«ОСАГО не спасет»: как автомобилистов ставят на деньги

Получив на руки полис ОСАГО, подавляющее большинство автомобилистов уверено, что в случае совершения ими ДТП с пострадавшей стороной за них расплатится страховая компания. По крайней мере, если ущерб не превышает установленного страхового лимита. Ситуация, о которой пойдет речь, показывает, что это далеко не так.

Автогражданская безответственность

В 2016 году Алексей Банковский стал виновником ДТП. Как рассказал он сам «Ридусу», его автогражданская ответственность была застрахована в компании «Тинькофф Страхование». Поскольку сумма ущерба, нанесенного им автомобилю другого участника аварии, была заведомо меньше лимита выплат по ОСАГО, Алексей, будучи уверенным, что его СК уладит все вопросы, не придал этому событию особого значения.

Однако летом 2018 года стало ясно, что быстрого решения у этой истории не будет. Страховая компания потерпевшего от его действий — СК «Согласие» — подала в суд иск к Банковскому на сумму 12 138 рублей. Суд вынес решение в пользу истца.


Эта странная цифра представляет собой разницу между стоимостью ремонта пострадавшего автомобиля по КАСКО, оплаченного СК «Согласие» (31 238 рублей) и страховым покрытием по ОСАГО, выплаченным страховщиком Банковского, СК «Тинькофф Страхование». Оно равнялось 19 100 рублям с учетом износа поврежденных деталей и 21 826 рублям без учета оного.

Сумма покрытия была рассчитана по результатам экспертизы, проведенной ООО «Межрегиональный экспертно-технический центр» по заказу СК «Согласие».

Немаловажно и то, что, в соответствии с документами (имеются в распоряжении «Ридуса»), пострадавший от действий Банковского автомобиль был направлен СК «Согласие» на экспертизу уже после ремонта.

Почему я, имея полис ОСАГО с покрытием 400 тысяч рублей, обязан доплачивать пострадавшему за ремонт его авто, если ущерб десятикратно покрывается страховой суммой? — недоумевает Алексей Банковский.

«Ридус» попытался отыскать ответ на этот вполне логичный вопрос.

© visualhunt.com

Ерундой занимаемся

На первый взгляд, возмущение Алексея в самом деле оправданно.

Почему пострадавший автомобиль был отправлен на ремонт до получения заключения экспертизы? Почему ремонт был осуществлен на сумму, существенно превосходящую указанную в заключении экспертизы, даже с учетом износа? Почему претензия в адрес страховой компании Банковского была направлена на сумму, указанную в заключении экспертизы, а не на реальную сумму ремонта?

И главное: почему разница между реальной стоимостью ремонта и выплатой страховой компанией Банковского была взыскана с него, а не с СК «Тинькофф Страхование», при том что стоимость ремонта не превышает лимитов ОСАГО?

Эти вопросы мы задали страховой компании «Согласие», как истцу по судебному спору. Нельзя сказать, что общение с представителем СК проходило в атмосфере сотрудничества и полного взаимопонимания.

Представитель СК «Согласие» Елена Григорьева прежде всего дала «Ридусу» дельный совет — писать о действительно важных национальных проблемах, а не тратить свое и ее время на «выяснение ерунды».

Закон об ОСАГО действует уже более десяти лет, и кому-то все еще интересно это обсуждать? Вы бы нашли якобы мухлюющие с расценками автосервисы и послали запрос не только в нашу компанию, а еще в сто других. Тогда это был бы хороший обзорный материал, — высказала она свое видение редакционной политики «Ридуса».

Григорьева сообщила, что запрос «Ридуса» на самом деле обсуждался с юристами компании. Но на прямой вопрос, к какому заключению они пришли, сообщила, что «это не важно».

Позднее госпожа Григорьева все же прислала ссылки на ряд законодательных актов (ГК РФ, закон № 40-ФЗ от 25.04.2002 об ОСАГО, Конституцию РФ, решения Конституционного суда) в обосновании законности требований СК «Согласие» к Банковскому.

Общий смысл этих ссылок сводится к тому, что институт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств не может подменять собой институт обязательств, регламентируемый главой 59 ГК РФ, и не может приводить к снижению размера возмещения вреда, на которое вправе рассчитывать потерпевший.

С лица, причинившего вред, может быть взыскана сумма в размере части требования, оставшейся неудовлетворенной в соответствии с данным Федеральным законом, — закон об ОСАГО.

