Что означает ссора православных патриархатов для обычных верующих

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Решение Синода Русской православной церкви о полном прекращении евхаристического общения с Константинопольским патриархатом является с внутрицерковной точки зрения аналогом разрыва дипломатических отношений между государствами.

Когда два государства идут на такой шаг, это вызывает неудобства, как правило, лишь для тех их граждан, которые по тем или иным причинам имеют дела во второй стране — и ездят туда по визам. Во всех остальных случаях есть дипотношения между их странами или нет, никакой роли не играет.


Для воцерковленных членов РПЦ — именно для мирян, а не для иерархов — тоже мало что изменится, рассказал «Ридусу» протоиерей Александр Ильяшенко.

Миряне теперь потеряют возможность причащаться в церквях, принадлежащих Константинопольскому патриархату. Но, честно говоря, я не уверен, что на территории России есть храмы, принадлежащие именно этому патриархату, так что это потеря сугубо теоретическая, — сказал отец Александр.

Священник не ошибается — согласно сайту Московской патриархии РПЦ, приходов Константинопольского патриархата в РФ в самом деле не указано.

Люди, которые регулярно ходят в церковь, в большинстве своем посещают один и тот же храм на протяжении всей жизни — если только не переезжают в другую местность. Поэтому для таких верующих точно ничего не поменяется.

На территории России все храмы принадлежат Русской православной церкви, за исключением разве одного-двух. Например, есть у нас Антиохийское подворье. Мы с Антиохийской церковью находимся в евхаристическом общении, так что для прихожан этого храма тоже ничего не меняется, — говорит он.

Что же касается тех местностей, в основном за пределами территории РФ, где могут сосуществовать приходы Московского и Константинопольского патриархатов, там коллизии могут возникнуть — потому что теперь прихожанам одной церкви запрещается посещать храмы другой.

И поскольку подавляющее большинство верующих не видит отличий между поссорившимися патриархатами, а обряды у обеих автокефалий одинаковые, то это уже задача духовенства — разъяснять прихожанам, чтобы они отныне посещали только „правильный“ храм, — указывает отец Александр.

Нынешний «раскол» очень мало отразится на церковной жизни российских прихожан, а вот в других странах, где присутствуют приходы одновременно двух патриархатов, последствия могут быть более острыми, предполагает доцент Центра сравнительного изучения религий РГГУ Борис Фаликов.

На Украине, где приходская демократия развита сильнее, чем в России, не исключены ситуации, когда низовая община может тоже расколоться, к какой церкви теперь формально принадлежать — русской или украинской. Тем более что церковное начальство настаивает на том, чтобы верующие определились и не сидели на двух стульях, — сказал он «Ридусу».

Для прихожан Московского патриархата РПЦ единственной ощутимой потерей станет запрет на посещение храмов в Афоне, которые находятся под юрисдикцией Вселенского патриарха — а это для православных святыня примерно такого же уровня, как для мусульман — Мекка.

Однако не надо понимать это так, что при входе в те же Афонские храмы у посетителей будут спрашивать доказательство принадлежности к конкретной автокефалии или проверять на детекторе лжи, продолжает Фаликов.

Например, хотя православная церковь далеко не приветствует, когда ее члены заходят в католические храмы, никаких репрессий за факт такого посещения не следует. Нынешний спор московских и вселенских иерархов — это совсем не та ситуация, когда паны дерутся, а у холопов чубы трещат. Потому что все церковные дела для простых прихожан — это вопрос глубоко интимный, в то время как для церковных иерархов — это вопрос статусный и политический, — заключает религиовед.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)