Дислексия: недуг, размывающий грань между «слабоумием» и гениальностью

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Дислексия — не новое и достаточно распространенное расстройство. Дети с ним путают буквы, переставляют местами слоги и испытывают прочие трудности при чтении. Проблема не проходит с годами и почти всегда сохраняется в течение всей жизни человека. 

С расстройством чтения связаны разные мифы и заблуждения. Попробуем разобраться, в чем же суть явления, какая нейрофизиология за ним стоит и мешает ли дислексия одаренности.

Если рассматривать усредненные цифры по всем странам, то количество дислексиков будет колебаться в пределах от 5 до 10%. От проблем с чтением страдали поэт Владимир Маяковский, изобретатель Томас Эдисон, физик Майкл Фарадей, художник Пабло Пикассо. Нередко говорят о дислексии Петра I, который к тому же обладал неровным и неразборчивым почерком. И этот список можно продолжить. Как видно, плохие навыки чтения не мешают, а часто сопутствуют талантам.


Дислексию путают с алалией, однако их нужно четко различать. Их разница в том, что дислексия — это неспособность научиться бегло и правильно читать, а алалия — это расстройство устной речи, трудности с произнесением слов и предложений. Часто их рассматривают в связке с дисграфией и дискалькулией. Все четыре явления затрудняют обучение и, в зависимости от отдельных черт, могут тормозить социализацию.

Почему в России не существует диагноза «дислексия»?

В России термин «дислексия» не используется. Дело в том, что в стране действует стандарт МКБ-10 (Десятый пересмотр международной классификации болезней), согласно которому существует только специфическое расстройство чтения (код F81.0). Этот диагноз — довольно общий, т. к. он не делает различий между непониманием печатных слов и непониманием текста. В США дислексия определена конкретнее, явление описывается в последнем, пятом издании DSM («Диагностический и статистический справочник ментальных расстройств»).

© pixabay.com

Какие формы она принимает?

Первая — оптическая. В языках, базирующихся на кириллице или латинице, начертания букв не отличаются контрастным многообразием, т. е. все буквы состоят из похожих элементов, только расположенных в разных последовательностях. Ребенок с оптической дислексией путает буквы, т. к. для него они не имеют характерных черт, которые могли бы стойко врезаться в память.

Вторая форма — семантическая. За предложениями дислексик не видит текста, т. е. он различает символы, связывает их в слова, но не может разобрать семантику, смысл прочитанного.

Третья форма — аграмматическая. Ее обычные проявления выглядят так: «низкая стол», «бежевая плед». Т. е. суть здесь не в различении символов, а в согласовании слов. Точно такие же ошибки наблюдаются при аграмматической дисграфии. Что логично, для носителей разных языков она будет иметь уникальные черты из-за их грамматической несхожести.

Четвертая форма — фонематическая. При чтении ребенок путает глухие и звонкие, твердые и мягкие согласные, читает медленно, по буквам, переставляет слоги.

И последняя форма — мнестическая, вызванная расстройством памяти. Мнестический дислексик не может запомнить, как связаны графический знак и звук, для него очертания символа выглядят абстрактно и неконкретно.

Что мешает читать и понимать прочитанное?

Фундамент проблемы — нейрофизиология. Разумеется, ее можно нивелировать, но только до определенной степени. Еще считается, что у дислексии есть генетические причины.

После 130 лет изучения расстройства ученые в целом сходятся во мнении, что строение задней части левой средней височной извилины мозга — ее краеугольный камень. Еще один нюанс — это сбой в распределении функций между полушариями. Список причин завершает расстройство зрительного восприятия. У хорошо читающих людей глаза передают мозгу разные картинки. Т. е. информация от правого глаза слегка отличается от информации от левого. При этом один глаз имеет приоритет. Глаза же дислексика передают мозгу совершенно одинаковую информацию, и это мешает ее верно обрабатывать.

© flickr.com

Дислексия — не признак слабоумия

Иногда встречается точка зрения, согласно которой неуверенное чтение — индикатор слабоумия. Разумеется, это грубая ошибка. Первый задокументированный случай дислексии относится к 1887 году, когда немецкий медик Рудольф Берлин в своей работе рассказал о пациенте — мальчике с достаточно развитым интеллектом, но систематически ошибающемся при чтении. Ребенок уверенно и правильно мыслил, не страдал слабоумием.

Наконец, в 2011 году было доказано, что дислексия — это не проблема из области IQ и измерений общего интеллекта. Чтобы подтвердить эту гипотезу, ученые из Массачусетского технологического института провели нейрофизиологический эксперимент. Они пригласили 131 ребенка, от 7 до 17 лет. После непродолжительного теста на качество чтения и уровень интеллекта испытуемых разбили на три группы: хорошо читающие с нормальным IQ, плохо читающие со стандартным IQ и плохо читающие с низким коэффициентом интеллекта. Во время теста им показывали напечатанные словосочетания и спрашивали, зарифмованы они или нет. Параллельно запускалось магнитно-резонансное сканирование шести участков мозга, отвечающих за поиск соответствий между звуками и графическими знаками. Итог: у детей с дислексией активность этих участков была одинаково низкой, независимо от того, какой IQ был у ребенка, пониженный или нормальный.

Дислексия и одаренность

Бытует мнение, что это косвенное проявление одаренности. В этом, конечно, можно найти рациональное зерно. Хотя бы потому, что мозг может компенсировать недостаточное развитие одной способности выдающимся развитием другой.

В 2010 году ученые из Мидлсекского университета (Соединенное Королевство) провели эксперимент, чтобы подтвердить или опровергнуть связь дислексии и редких талантов. Тест сводился к анализу визуального восприятия и восприятия трехмерного пространства. В итоге выяснилось, что дислексики успешнее запоминают мелкие детали изображений и лучше воспроизводят разноцветные рисунки по памяти. Опираясь на эти выводы, можно даже сделать робкую догадку, что феноменальные художественные способности Леонардо да Винчи и Пабло Пикассо были связаны с их дислексией.

© pixabay.com

Как она лечится?

Проблема преодолима. Но важно понимать, что коррекция этого изъяна не избавляет от него целиком, а скорее помогает овладеть техникой, за счет которой человек будет «обманывать» врожденный дефект и успешно его компенсировать. Лечение зависит от типа расстройства. Т. е. при мнестической дислексии делают акцент на тренировке памяти, при аграмматической упор делается на буквально зазубривание языковых норм и т. д. Это рутинный и долгий процесс, связанный с многократным повторением.

Каков итог?

Нейрофизиология — ключ к пониманию дислексии. Именно она обуславливает эту проблему и мешает избавиться от нее. Она может соседствовать с низким интеллектом, но это не значит, что они устойчиво связаны или что одно обуславливает другое. К сожалению, полностью дислексия не излечима, но компетентная терапия может избавить от дискомфорта при чтении.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)