Война и любовь: как сложилась судьба «ночных ведьм»

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

«Немцы называли нас ночными ведьмами, а „ведьмам“ было всего от 15 до 27 лет», — напишет позже в воспоминаниях летчица Евгения Жигуленко. На счету 46-го гвардейского женского полка — свыше 23 тысяч боевых вылетов. Сначала немцы называли легкие бомбардировщики По-2, на которых летали «ведьмы» — «рус фанер». Вскоре презрение превратилось в страх.

Инициатором создания женского полка была легендарная летчица Марина Раскова — для этого она использовала и свое положение, и личные контакты со Сталиным. Благодаря ее усилиям была создана авиагруппа из двух смешанных авиаполков и одного чисто женского. Сама Раскова командовала смешанным 587-м бомбардировочным полком, но погибла в 1942 году.

Командиром «ночных колдуний», как прозвали их гитлеровцы, была Евдокия Бершанская. По имени Евдокии в советских частях «ночных ведьм» нередко шутливо называли «Дунькин полк». Позднее, однако, к ним прониклись уважением, смешанным с восхищением.


Женский полк освобождал Кавказ, Крым, Беларусь, Польшу, дошел до самого Берлина. Юные женщины совершили десятки тысяч вылетов на маневренных, но хрупких деревянных бипланах без радиосвязи, без брони для летчика, без специальных прицелов. 

По неполным данным, полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 46 складов, 12 цистерн с горючим, 1 самолёт, 2 баржи, 76 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов. Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности. Летчицы были ведьмами, они были героями, и они же были женщинами.

У каждой из «ночных колдуний» своя история — поразительная и захватывающая. Иногда это история о любви, иногда о трагедии, но всегда о мужестве.

Евдокия Бочарова (Бершанская)

Капитану Евдокии Бершанской в 1942 году, когда полк отправился на фронт, было 29 лет. Она была красавицей: статная, кудрявая, с открытым волевым подбородком. В небе с девятнадцати лет, с момента, как поступила в Батайскую школу пилотов.

Перед войной она несколько лет проработала инструктором, готовя будущих летчиков. Тогда же она вышла замуж в первый раз, за Петра Бершанского, но брак оказался недолгим. От него у Евдокии остался маленький сын.

Любовь свою Евдокия нашла на войне: 46-му гвардейскому полку часто приходилось работать вместе с 889-м легкобомбардировочным ночным полком, который, в сущности, выполнял те же задачи, что и «Ночные ведьмы», но был мужским. Командовал им майор Константин Бочаров — и вскоре после Победы командиры полков поженились. С Константином Дмитриевичем Евдокия прожила до смерти в 1982 году. Это, кстати, была не единственная свадьба между военнослужащими этих полков.

После войны Евдокия работала в комитете советских женщин и в комитете ветеранов войны.

Вообще послевоенные судьбы «ночных ведьм» складывались по-разному. Многие из них стали более известны как деятели науки и искусства, чем как летчицы знаменитого подразделения. И все же в первую очередь они остались для истории бойцами 46-го гвардейского полка.

Ирина Ракобольская

Ирина Ракобольская в октябре 1941 года училась на четвертом курсе физфака МГУ. Девочка из хорошей московской семьи, умница, отличница, комсомолка бросила учебу, чтобы уйти на войну. Закончив летную школу, она стала начальником штаба только что сформированного женского авиаполка. Она вместе с боевыми подругами прошла Северный Кавказ, Кубань, Крым, Белоруссию, Польшу, Восточную Пруссию, а известна стала совсем другим.

В 1946 году она была уволена в запас и восстановлена на физфаке. Словно и не было военных лет, Ирина продолжила научную работу. В том же году она вышла замуж за Дмитрия Линде, впоследствии ставшего автором 15 учебников по радиопередающим устройствам. Сама Ирина стала не менее известным ученым. Специализировалась она на изучении космических лучей. Она создала в МГУ лабораторию изучения космических лучей и руководила ей до 1991 года.

Наряду с боевыми орденами «Орден Красного Знамени», «Орден Отечественной Войны», «Орден Красной Звезды» у Ирины Ракобольской было несколько наград за научную деятельность.

Скончалась она только два года назад, в 2016 году.

Евгения Руднева

С Евгенией Рудневой Ирина была знакома еще в университете: Ира училась на физфаке, а Женя — на мехмате. Они были подругами, когда узнали о том, что начинается призыв девушек в военные части — вместе пошли, не раздумывая. Только по факту уже узнали, что это Марина Раскова ведет набор в женские авиационные полки. Вместе учились в авиационном училище. Вместе стали штурманами в легендарном полку.

