Как из госрезерва РФ похитили 19 тысяч тонн зерна

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Беспрецедентная пропажа зерна была выявлена в федеральном интервенционном фонде — государственном резерве, который собирается за счет закупок у сельхозпроизводителей.

В одном из хранилищ в Орловской области недосчитались 19 тысяч тонн зерна.


Украсть 19 тысяч тонн зерна — объем, способный заполнить 300 железнодорожных вагонов, — дело, конечно, требующее определенной сноровки, но, как известно, голь на выдумки хитра.

Однако как дирекция элеватора надеялась, что продажа налево такого объема зерна останется незамеченной — вопрос намного более хитрый.

Продать и поделить

Как такое могло случиться, выяснит следствие, но в принципе схема подобного хищения для профессионалов зернового рынка довольно прозрачная, говорит вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут.

Мотивом такого рода преступлений обычно является разница в ценах, по которым зерно было заложено на хранение, и теми ценами, которые сложились на рынке на момент хищения. Или цены, которые ожидаются в будущем. Если цены на момент закладки ниже, то покупатели предлагают дирекции зернохранилища продать зерно по более высокой цене, а разницу поделить между личными карманами участников такой сделки, — сказал он «Ридусу».

По данным Объединенной зерновой компании (ОЗК) — госструктуры, ответственной за наполнение и распоряжение резервным фондом, — стоимость исчезнувшего зерна составляет 202,3 млн рублей. Так что делить было не то чтобы очень много, но достаточно для того, чтобы жадность поборола инстинкт самосохранения и просто здравый смысл.

Покупателями, скорее всего, выступили перепродавцы, потому что хлебопекам нет никакого смысла ввязываться в подобные авантюры, убежден Корбут.

Дирекция зернохранилища не имела никакого права распоряжаться этим зерном: оно ей не принадлежит, оно — собственность ОЗК. Это заурядное хищение матценностей, оставленных на ответственное хранение: сбыть товар налево, а деньги скоммунистить. Элеватору ОЗК деньги платит за то, что он зерно хранит до востребования собственником. И только ОЗК имеет право указывать, кому это зерно следует отгружать, — рассказывает он.

Концы в зерно

Самое небанальное в этой банальной преступной схеме состоит в том, каким образом дирекция зернохранилища надеялась утаить в мешке шило подобного размера.

Ведь вывезти 300 вагонов зерна, рассчитывая, что никто не обратит на это внимания, может только очень наивный преступник.

Расчет мог быть на то, что на элеваторе незадолго до хищения прошла проверка, и дирекция зернохранилища была уверена, что как минимум на год вперед никакие проверяющие туда больше не сунутся. А за этот год цены на зерно упадут настолько, что эти 19 тысяч тонн можно будет закупить у производителей, при этом и концы в воду скрыть, и в прибыли оказаться, — обрисовывает схему представитель РЗС.

Цены на зерно в 2018 году в самом деле упали, но продавцам чужого (государственного) зерна просто не повезло: собственник по каким-то причинам решил досрочно проверить, как поживает его имущество, или потребовал отгрузить его часть — которую элеватор предоставить не смог.

Как последний шанс, дирекция зернохранилища могла попытаться продать зерно еще какого-то владельца, выдав его за зерно интервенционного фонда (на каждом пшеничном зернышке штамп собственника не ставится). Но это не спрятало бы недостачу, просто элеватор „имел бы веселый вид“ не перед ОЗК, а перед другим собственником, что с точки зрения Уголовного кодекса то же самое, — заключает Корбут.

По факту выявленного хищения в особо крупных размерах Следственным управлением УМВД России по Орловской области возбуждено уголовное дело.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)