Константин Дорофеев

Журналист

Все статьи автора
автор

Выборы-2018: второй тур как вторая молодость

-701233

Провозглашенный в отечественной политике «кадровый кризис» продолжает свое победоносное шествие по стране. После феноменального ЕДГ 2018, он, этот кризис, по-новому проявляется в российских политических событиях. «Победивший» на выборах в Приморье коммунист Ищенко, «многоразовый губернатор» Кожемяко, и «клоунатор» Митволь — все они звезды одного эшелона, никем незаменимые и единственные в своем роде. Всех их, за исключением Ищенко, мы где-то уже видели, этих политиков «второй свежести». Наверное, в этом и заключается главная проблема кадрового кризиса — его безальтернативность, его самого и его главных актеров.

Нисколько не хочется обсуждать самих кандидатов и их шансы на победу. Сами по себе они не очень интересные ребята. Интересно другое, почему так получилось, что спойлеры и клоуны снова оказались востребованы в отечественной политике. Видимо для этого придется разобраться в отдельных деталях побеждающего «кадрового кризиса» в Приморье.

Во-первых, очень интересно, почему своих кандидатов не выставила вся первая «федеральная восьмерка» (список политических партий получившие заметные проценты на выборах в Госдуму в 2016 году) политических партий? «Единая Россия» (даже не смотря на самовыдвиженчество Кожемяко), КПРФ, «Зеленые» и «Коммунисты России» — вот список партий, участвующих в декабрьских выборах, ну, а где остальные?

Еще два года назад все они «дрались» в телеэфире за мандаты депутатов Госдумы. Однако в 2018 году, почему-то не весь «политический цвет нации» соизволил заявить о своих губернаторских амбициях. Наверное, первым удобным объяснением этого будет версия о том, что всем остальным кто — то запретил, возможно сам «Кремль». 

При этом хочется верить, что Кремль все-таки реагировал в адекватных для себя рамках, что ему было свойственно, но ведь и большая восьмерка даже не заикнулась о своих губернаторских амбициях. О губернаторстве как таковом они стала забывать сразу же после думских выборов в 2016 году. Хороший вопрос почему.

Куда более интересным предположением будет версия о том, что адекватных кандидатов у большой восьмёрки в Приморье попросту нет. Их неоткуда взять. Все потенциальные «оппозиционные кандидаты» либо в бизнесе, либо в «Единой России». Ведь кто он — «потенциальный губернатор» из оппозиционной партии?

По-хорошему, таким кандидатом должен быть глава местного регионального отделения, со связями, и при этом желательно финансово независимый от «погрешностей» федерального руководства партии (вспомните зарплатный кризис в «Справедливый России») и амбиций местных чиновников (Орловский кейс с перекупкой кандидатов в той же «Справедливой Россией»). Такой типаж активного политика — большой дефицит для партий, и что уж там греха таить, и для страны в целом. А все почему?

Как было указано выше: все «адекватные» потенциальные губернаторы, либо глубоко в бизнесе (губернаторская доля им не интересна как Алексею Чалому в Севастополе), либо они в «Единой России». Поэтому с этим все более-менее понятно.

С другой стороны, почему ни одно общественное или политическое движение также не выдвинуло своих кандидатов в Приморье? Почему мы не видим кандидатов от ОНФ (чей представитель курирует всю внутреннюю политику ДФО), от ОГФ (проКудринское движение «Общероссийский гражданский форум»), от многочисленных «Солидарностей» и экологических движений (Митволь не в счет он соруководитель партии «Зеленые»).

Наверное, они не выставляют кандидатов, потому что регион не такой важный, и далек от бюджетов, то есть от Москвы? Возможно они усомнились в честности и открытости избирательных процедур, но ведь второй тур назначен. Не все и не всегда можно подрисовать. Может быть просто им, общественникам, просто некого предлагать?

Наконец, почему ни один социально ответственный гражданин из числа так называемых «Лидеров Общественного Мнения», которых в эпоху социальных сетей развелось как «собак нерезаных», также не отважился побороться за кресло губернатора, в довольно важном для страны регионе.

Видимо приходится признать, что нет в нашей стране «Берни Сандерсов» (независимый кандидат в президенты США), остались одни «Остапы да Бендеры». А ведь интернет-пространство пестрит новыми ораторами и лидерами, они изъявляют свою волю, и вообще даже на власть претендуют.

