Россия стала лидером по региональному социальному неравенству

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Россия входит в тройку лидеров по неравенству регионов внутри страны среди государств Европы и Центральной Азии, выяснил Всемирный банк

Доклад ВБ «На пути к новому общественному договору» опубликовало агентство РБК.


Сегодня Россия имеет самый высокий уровень регионального неравенства среди крупных стран с развивающейся экономикой, таких как Бразилия, Китай и Индия.

Самое же низкое региональное неравенство зафиксировано в Дании, Австрии и на Украине.

Среди лидеров также Словакия и Таджикистан, с той лишь разницей, что регионы первой из этих стран примерно равны по благополучию, а второй — по бедности.

Меня Гондурас беспокоит

Домохозяйства в Сахалинской области (которая имеет самый высокий в РФ валовой региональный продукт на душу населения) имеют уровень жизни, аналогичный уровню жизни в Сингапуре. А домохозяйства в Ингушетии (самый низкий ВРП на душу населения) имеют уровень жизни, близкий к Гондурасу.

В Москве, Санкт-Петербурге и Казани уровень бедности не превышает 10% населения, а на Северном Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке эта цифра приближается к 40%.

Разрыв в социально-экономическом развитии как между регионами РФ, так и внутри самих регионов безобразно велик, что является постоянным источником общественной напряженности, говорит замгендиректора Международного центра развития регионов Олег Столяров.

Самый вопиющий пример такого разрыва — это Москва, где, по официальным данным, уровень дохода самых бедных и самых богатых жителей отличается в 40 раз, а на самом деле, я думаю, превышает 100, — сказал он «Ридусу».

Этот дисбаланс измеряется так называемым коэффициентом Джини (по имени автора, итальянца Коррадо Джини, предложившего этот показатель в 1912 году): он показывает соотношение доходов 10% самых бедных и 10% самых богатых жителей территории. По данным ЦРУ (от 2015 года), индекс Джини в целом по России составлял 41,2%.

Нельзя сказать, что власти России очень уж встревожены межрегиональным неравенством — судя по тому, что правительству подбрасывают проекты прямо противоположной направленности: например, развивать только пять-десять мегаполисов, бросив остальную восьмую часть суши на произвол судьбы.

Для достижения поставленной цели руководство страны будет закачивать в эти «города-шоурумы» колоссальные материальные и людские ресурсы, которые не берутся с неба, — их придется «импортировать» из остальных регионов России, обезлюживая и обедняя их еще больше.

Мы же видим это сплошь и рядом: межобластная дорога доходит до границы региона и обрывается, привет! Потому что в одном регионе деньги в бюджете есть, а в соседнем их нет. Уже десять лет Минэкономразвития пытается что-то придумать взамен этой программы, какую-то „стратегию пространственного развития“ разработать, чтобы увязать между собой транспортную и энергетическую инфраструктуру соседних регионов. Пока результат нулевой, — сокрушается Столяров.

Недавно уже и Минэкономразвития выдвинуло проект о делении России в дополнение к существующим федеральным округам еще и на экономические макрорегионы.

Авторучное управление

Столяров вспоминает, как он занимался проблемами моногорода Пикалево Ленинградской области и обнаружил, что 91% всех доходов этого поселения изымались в региональный и федеральный бюджеты.

Проблемы этого города в какой-то момент вышли на такой уровень, что туда лично Владимир Путин приезжал разруливать ситуацию и в сердцах кинул авторучку в Олега Дерипаску.

Но зачем нужны были все эти экстренные ручные методы управления, если существует совершенно очевидный способ решения проблем не только Пикалево, но и любой другой территории: оставьте собираемые там налоги внутри этой территории! — призывает экономист.

К примеру, в Канаде, где различия между относительно богатыми провинциями (такими, как Онтарио) и относительно бедными (такими, как Нунавут) тоже весьма велико, федеральное правительство с целью выравнивания уровня социально-экономического развития провинций и территорий использует специальный «гармонизирующий налог» (federal harmonization tax).

В России же аналогичная программа была свернута еще в 2008 году, и это привело к всплеску «регионального эгоизма» со стороны властей тех субъектов Федерации, которые могут себе позволить экономическую автаркию.

Например, только что переизбранный губернатор Московской области Андрей Воробьев директивно запретил подмосковным фирмам вести бизнес в регионе, если они не создают при этом дополнительные рабочие места.

Потому что существующая система уплаты НДФЛ — не по месту жительства работников, а по месту их работы — для Подмосковья является мощным налоговым «пылесосом», вытягивающим налоги в столицу.

Идее этой уже не один десяток лет, и не исключено, что она еще столько же будет оставаться на уровне «ручного управления» конкретных губернаторов, считает руководитель фискального направления Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Дело в том, что у идеи перечислять НДФЛ по месту жительства работника ровно столько же плюсов, сколько и минусов. Это тот редкий случай, когда положительные стороны реформы в точности уравновешиваются отрицательными сторонами, — сказала она «Ридусу».

Положительная сторона реформы системы распределения НДФЛ заключается в том, что люди, живущие в одном регионе, а работающие в другом, воспринимают как несправедливость, что от результатов их труда благосостояние их малой родины никак не зависит.

При существующей системе более богатые (точнее, более «трудоемкие») регионы работают, как пылесосы, вытягивая из регионов с более слабыми рынками труда рабочую силу, а вместе с нею — и налоговые поступления.

Это приводит к хрестоматийному процессу «богатые богатеют, бедные беднеют». А это опасно для единства такой огромной по географическим масштабам федерации, как российская. Все-таки Россия — не Гондурас.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)