Как не сесть за лайки и репосты: истории в примерах

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Верховный суд РФ принял решение: уточнить судебную практику по делам, связанным с публикациями экстремистского контента. Судьям порекомендовали учитывать контекст публикаций, а также напомнили о конституционном праве граждан производить и распространять информацию.

90% судебных приговоров за преступления экстремистской направленности в 2018 году были связаны с использованием осужденными интернета. Такую шокирующую цифру приводит судья Верховного суда — Олег Зателепин. Он считает, что разъяснения и уточнения, внесенные в постановление пленума ВС, помогут отличить деяния, не являющиеся общественно опасными, от экстремистских призывов.


В этот же день, 20 сентября, появилась новость о том, что Генеральная прокуратура усилила надзор за законностью привлечения граждан к уголовной ответственности по делам «за репосты».

Однако за неделю до этого Государственная дума отклонила проект закона о декриминализации подобных дел.

Чего же в действительности ждать «интернет-экстремистам»?

Блондинка из Барнаула не верит в лучшее

Мария Мотузная

© instagram.com

Марии Мотузной 24 года, она живет в Барнауле и находится в списках экстремистов за то, что постила картинки в социальной сети «ВКонтакте».

Она рассказала «Ридусу», что все началось 8 мая нынешнего года, когда рано утром в ее квартиру пришли следователь, оперативники и понятые с постановлением на обыск. В постановлении была формулировка «унижение негроидной расы». После обыска у Марии изъяли компьютер и телефон и повезли ее в отделение. «Тогда я еще не знала, что меня везут в так называемый отдел „Э“», — говорит Мария.

Повестка Мотузной

Ей продемонстрировали скриншоты картинок с ее страницы «ВКонтакте» (страница была заведена на имя Марии Фроловой), и тем же вечером в отношении девушки было возбуждено дело по статье 282 («экстремизм»).

От испуга и растерянности Мария подписала признание: мол, она действительно оскорбляла чувства православных и просит прощения у них. После этого к ее делу добавилась статья 148 — за оскорбление чувств верующих.

Картинок в альбоме, таким образом, набралось на две статьи.

Вскоре, по словам Марии, у нее заблокировали все платежные карты «в связи со спонсированием терроризма». Карты, как она отметила в интервью «Ридусу», заблокированы до сих пор.

«Карты заблокированы все еще с мая, больше блокировать нечего», — говорит она.

Также она добавила, что в результате осмотра ее компьютера в деле было зафиксировано обнаружение свастики и Гитлера: это, по ее словам, ложь.

Что стало основанием для обыска и возбуждения уголовного дела? Заявления с жалобой на экстремистский контент на странице Марии отправили две девушки — Дарья Исаенко и Анастасия Битнер, студентки Алтайского промышленно-экономического колледжа по специальности «правоохранительное дело». С Марией они даже не были знакомы.

«Думаю, их просто попросили, и их ничего не смутило», — считает Мария.

Донос на Мотузную. Часть 1

Обе дали идентичные показания, совпадающие практически слово в слово.

Страница Марии всплыла у них в рекомендациях «ВКонтакте».

Донос на Мотузную. Часть 2

Дальнейший абзац в заявлениях обеих совпадает и гласит: «Я зашла на страницу пользователя с именем „Мария Фролова“, доступ на ее страницу был свободным. На данной странице в свободном доступе были размещены фотографии с изображениями и текстами явно экстремистского характера, а также носящие негативный и агрессивный подтекст по отношению к религии и ее представителям».

Девушки почувствовали себя оскорбленными и передали информацию в центр «Э».

Мотузная в списке экстремистов

Судебные заседания по делу Марии Мотузной идут с 6 августа. Особенностью их является то, что пока судья отклоняет практически все вопросы адвоката Марии.

«Все наши вопросы отклоняются. Его позиция явно на стороне обвинения. Моему судье безразличны постановления, пленумы и прочее — он максимально предвзято и негативно относится ко мне», — говорит Мария.

Поэтому, считает она, постановление Верховного суда не сыграет особой роли в решении по ее делу: «Мне вряд ли помогут. Другим — возможно. И я этому рада».

20-летний «экстремист» оптимистичен

Даниилу Маркину 19, и он тоже живет в Барнауле. По словам Марии и Даниила, у них в регионе целая эпидемия подобных дел.

К Даниилу пришли с обыском 25 июля 2017 года в 5 часов 56 минут утра. Обыск, протокол с подозрением в терроризме, изъятие ноутбука, двух системных блоков, телефона, вай-фай-роутера и флешек. В то же время другая группа вела обыск у его родителей. Когда Даниил поинтересовался, что такого он сделал, ему предъявили его сохраненные картинки «ВКонтакте», некоторые — еще 2013 года.

