«Бунт биомассы»: как вывести из мозгов москвичей синдром самоката

На днях я наткнулся на статью одного гражданина, живущего «в районе „Тульской“». В ней он пытался доказать, что московской Морозовской детской клинической больнице не нужны дополнительные парковочные места. Основной аргумент автора сводился к тому, что «раз это не надо мне, значит, не надо и остальным».

Статья вызвала у меня возмущение. Не скрою, что я расцениваю такую позицию как абсолютно эгоистическую, но сейчас я бы хотел поговорить не об этом. Давайте отодвинем в сторону эмоции и перейдем к цифрам, чтобы стало понятней, какой парковочный ад творится сегодня около главной детской больницы Москвы.


Парковочный ад

Сначала о самой больнице: Морозовка — крупнейшая стационарная многопрофильная детская больница, основанная в 1903 году. В ней организован стационар на 1020 коек, 24 клинических отделения и консультативно-диагностическая поликлиника. Работает круглосуточный травмпункт. Ежегодно в нем получают помощь до 40 тысяч маленьких пациентов. В сентябре 2017 года здесь был открыт новый современный корпус на 500 коек с подземной парковкой на 146 машино-мест.

«Это крупнейший медицинский детский центр — здесь совмещены все лучшие мировые технологии. Это уникальный центр и для страны, и в мире таких центров, наверное, единицы», — сказал Сергей Собянин 1 июня, в Международный день защиты детей.

В 2017 году в Морозовской больнице было вылечено около 126 тысяч пациентов. В 2018 году ожидается увеличение потока пациентов за счет открытия нового корпуса до 180 тысяч детей. Работает в больнице около 3 тысяч сотрудников.

Теперь давайте задумаемся, а как эти 180 тысяч детей в эту больницу попадают? Тот человек, у которого есть дети, знает, что перевозка тяжелобольного ребенка в автобусе (троллейбусе, трамвае) — это разновидность средневековой пытки. А потому родители по возможности стараются привезти ребенка на автомобиле. И все бы было логично и хорошо, если бы не одно, но — практически полное отсутствие парковочных площадей достаточной вместимости.

В самой больнице из 3000 сотрудников 1600 стоит в очереди на получения разрешения на парковку. Внутри самой больницы есть небольшой пятачок на 150 машино-мест, где могут парковаться только те, кто получил специальный пропуск от руководства больницы, и пациенты с острыми ситуациями.

Еще есть подземная парковка на 146 машино-мест, которая тоже используется врачами и административно-хозяйственными службами. Итого на территории больницы может уместиться 300 автомобилей персонала и пациентов.

За территорией больницы по ее периметру организована общедоступная платная парковка, а со стороны Мытной улицы находится крайне редко используемая велополоса. Велосипедисты предпочитают в этом месте ехать по тротуару. Эта парковка суммарно дает около 100 машино-мест, однако они используются не только пациентами, но и сотрудниками близлежащих офисов, местными жителями, имеющими резидентные разрешения на парковку, посетителями ГИБДД, детского сада и школы № 627.

Офтальмологическое отделение консультативного центра Морозовской детской клинической больницы не имеет парковки для родителей больных детишек вообще! Машино-мест ноль!

Теперь давайте рассчитаем, какова потребность в парковках у этого уникального центра.

За тяжелобольным ребенком (а другие здесь не лежат) родственники ухаживают ежедневно. А это означает, что к детям приезжает около 1020 родителей. Если вы ухаживали за ребенком, который лежит в больнице, вы знаете, что каждый визит — это тяжелые сумки, которые надо дотащить от метро.

Кстати, от метро «Добрынинская» до отделения 800 метров. Поэтому многие предпочитают приезжать на автомобиле. Исходя из формулы расчета емкости парковочного пространства, принятого для объектов с повышенным трафиком, для родителей необходимы минимум 200 выделенных машино-мест.