Кто-то из них даже пытался получить муниципальный опыт работы («Кац — здесь власть»). Однако ни один из них серьезно в политике и тем более в губернаторстве не заинтересован. Ни «никиты исаевы», вечно ожидающие кремлевского одобрения и бюджеты, ни «максимы кацы» преодолевающие экзистенциальный кризис муниципальной службы в «Жан-Жаке». Что же им мешает взять и пуститься в пучину региональной политики (как это было в 2015 году в Костроме)?

Нет в стране кадров, нет и кандидатов. Везде голод и кризис. Все почему-то пытаются эту тему как-то затронуть, кто-то конкурсы проводит, кто-то кует кадры в огне уличных протестов. Но кадров как не было, так и нет. Может быть это и хорошо, но ведь люди в стране, и в тех самых четырех регионах, где были проведены вторые туры, они ведь чего-то нового хотят.

Еще несколько лет назад, рассуждения о том, почему наша политика не знает новых имен, и почему она стерильна на события «интересного» характера, многие справедливо бы назвали ряд причин. Одной из них, очевидно, стало бы предположение о том, что люди не хотят голосовать. Но вот почему-то в 2018 году у кого-то «прорвало». И этих «кого-то» собралось аж несколько миллионов.

Громкие слова о том, что наступила «новая политическая реальность», «вторые туры — это сдвиг по фазе», «вторые туры — это тихая революция политической активности», все это будет выглядит как жалкое оправдание нашего недопонимания: у нас тут кадровый кризис.

Потому и все политические лифты страны, для нас «молодых», ориентированы не на политику в полном ее понимании, а на самореализацию в федеральной повестке. Безусловно, нельзя сказать, что новых лиц во власти и в политических тусовках нет. Чего стоят «соколы Жириновского»! Нет, молодежь (молодость она ведь не в паспорте, а в голове) где-то там мелькает, но только весь этот «молодняк» обращен лицом в федеральную повестку. А всем тем, кому федерального центра не хватило — им глупо и несправедливо не повезло. Ведь местным активистам чего-то постоянно не хватает, может быть опыта, может быть поддержки, некоторым не хватает ума.

Поэтому «кадровый кризис» есть не потому что люди у нас плохие, или не активные, или эгоистичные. Просто целеполагание наших людей начинается и заканчивается на Москве. Все остальное неважно. Только Москва, только федеральная власть, только так и никак иначе. Благо существуют и те, кто очень рад и региональной самореализации, достаточно вспомнить Радия Хабирова, он ведь счастливый человек.

И именно потому, нам не стоит удивляться зачищенным от какой-либо интриги перевыборам, с «красными директорами», «клоунами» и «альфа самцами» в главной роли. Приплюсуйте еще вечного спойлера Сурайкина. Зачем он там, видимо не совсем до конца понимает, и сам сталинист.

Интересно отметить, что все четверо приморских кандидатов — люди не такие уж и старые. Они примерно одного возраста и примерно одинаково самореализовавшиеся. Но почему-то они поступают так как им «завещали отцы» из советской номенклатуры (это очевидно исходя из агитматериалов кандидатов). 

На фоне нехватки кадров, участие в выборах этих господ, с очевидной «номенклатурной закалкой», демонстрируют нам не избирательный процесс, а смесь абсурда и бреда. Видимо пора возвращать графу «против всех».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

И еще раз о русском языке на Украине.

Поздравляю, по ходу, у нас нормальный человеческий министр культуры.

Курс на деаномизацию пользователей принят большей частью западных стран.

С отчетом о работе правительства Мишустина ждут в Госдуме уже в апреле.

Уход Медведева — это однозначно запланированная история.

Введение исследования интернет-аудитории — адаптация существующего законодательства.

С этим сектору придется смириться. Хочет он того или нет.

Кроме военной поддержки Ирана обязательно понадобится экономическая.

Совершенно неважные, но такие приятные двенадцать.

|статья
Сергей Лунев

Побывал в «Современнике» на постановке Гарика Сукачёва «Анархия».

Официальная позиция Евросоюза по статусу Крыма обязывает делать подобные заявления.

Накануне на улице ко мне подошла бабушка.