«В конечном счете они нашли у меня в тысяче сохраненок штук десять мемов, которые имели религиозную тематику, ну например, не могу процитировать, но примерно: Джон Сноу жив, действительно жив. Тупые мемчики с „Форча“ — статья 282. Всё», — рассказывает Даниил.

Впрочем, у него дела обстоят лучше, чем у Марии.

«Что касается моего судьи: мне с ним сильно повезло. Это вполне адекватный человек, несмотря на работу которого даже спустя множество судебных заседаний я не могу сказать ничего плохого. Вообще про многих людей в этой карательной системе с уверенностью можно сказать следующее: они понимают происходящий невообразимый абсурд, но все равно продолжают заниматься своей работой», — говорит Даниил Маркин в интервью «Ридусу».

Он считает, что постановление Верховного суда сыграет свою роль в успехе его дела.

«Сильно сомневаюсь, что его можно оставить без внимания. Впрочем, на суде и гораздо раньше заявляли, что статьи просто за репост нет, самое значимое — наличие умысла, что и предстоит попытаться сделать экспертам в предстоящей психологической экспертизе. Однако неизвестно, что будет должно мешать СК и дальше заводить подобные уголовные дела, если работу по внесенным поправкам возлагают уже на судей, в процессе судебных заседаний. Это ведь две разные структуры», — отмечает он.

Истории одна изумительнее другой

«Экстремистские» дела поражают, если начать вникать в их детали. В прошлом году на язычницу Наталью Телегину написал донос другой язычник — Сигвальд. Можно было бы предположить, что это сведение личных счетов, но Телегина утверждает, что с Сигвальдом (в миру Евгений Салтыков) она до этого не общалась. Донос касался картинки с изображением скандинавского бога Тора, заносящего молот над горящей православной крепостью. Наталью приговорили к 140 часам принудительных работ.

Два года в колонии общего режима получила 23-летняя девушка из Волжского Ксения Бондаренко за опубликованное ею видео «ВКонтакте»: оно, по мнению суда, оправдывало терроризм. Ознакомиться с видео «Ридусу» не удалось, однако наказание, которое получила Ксения, впечатляет.

За лайк могут оштрафовать. К штрафу в размере 1000 рублей приговорили Витольда Филиппова, активиста партии «Российский общенародный союз», — он поставил «Нравится» скриншоту из фильма «Американская история Х».

Более серьезный штраф получил репостер-рецидивист Дмитрий Семенов, перепостивший фото премьер-министра Дмитрия Медведева в папахе с подписью «Смерть русской гадине». Ему пришлось выложить 150 тысяч рублей. До этого за репост картинки со свастикой Семенов получил тысячерублевый штраф.

Александр Еделеев из Омска ругался на мигрантов из Средней Азии, «возбуждая ненависть и унижая человеческое достоинство». Омич считал, что мигранты отнимают у него работу. Суд приговорил его к 200 часам общественных работ.

Евдокия Романова писала закрытые статьи в поддержку ЛГБТ-подростков. Закрытый статус постов ее не спас: Евдокию приговорили к штрафу в 50 тысяч рублей.

«За репост» экстремистского видео (а также за два видео, размещенные на своей странице самолично) сидит националист Максим Марцинкевич (Тесак). Его приговорили к пяти годам лишения свободы.

Сторонник Украины и противник присоединения Крыма Андрей Бубеев много писал об этом на своей странице, а потом как-то репостнул материал публициста Бориса Стомахина (самого отбывающего срок по «экстремистской» статье) с лозунгом о территориальной принадлежности Крыма и изображение тюбика зубной пасты с подписью на ту же тему. Суд приговорил его к двум годам и трем месяцам колонии-поселения.

При этом, например, Константин Жаринов в 2014 году репостнул на своей странице текст запрещенной в России организации «Правый сектор» с призывом к россиянам восстать против правительства и получил куда более мягкое наказание — два года условно, был амнистирован практически сразу.

Активист из Московской области Валентин Соколов репостнул в «Одноклассниках» картинку с изображением, которое, по мнению судьи, возбуждало ненависть к русским. Соколов утверждает, что репостил его с негативным комментарием «Насколько нужно быть упоротым, чтобы нести такую ересь. Или сознательно разжигают. Страшно читать». Сначала его приговорили к полутора годам лишения свободы, потом приговор был смягчен до восьми месяцев.

23-летний студент Александр Крузе разместил четыре картинки, которые суд счел экстремистскими. Крузе учился на юридическом факультете и проводил опрос для дипломной работы на тему «Экстремизм в современных условиях: международные аспекты противодействия». 27 декабря 2017 года суд приговорил его к двум с половиной годам колонии-поселения.

Как видим, практика «дел за репост» крайне неоднозначна.