Григорьева поясняет:

Именно на это указал и Конституционный суд РФ в марте 2017 года. В силу указанного выше, страховщик вправе в порядке ст. 15, п. 1, ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 предъявить требования непосредственно к причинителю вреда в части суммы, превышающей страховое возмещение, установленное законом об ОСАГО.

В компании «Тинькофф Страхование» «Ридусу» отказались разъяснить, почему компания не выплатила полную сумму ремонта автомобиля, пострадавшего от действий их клиента (при том что страховое покрытие по ОСАГО многократно ее превышает). Представители СК сослались на невозможность комментировать ситуации, затрагивающие интересы этих самых клиентов.

© Алексей Смышляев/Интерпресс/ТАСС

С паршивого страхователя

Бывший сотрудник одной из страховых компаний Сергей Казанцев в целом подтвердил «Ридусу», что ситуация, в которой оказался Банковский, действительно совершенно рутинная: «Страховые компании всегда стараются минимизировать выплаты и взять с виновника ДТП по максимуму».

Для этого страховые компании имеют «прикормленные» автосервисы, куда направляют машины своих клиентов, и там производят ремонт по ценам, заведомо превышающим экспертную оценку. Расчет здесь простой: стоимость ремонта, указанную в экспертной оценке и согласно установленным тарифам Союза автостраховщиков, выплачивает страховщик противоположной стороны. А разницу между официальной и фактической стоимостью компания пострадавшего кладет себе в карман, — объясняет он механизм образования этой «прибавочной стоимости».

По мнению Казанцева, ссылки страховщиков на то, что реальная стоимость ремонта превысила ту, которую определила экспертиза, не могут являться головной болью виновника ДТП. «Поэтому их требования к Банковскому незаконны», — настаивает он.

Проблема в том, что из-за спора о нескольких тысячах или даже десятках тысяч рублей большинство автомобилистов не считают рациональным входить в энерго- и времязатратные судебные процессы, копаться в справочниках РСА, нанимать адвокатов и т. д. Потому что по большинству таких ДТП доплаты составляют меньшие суммы, чем те, что уйдут на оплату юристов, не говоря уже про безвозвратно убитые нервные клетки. Страховщики же и вступившие с ними в сговор СТО именно на это и рассчитывают: с миру по нитке, компании — прибыль, учитывая количество страховых случаев.

То, с чем столкнулся Алексей Банковский, — чистой воды развод. Страховая потерпевшего поставила машину своего клиента на «свою» СТО, где расценки в полтора раза выше указанных в справочниках РСА. В данном случае «Тинькофф» заплатил «Согласию» по полису ОСАГО исходя из расценок РСА. А вся разница вылилась на виновника, — формулирует суть данной истории Казанцев.

Закон коряв, но он закон

Несмотря на солидную нормативно-правовую базу, представленную СК «Согласие», нас не оставляло ощущение, что что-то здесь не так. И слова Казанцева только укрепляли нас в этом ощущении.

Если статьи ГК РФ и прочие документы имеют больший вес, чем полис ОСАГО, то какой смысл тогда в последнем вообще? За что страхователь платит немалые взносы страховщику, если тот в критический момент отказывается платить по счетам?

Чем с большим количеством автоюристов и страховых экспертов мы разговаривали, тем сильнее становилось ощущение, что в сфере автогражданской ответственности страховые компании руководствуются принципом «Обещать — не значит жениться». Но автовладельцы идут на условия страхователей по двум причинам: во-первых, без полиса ОСАГО вообще нельзя садиться за руль.

Во-вторых, в пользу страховщиков, как мы выяснили, работает юридический принцип, о котором вряд ли осведомлен кто-либо из страхователей до той минуты, когда ему приходит повестка в суд. (Те же, кто водит аккуратно и в ДТП не попадает, могут прожить долго и счастливо, так и не узнав, что это за принцип такой.)

Принцип этот называется труднопроизносимым словом «суброгация». Это когда к страховщику, выплатившему возмещение своему страхователю, переходит право требовать покрытие убытков с причинителя вреда, согласно ст. 965 ГК РФ.

Эта маленькая правовая деталь действительно представляет собой серьезную опасность для всех обладателей полиса ОСАГО.

Суброгация фактически превращает эти полисы в фикцию даже в тех случаях, когда сумма ущерба оказывается ниже страхового покрытия. И получается, что выплаты по суброгации могут оказаться любыми, так как верхнего предела стоимости ремонта не существует по умолчанию.

