Стал ли «таран в проливе» первым шагом к войне Украины с Россией

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

«От малых причин случаются великие последствия», изрек когда-то Козьма Прутков, не догадываясь, разумеется, насколько его предсказание окажется точным через несколько десятилетий.

Когда летом 1914 года в Сараево местный юнец Гаврила Принцип выстрелил в принца Австро-Венгрии, никто в тот момент не мог предположить, что убийство в глухой провинции не самой главной мировой державы втянет весь мир в четырехлетнюю бойню, смысла которой не могли понять ни в одной стране, в ней участвовавшей.


Оправдания и мотивации придумывались уже по ходу войны, что еще больше указывало на иррациональность конфликта.

Это, конечно, очень отдаленная аналогия с инцидентом, произошедшем 25 ноября в Керченском проливе, но лучше перебдеть, чем недобдеть.

Потому что дело не в том, что доблестный российский погранкатер героически повредил борт у старого украинского корыта в спорных водах Черного моря (по мнению Москвы российских, по мнению Киева украинских, а с точки зрения морского права нейтральных).

Дело в том, что и в Москве, и в Киеве у власти находятся группы лиц, в чьих интересах объявить эту ситуацию настолько критически важной, что на ее фоне станет можно отсрочить президентские выборы (на Украине), и оправдать повышение цен на колбасу и бензин (в России) и много чего еще.

«Враг у ворот, а вы тут с какой-то ерундой» — вот тот принцип, который особо не таясь, внушают в обеих странах стоящие у руля гаврилы.

Опрошенные «Ридусом» эксперты (в Москве и Киеве) единодушно отвергли возможность того, что воскресный инцидент у берегов Керченского полуострова приведет к эскалации и без того проблемных российско-украинских отношений до вооруженной фазы.

Как выразился главный редактор интернет-издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко, «толкаться бортами — это не то же самое, что открывать огонь на поражение».

По идее, такие столкновения можно потом оправдывать как своего рода морское ДТП, хотя после того, как в Интернете появилось видео, снятое с борта российского катера, это оправдание никого уже не убедит, — сказал он.

Президент киевского Аналитического центра Украины Александр Охрименко уверен в том, что до «огня на поражение» дело вообще не дойдет.

Здесь существует общее убеждение в том, что морское противостояние с Россией для президента Петра Порошенко — не цель, а средство удержаться у власти, отсрочив выборы через введение военного положения. Будет усилена работа пограничников. Скорее всего, будут увеличена боевая готовность частей ВСУ и флота на Азовском побережье. Но дальше этого дело точно не пойдет, — убежден он.

Директор Института стратегических исследований «Новая Украина» Андрей Ермолаев рассказал «Ридусу», что реакция на просьбу Порошенко ввести в стране военное положение далеко не единодушная.

Хотя в целом в парламенте существует убеждение в необходимости противостоять агрессии со стороны России, тем не менее все фракции, кроме президентской, высказывают подозрение, что за этим предложением стоит желание Порошенко отсрочить выборы. Поэтому режим военного положения, даже если его в понедельник и объявят, будет весьма мягким — президенту не дадут полномочий на какие-то действительно серьезные меры, в том числе военные. Усиление экономической войны, торговой блокады — это вероятно. Но пушки будут молчать, — говорит он.

Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии (Москва) Денис Денисов подчеркивает, что объявление военного положения и объявление войны — это совершенно разные вещи.

Из-за введения военного положения украинские и российские военные корабли не превращаются в «легитимные» цели друг для друга! Таковыми они становятся только в том случае, если одна из сторон объявит об этом в Совете Безопасности ООН, и тем самым предупредит мировое сообщество о том, что тот или иной регион превращается в зону боевых действий. Просто военно-морской потенциал Украины таков, что России там не с кем воевать при всем желании, — сказал он.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)