Юристы настроены скептично

Павел Чиков, глава правозащитного центра «Агора» в своем Telegram-канале высказывает сомнение, что решение Верховного суда поможет обвиняемым в экстремизме.

Он приводит следующие примеры: приговоры нескольких осужденных (Андрей Бубеев, Руслан Соколовский, Данис Сафаргали, Рафис Кашапов) были обжалованы в Верховном суде, однако в передаче кассационной жалобы было отказано.

Адвокат и правозащитник Матвей Цзен также настроен скептично.

«Фактически ВС указал судам, что дела по экстремизму надо рассматривать тщательно и учитывая все обстоятельства. На словах хорошо, а на деле ничего не меняют. Ведь если начать что-то менять, то получится, что раньше-то работали некачественно», — сказал он в интервью «Ридусу».

«Во-первых, постановления пленумов ВС носят рекомендательный характер. А во-вторых, ничего не мешает Верховному суду отменять приговоры в тех случаях, когда он считает их незаконными, несправедливыми. И до этого не мешало», — добавил он.

В то же время Матвей Цзен отмечает, что решение прокуратуры повысить уровень контроля над подобными делами может сыграть свою положительную роль в судьбе «экстремистов».

Что говорят в полиции?

«За 2017 год судами РФ приговорено по статьям 280—282 УК РФ 657 человек, из них Верховным судом — 0. Эта статистика говорит о том, что ни один из 657 человек не довел свое дело до рассмотрения Верховного суда. При этом мы видим, что довольно большое количество дел подобного рода обсуждаются на страницах „оппозиционных“ СМИ и в блогах, где обвиняемые предстают напуганными агнцами, у которых под пытками злобные полицейские выбили какие-то признания. При такой постановке вопроса сторонний наблюдатель лишен возможности ознакомиться с самой сутью обвинения. Отсутствует возможность самому посмотреть и оценить как выкладываемые картинки, комментарии к ним и общую направленность страницы, так и оценить позицию следствия, результаты проведенных экспертиз и доводы обвинения», — говорит питерский следователь, пожелавший остаться неизвестным.

Сам правоохранитель порекомендовал желающим обезопасить себя от обвинений за репост следующее: «Помни, что ты часть общества. Если общество устанавливает какие-либо ограничения, то будь любезен эти ограничения соблюдать. Не согласен с ними — добивайся отмены. Но пока ограничения действуют, соблюдай закон.

Сохраняй здравый смысл. Если ты придерживаешься взглядов, которые общество отторгает, то не надо переть с этими взглядами на центральную площадь. Задай самому себе вопрос: смогу ли я отстоять и доказать верность своих взглядов? В противном случае будь готов, что общество докажет тебе твою собственную никчемность. Костры, безусловно, уже не пылают, но покарать общество не только может, но и имеет право.

Все рассматриваемые случаи объединяет одно — открытость. Никого не привлекли к ответственности за высказывание своего мнения в личной переписке (по крайней мере, мне о таком не известно). Как только ты представляешь свое либо тиражируешь чужое мнение неограниченному кругу близких людей, будь готов к тому, что не все будут с твоим мнением согласны и могут потребовать за слова ответа».

Слуга закона также напомнил, что правоприменительная практика по отношению к публичным высказываниям существует не только в России. В Европе осуждают не только за репосты, но даже за простую поддержку в виде лайка. В качестве примера он привел историю 45-летнего швейцарца, которого в мае 2017 года осудили за лайк к комментарию на Facebook. Его приговорили к 4,1 тысячи долларов штрафа.

По мнению следователя, нынешнее решение Верховного суда можно рассматривать как еще одно разъяснение уже существующих положений для упрощения правоприменительной практики. Шансы, что оно смягчит положение тех, кто еще не осужден, вполне присутствуют.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small default
    Моргейн Анахаран27 сентября, 00:29

    У нас в стране слишком часто путают свободу слова и хамство. Отсюда результат - недоумение от того, что общество призывает к ответу...
    Закон нужный, только вот без реальных сроков. А вот общественные работы и штрафы - это прямо идеально учить граждан вести себя адекватно.

    И истории конечно все разные. Равнять посты в чью-то защиту (пусть даже и ЛГБТ подростков) и призывы к насилию над мигрантами - это нонсенс.
    И первые две истории тоже совершенно разные. Если у девушки реально агрессивные картинки, которые меня, как верующую, например, покоробили (я бы решила проблему проще - отправила барышню в ЧС, скрыла ее новости), то у молодого человека мемы меня улыбнули даже...

  • Small b9ac2fbdce
    Игорь Серебряный27 сентября, 15:27

    А вот в августе 1968 семь человек вышли на Красную площадь, протестуя против подавления Пражской Весны, хотя общество отторгало их взгляды. И сейчас все понимают, что эти семеро были героями, а 250 миллионов - послушным быдлом.