Как сказал «Ридусу» сам Алексей Банковский, ему еще повезло, что доплата составила всего 12 тысяч с небольшим, а не, скажем, 200 тысяч рублей. «И хорошо, если вы вовремя получите повестку и решения суда, а не узнаете о своем долге на границе», — говорит он.

Незнание закона не освобождает от ответственности, даже если этот закон кажется корявым с точки зрения здравого смысла. Это противоречие разрешил 10 марта 2017 года Конституционный суд РФ.

Он признал законным право потерпевшего получить компенсацию всей суммы, затраченной на ремонт, а не только рассчитанной по документу с длинным названием «Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов».

Таким образом, получается, что страховщик потерпевшего в самом деле имел право требовать с виновника компенсацию разницы между осаговской и реальной стоимостью ремонта авто.

© visualhunt.com

Как быть, кому жаловаться

Во Всероссийском союзе страховщиков тем не менее не считают эту (и подобные ей) ситуации столь уж однозначно проигрышными для виновников ДТП.

В частности, СК «Согласие» не могла выдать своему клиенту направление на ремонт до того, как был проведен осмотр поврежденного транспортного средства потерпевшего или его независимая техническая экспертиза, сказали «Ридусу» в ВСС.

О том, как по максимуму избежать таких ситуаций, рассказал «Ридусу» (и всем автомобилистам) зам. исполнительного директора Российского союза автостраховщиков Сергей Ефремов.

В тех случаях, когда виновник ДТП оказывается вынужденным доплачивать за ремонт чужой машины, он виноват не только в самой аварии, но и в том, что не сообщил в 5-дневный срок об этом в свою страховую компанию, как того требует закон об ОСАГО. А незнание закона — или нежелание его выполнять — никак не освобождает от ответственности, — подтвердил он.

В случае своевременного оповещения виновником аварии собственной страховой компании у последней есть необходимое время для того, чтобы приступить к выполнению своих обязательств перед клиентом по ОСАГО. Это означает, что ответственность за ремонт поврежденного автомобиля будет лежать полностью на ней, что исключает возможности манипуляций с завышением его цены (за ремонт платит сама СК). По крайней мере, если эта стоимость находится в рамках страхового лимита. 

При этом, с 1 января 2018 года если пострадавший выбирает ремонт, а не денежную выплату, то осмотр и ремонтные работы будет проводить СТО не по выбору потерпевшего, а та с которым страховая компания заключила договор о сотрудничестве.

В случае, когда за ремонт берется СК пострадавшей стороны (если машина застрахована по КАСКО), не связанная с виновником (и его страховой) какими-либо обязательствами, суброгация практически неизбежна. Страховой компании пострадавшего нет надобности выискивать оптимальные расценки и втискиваясь в жесткие нормативы. Все затраты впоследствии будут переадресованы ею виновнику ДТП и его страховой.

Это не чья-то бюрократическая выдумка, а следствие реального процесса восстановления автомобиля в сервисе, объясняет Ефремов.

Страховщик виновной стороны хочет быть уверенным, что пострадавшая сторона выставляет ей счет, в котором отражены реальные затраты на ремонт, а не накрученные в соответствии с аппетитами СТО. Поэтому страховщик торопится увидеть реальное состояние автомашины как можно скорее после ДТП, пока к ней не прикоснулась рука ремонтника, — говорит он.

Впрочем, оперативное обращение в свою страховую после совершения ДТП не является абсолютной гарантией того, что та сразу же бросится отстаивать интересы своего клиента по ОСАГО. Очевидно, что многое будет зависеть от ее политики по отношению к клиентам и... «коллегам» по рынку, в лице СК, представляющих потерпевшую сторону. Вполне возможно, что отстаиванию реноме клиентоориентированной компании, в ряде случаев  страховая предпочтет отделаться формальной выплатой на основе установленных нормативов. 

Happy end отменяется

Последний гвоздь в наши «поиски справедливости» вбил эксперт по автострахованию Дмитрий Руденков, который уверил нас, что мы пытаемся пролезть в игольное ушко.

Какого-то универсального рецепта, чтобы ездить на автомобиле со спокойной душой, в самом деле не существует, сказал он.