Консультативно-диагностический центр и травмпункт пропускают ежедневно до 1000 детишек. Их всех привозят на автомобилях. Это дает потребность еще минимум в 200 выделенных машино-местах для таких посетителей КДЦ.

Отдельной проблемой является парковка персонала больницы. Далеко не все врачи живут на «Тульской» и могут ездить до места работы на самокате. Очень многие сотрудники Морозовской живут в спальных районах около МКАД или даже за ним. Врачи и медсестры работают круглосуточно, то есть с ночными дежурствами. У многих из них рабочий день просто ненормирован и зависит от состояния маленьких пациентов.

В то же время существующие заработные платы не позволяют тем, кто спасает жизнь и здоровье наших детей, парковаться на платных парковках или ездить на работу на такси. Поездки на «перекладных» с использованием пригородных поездов, метро, автобусов и трамваев зачастую отнимают у таких людей по 2—4 часа в одном направлении, из-за чего многие предпочитают просто ночевать на раскладушках на работе.

Предложения ездить на работу с другого конца Москвы или Подмосковья на велосипеде, самокате, гироскутере и прочем в условиях города, по полгода утопающего в снежной каше, мы не рассматриваем по причине их глупости и несуразности.

Что есть и что нужно?

Напомню, что на территории Морозовской уже есть 300 машино-мест. Но острая потребность в парковке для медицинского персонала уже сегодня превышает имеющуюся емкость более чем в пять раз (в очереди на парковку стоит 1600 человек).

Конечно, они не все работают одновременно, в связи с чем на сегодняшний день обоснованная потребность в паркинге для персонала составляет минимум 700 машино-мест. Минимум! Это люди, которые работают в смену, сверхурочно и которые не могут по финансовым, логическим и логистическим соображениям ездить по 50 километров на работу на самокате.

Таким образом, дефицит емкости парковок уже сегодня составляет 800 машино-мест. Это неудивительно, так как Морозовская больница — уникальная. Сюда едут лечиться со всей Москвы, всей страны и даже из соседних государств. При этом, как мы выяснили, у человека, проживающего не на «Тульской», а, допустим, в Туле, как правило, нет возможности везти ребенка в больницу на такси.

Что делать?

Быстрое решение: разрешить парковку на Мытной улице, на месте существующей и никому не нужной велополосы, ограничив время стоянки там, например, двумя часами. Этого хватит тем, кто приезжает в КДЦ.

Медленное решение: на части территории больницы есть реальная возможность строительства подземной парковки для посетителей и сотрудников больницы. Один уровень такой парковки будет вмещать около 400 машино-мест. Таким образом, строительство двухуровневой подземной стоянки (всего 800 машино-мест) для посетителей и персонала в совокупности с имеющимися машино-местами полностью решит проблему транспортной доступности Морозовской больницы. Мы специально уточнили: на этой территории не находятся сколько-нибудь значимые для функционирования больницы подземные коммуникации.

Синдром самоката

К сожалению, в нашей стране исторически не принято думать о людях. Люди в России с точки зрения некоторых персонажей — это некая биомасса, которая не заслуживает даже минимального уровня комфорта. Мы пытаемся переломить этот чудовищный вековой стереотип и пытаемся доказать, что город и страна должны предпринимать всё, чтобы жизнь людей в России и в Москве удовлетворяла хотя бы минимальным стандартам комфорта и безопасности.

Поэтому, когда я читаю комментарии людей, у которых орган, отвечающий за эмпатию, видимо, атрофировался в раннем детстве или в результате генетической мутации просто отсутствует, полагающих, что «медсестры — это быдло», не имеющее права на передвижение на автомобиле, а пациенты с грудными больными детьми «могут привезти своих детей на самокате», мне становится грустно. Одновременно мне становится и понятно то, почему все больше умных и дальновидных людей стараются при первой возможности из России уехать. Уехать туда, где к человеку относятся по-человечески, а не как к никому не нужному кожаному мешку с костями.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)