Ирина Вячеславовна позднее вспоминала, что Евгения была мечтательницей и фантазеркой. Одна из лучших студенток курса, она совмещала учебу с работой в отделе Солнца Всесоюзного астрономо-геодезического общества. Потом в полку ее называли «звездочетом». А она мечтала заниматься исследованиями Солнца, быть астрономом.

Первую и единственную свою любовь она встретила в 1943-м, когда на 11 дней отпросилась к родителям. С танкистом Славой она познакомилась по дороге. Больше они не виделись — только переписывались.

«Огромное тебе спасибо за то, что сама сказала о своем дорогом чувстве ко мне… Самое лучезарное воспоминание у меня — это то, когда я вспоминаю тебя, какой ты была в день своего рождения; веселая, разрумянившаяся, легкий след загара на нежной шее, золотистые волосы и чудесные глаза», — писал ей Слава.

В апреле 1944 года летчицы готовились к наступлению на Крым. Боевое задание тогда было — бомбить немецкие позиции севернее Керчи. Женя сама предупредила подруг: вражеская ПВО хорошо работает, нужно быть осторожнее. Самой же ей, по свидетельствам «ночных ведьм», осторожности как раз не хватало. Деревянный самолет По-2, который вела Женя, попал в луч прожектора и сразу же загорелся. На глазах у всех он упал, разваливаясь на части. Через два дня советские войска вошли в Крым. В Керчи Женю и похоронили.

Посмертно ей присвоено звание Героя Советского Союза.

Евдокия Носаль

Судьба Евдокии Носаль была трагической с самого начала войны. Она была профессиональной летчицей, работала инструктором-пилотом в аэроклубе Николаева. За несколько дней до войны она родила маленького сына. Она еще лежала в роддоме, когда началась бомбежка.

«Дуся ещё лежала в роддоме, когда рано утром началась бомбежка. Рухнули стены, развалилось здание. Дуся чудом осталась жива. Но она не могла уйти с того места, где еще недавно стоял большой, светлый дом. Там, под обломками, лежал ее сын… Её оттаскивали силой, а она скребла ногтями землю, цеплялась за камни…

Дуся старалась забыть все это. Она летала, летала и каждую ночь успевала сделать больше боевых вылетов, чем другие. Никто не мог угнаться за ней. Она всегда была первой», — написала в книге «От заката до рассвета» другая «ночная ведьма», ставшая писательницей, Наталья Меклин-Кравцова.

Евдокия пошла воевать. А муж ее, Грицко, остался в тылу — на фронт его не пускали. Он был инструктором, готовил летчиков-истребителей. Всего на счету Евдокии значится 354 боевых вылета. В 1943 году, возвращаясь с боевого задания, она погибла. Осколок снаряда попал ей в висок. Штурман Глафира Каширина самостоятельно посадила самолет.

Первой из «ночных ведьм» Евдокия была представлена к званию Героя Советского Союза и получила его посмертно.

Ирина Себрова

Эта девушка — тихая и скромная, как ее характеризовали подруги — совершила 1004 вылета, больше всех в полку. На момент начала войны двадцатисемилетняя Ирина была опытным авиаинструктором, выпустила несколько групп курсантов. Она сама одной из первых обратилась к Марине Расковой с просьбой зачислить ее в формирующийся женский полк.

Ее боевой путь начался в районе Донбасса. Три раза ее награждали орденом Красного Знамени, а ближе к концу войны она стала Героем Советского Союза.

На войне Ирина познакомилась с будущим мужем. Александр Хоменко был инженером в ремонтной мастерской. Ира стала опробовать починенную им машину. Сам Саша сидел во второй кабине — летчица пообещала ему, что не будет делать «петлю», потому он не закрепился в кресле. Правда, увлеченная полетом Ирина в какой-то момент забыла о наличии пассажира. С трудом, но Александр удержался и не выпал из кабины. А вскоре после войны они поженились.

Из восьмидесяти летчиц за время войны погибло 32 девушки. Но хрупкие деревянные самолеты По-2, развивавшие скорость всего до 120 километров в час, стали легендой, не дававшей покоя фашистам. Всего «ночные ведьмы» сбросили на вражеские позиции 5 тысяч тонн бомб.

Прочесть воспоминания их можно в книгах Натальи Меклин-Кравцовой «Нас называли ночными ведьмами» (написана совместно с Ириной Ракобольской) и «От заката до рассвета». Наталья Кравцова, в замужестве Меклин, стала не только Героем Советского Союза, но и писательницей, автором повестей и рассказов о Великой Отечественной войне.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (3)