Если у вас есть ОСАГО, все равно стоимость реального ремонта может отличаться от стоимости, рассчитанной по экспертной оценке и по таблицам Единой методики, потому что эти таблицы не могут диктовать автосервисам, какую цену за запчасти просить. Это как повезет: уложится сервис в сумму методики — вы никому ничего не должны. Не уложится — придется доплачивать разницу, — сказал он «Ридусу».

Даже приобретение ДСАГО («расширения») не дает гарантии, что на вас не повесят ответственность по суброгации, подчеркивает Руденков.

Страховые компании, как правило, при заключении ДСАГО оговаривают франшизу, то есть сумму, в пределах которой страховщик снимает с себя ответственность по компенсации за страховой случай. Эта франшиза может достигать 400 тысяч рублей, то есть «минималки» по ОСАГО. В таком случае, чтобы получить что-либо по расширению, вам надо повредить чужой автомобиль на сумму, не меньшую, чем франшиза, а это надо очень постараться, — объясняет он.

Можно представить себе фантастическую ситуацию, когда обладатель ДСАГО — виновник ДТП, видя, что нанесенный им ущерб не дотягивает до предела, с которого прекращается франшиза, достает молоток и начинает крушить пострадавший автомобиль, чтобы превысить требуемую сумму и тем самым устроить «суброгацию наоборот» — перевести ответственность на своего страхователя.

При всей бредовости такого допущения это именно то, к чему гипотетически подталкивает виновника ДТП существующая система страхования вкупе с Гражданским кодексом и законом об ОСАГО.

Выход один — заключать договор ДСАГО в такой страховой компании, которая не оговаривает франшизу. «Если только вам такую удастся найти», — предупреждает эксперт.

Конечно, добавляет он, всегда можно пойти в суд как последнюю линию обороны: сделать собственную экспертизу и эти данные предъявить в составе иска к страховой компании, пытаясь доказать, что та существенно превысила сумму ущерба.

Но, как уже было дважды сказано другими экспертами, большинство людей, если они не клинические сутяжники, вряд ли будут заниматься судебными тяжбами при том относительно небольшом ущербе, какой фиксируется в большинстве аварий. Они предпочитают заплатить эти несколько тысяч или десятков тысяч, но сберечь нервы. Хотя, как в анекдоте, осадочек остается надолго.

Nota bene

Законодатели признают, что такая проблема в самом деле существует, сообщил «Ридусу» депутат Госдумы Ярослав Нилов.

К нам поступали обращения по подобным ситуациям, когда из-за того, что нанесенный ущерб рассчитывался по разным методикам, с виновников ДТП через суд взыскивалась разница. Мы запросили Центральный банк, в котором тоже согласились, что такая проблема существует, — сказал он.

Некоторое время назад в Госдуме прошли слушания на тему совершенствования федерального закона об ОСАГО, однако в защиту прав автоводителей выступающие если и говорили, то в самых общих словах. В основном же страховщики жаловались депутатам и друг другу на тяжелую жизнь и мошенничество со стороны тех самых водителей. Об отмене суброгации и других приемов, используемых страховщиками в отношении виновников ДТП, говорить они даже не собираются.

Из чего напрашивается вывод, что ситуации, подобные той, в которой оказался Алексей Банковский, будут повторяться и дальше. Это вполне объяснимо, учитывая выгодность подобного положения дел для самих СК, располагающих значительными лоббистскими возможностями на всех этажах государственной власти.

Что же касается автомобилистов, то всем им следует понимать, что, в отличие от большинства развитых стран, в России полис ОСАГО не является абсолютной гарантией от того, что виновнику ДТП не придется платить из своего собственного кармана. Даже в том случае, если нанесенный ущерб полностью перекрывается установленным страховым лимитом.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (3)

  • Small 51ff354b15
    Давид Ройстман02 октября, 07:37

    Автор статьи мало того, что не разбирается в вопросе и намешал всё в кучу, так ещё и сам себе явно противоречит по ходу текста. Самое смешное, что основная проблема, из которой вылилась подобная ситуация, вообще не упомянута. Речь об аммортизации (износе). Именно наличие в методике расчёта фразы об износе даёт денежное расхождение в оценке и реальном ремонте.

  • Small 51ff354b15
    Давид Ройстман02 октября, 07:42

    Самое интересное, что с износом тоже всё непросто. В ГК написано, что страховая выплата не должна вести к необоснованному обогащению, а установка новой детали на старую машину рассматривается именно так. Иными словами, чтобы страховые имели право платить за ремонт целиком нужно менять статью гражданского кодекса.