Разговоры в пользу цифры: готова ли Россия к цифровой экономике

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Российская делегация, возглавляемая премьер-министром Дмитрием Медведевым, уделит особое внимание теме развития цифровой экономики на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) 17—18 ноября в Папуа — Новой Гвинее, сообщили в правительстве РФ.

Что цифровая экономика является «коньком» премьера, известно еще с того времени, когда он был президентом. Но насколько совместимо понятие «цифровая экономика» с той моделью развития (или деградации), которая реально существует в России?


В мировом экспорте информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) на долю России в 2016 году приходилось 0,8%. Лидерами являются Ирландия и Индия — соответственно 14,4 и 11,2%. Далее следуют Нидерланды, США, Германия, Китай, Великобритания, Франция.

Переход производственных процессов в «цифровую» фазу колоссально снижает затраты и повышает их эффективность, но поговорить про цифровую экономику на саммите и переходить на нее в реальности — вещи очень разные, отмечает эксперт Научно-образовательного центра по цифровой экономике МГУ Василий Куприяновский.

Переход от «материального» производства к цифровому дает качественный скачок производительным силам. Простейший пример: когда имплант вручную несколько дней делает зубной техник или когда эти импланты печатаются на 3D-принтере потоком. Понятно, что во втором случае стоимость конечного продукта снижается на порядки, и это, разумеется, касается любых отраслей, — сказал он «Ридусу».

Понятие «цифровая экономика» является псевдонимом понятия «высокотехнологичная экономика», и поэтому ее применение возможно в любых отраслях, а не только, как это кажется на первый взгляд, в IT и тому подобных сферах.

Цифровизация органично применима где угодно, дело лишь за малым: наличием в той или иной стране социального запроса на этот качественный переход и готовности ее руководства к такой трансформации.

Программа «Цифровая экономика РФ» на срок до 2024 года была утверждена летом 2017 года.

По словам эксперта, сырьевая модель российской экономики ни в коей мере не означает ее невосприимчивость к «оцифровке». В качестве примера Куприянов приводит австралийский опыт.

В горнорудной промышленности Австралии цифровая модель работает уже на всю катушку. Тамошние шахты обслуживаются роботизированными «шахтерами», руда доставляется к железнодорожным вагонам автоматическими погрузчиками, и эти составы ведут электронные машинисты. Подсчитано, что замена людей на роботов в этой отрасли привела к троекратному росту производительности. То есть наука стала непосредственной производительной силой, — рассказывает он.

Однако внедрение цифровой модели имеет и обратную сторону, предупреждает эксперт.

Все страны, которые переходили от индустриального уклада к высокотехнологичному, испытали феномен, именуемый «инновационной безработицей». Это неизбежная плата за прогресс, когда старые профессии исчезают и сотни тысяч и миллионы человек не находят себе применения на рынке труда. Поэтому пока не «припрет», ни одна страна не торопится такой скачок совершать, — говорит Куприянов.

Россию, кажется, уже «приперло», причем с довольно неожиданной стороны.

Во вторник вице-премьер Татьяна Голикова обнародовала вводящие в уныние данные об обвальном падении всего за один год числа научных разработок, включая и те отрасли, которые, кроме как в «цифровом» виде, существовать не могут (в частности, нанотехнологии).

Чтобы начать какие-либо прорывные разработки, в наличии должны быть три фактора: социальный запрос на эту разработку, наличие финансирования — гранта — со стороны заинтересованных структур (государственных или частных) и наличие заказчика, готового претворить результаты исследования в «железо» (или любой другой материал).

В современной России все эти три фактора с каждым годом уменьшаются, сказал «Ридусу» завлабораторией наноконструирования МФТИ Константин Агладзе.

За несколько десятилетий произошел такой естественный отбор: сильные ученые уехали и научные школы остались без старых лидеров, но и без возможности новых лидеров воспроизводить. В результате худшие воспроизводят еще более худших, — пожаловался он.

В начале ноября Boston Consulting Group выяснила, что структура занятости в России соответствует структуре сырьевой колонии: более 80% трудоспособного населения России не имеют навыков и компетенций для работы в современной экономике.

Чисто математически, подсчитали в BCG, через 7—10 лет Россия отстанет от развитых стран навсегда, сколько бы ее представители ни рассуждали о преимуществах цифровой экономики на конференциях.

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ рассчитывает, что правительственная комиссия под руководством Дмитрия Медведева утвердит программу «Цифровая экономика РФ» в декабре этого года, сообщил в среду замглавы министерства Евгений Кисляков в ходе Межрегионального промышленного форума.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)