этой ситуации.

Мария Селезнева привезла своего сына в столицу еще в январе 2017 года. Скоро минует два года, как они вынуждены жить в Москве. Позади — 13 курсов химиотерапии, операции, облучения. Впереди — еще пять «химий».

«Проблема с соседями есть, жалуются, что ходим в масках. У нас низкие показатели, поэтому маски и нужны, — очень спокойно объясняет Мария. — Конечно, к нам в квартиру они не ходят. На площадке сталкиваемся. Между делом могут сказать, что постоянно люди у нас тут меняются, поток нескончаемый, по их словам. Говорят, у нас тут бордель».

Тратить силы на войну с соседями эти люди не хотят. Пытаются жить как можно тише, чтобы никого не беспокоить. Понятно, здоровья такая обстановка не добавляет. Впрочем, Юлия Ромейко делает все возможное, чтобы изменить эту ситуацию кардинальным образом. Так, чтобы соседи больше никогда не доставали.

«Я и переехала в Москву потому, что проблема возникла еще с Камчатки, что нашим детям жить негде. Если ты хочешь лечиться, тебе надо позаботиться о том, где ребенок будет жить во время лечения. Я несколько лет собирала статистику: сколько койко-мест в больницах, с какого региона сколько детей приезжает, по всем заболеваниям. Поняла, что проблема в том, что у нас нет социальной гостиницы для больных детей и их родителей. Вернее, есть при некоторых больницах, но мест все равно очень не хватает», — говорит Ромейко.

Борьба с лейкозом в два года требует немало сил

По ее расчетам, чтобы построить такую гостиницу, нужно четыре гектара земли. Проект уже готов.

«Написала письмо Собянину и была дико удивлена, что он меня поддержал. Выделил участок в Переделкино. Увы, строиться пока, хотя желающих помочь хватает, мы не можем: участок не стоит на кадастровом учете. Ждем, когда поставят», — пояснила Ромейко.

Строительство такой социальной гостиницы поможет решению многих проблем иногородних больных: с недорогим и удобным жильем, отсутствием отрицательных эмоций из-за ненужных споров. Вот только доброте столичных жителей этот «онкоотель» научить не сможет.

Похоже, что вера в заразность рака в определенных слоях общества неискоренима.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (8)

  • Small 2b827aa9f8
    fenix-girl14 декабря 2018, 03:44

    Помнится, как раз после взрыва в московском метро таксисты задрали тариф в несколько раз. Раненные, пережившие ужас люди не могли уехать с места трагедии. Тут на больных детях пытаются обогатиться хозяева квартир....Мародеры! А как мы любим похвастаться широтой нашей души...

  • Small 32f232cd32
    Елена Бакшаева14 декабря 2018, 08:47

    Суки, на детском несчастье наживаются! Все к этим мразям вернется

  • Small default
    Сергей Манаев14 декабря 2018, 10:07

    Родители деток, пишите встречные заявления! Например, УК РФ Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, поверьте, все эти идиоты сразу струсят и замолчат. Юристы, где вы, помогайте!

  • Small a09ba9eb9e
    Снежана Конивец18 декабря 2018, 01:37

    Надо же додуматься, что рак заразен. Темные людишки. Не дай бог вам через такое пройти. Гады.

  • Small a09ba9eb9e
    Снежана Конивец18 декабря 2018, 01:45

    Дети ходят в масках не потому, что они заразные, а чтобы им наоборот не подхватить инфекцию. Так как после химиотерапии организм ослабленный. Подвержен различным инфекциям. Такое реально дико слышать, что рак заразен. Это надо быть настолько умственно не образованным, чтобы такое сказать.