Эдита Пьеха: композиторы доверяли Кобзону лучшие песни

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Множество представителей творческих профессий России отозвались на известие о смерти Иосифа Кобзона — знаменитого советского и российского эстрадного певца.

Народная артистка СССР Эдита Пьеха рассказывает, что ей никогда не приходило на ум, что придется выступать в роли «музыкального критика», говоря об Иосифе Кобзоне.

Мы просто пели песни, часто одних и тех же композиторов. Они доверяли ему свои лучшие песни. Потому что Иосиф был „всеядным“ — в том смысле, что ему были доступны любые жанры. Он умел перевоплощаться под ту песню, которую исполнял, — рассказала она «Ридусу».

Кобзон, исполняющий песню Бабаджаняна, и Кобзон, исполняющий песню Таривердиева, — это словно два разных исполнителя, настолько разная у них энергия, мелодика. Но Кобзон мастерски доносил до слушателя и ту и другую, вспоминает певица.

Это счастье, что Бог наделил таким вокалом этого человека. Иосиф был талантом всеобъемлющим, и он останется в памяти людей на долгие годы, как и песни в его исполнении, говорит она.

По словам Пьехи, Иосиф Кобзон мог бы петь в опере, как могли бы это делать и Муслим Магомаев, и Лев Лещенко, и Марк Бернес.

Но он предпочел именно песенную эстраду. Там ему было все под силу. Ему было все под силу и в физическом смысле, такой он был мощный человек. Недаром ходила поговорка о том, что легче остановить бегущего бизона, чем поющего Кобзона, — вспоминает Пьеха.

Иосиф Кобзон был человеком, энергии которого хватило бы на десятерых, и именно поэтому он удержался в обойме в те годы, когда многие его соратники по эстраде канули в небытие, вспоминает руководитель ВИА «Ариэль» Ростислав Гепп.

Мы с Иосифом Кобзоном не раз выступали в одних концертах, и я бы не сказал, что меня очень привлекал его музыкальный стиль. Он был певцом более традиционным, более консервативным, чем мы, воспитанные на „Битлз“. На вкус и цвет, как известно… Но своей работоспособностью он вызывал к себе огромное уважение независимо от того, нравился нам или нет его стиль, — рассказал «Ридусу» музыкант.

Для всех «рожденных в СССР» Кобзон оставался визуальным и музыкальным символом той эпохи, своего рода ностальгическим монументальным эхом советского времени.

Ведь Кобзон всегда был певцом „официозным“, без него не обходился ни один концерт к праздничным датам. Он, конечно, и похулиганить мог, исполнить какие-то еврейские песенки. Мог и очень проникновенно спеть — за что его бабушки просто боготворили. Но в целом он, конечно, воспринимался как исполнитель, встроенный в систему. И именно это помогло ему в дальнейшей карьере уже после распада СССР, — рассказывает Гепп.

По словам Геппа, Иосиф Кобзон имел на пике своей эстрадной карьеры такой же общественный вес, какой имела его современница Алла Пугачева. Но если Алла Борисовна была «поп-революционеркой», то Иосиф Давыдович, напротив, символизировал собой «незыблемые устои», в том числе в эстрадном искусстве — как своими песнями, так и сценическим образом — он всегда появлялся на сцене не иначе как в костюме и галстуке, в то время как Пугачева постоянно экспериментировала со своим внешним видом.

Поскольку Кобзон всеми воспринимался как „правительственный“ певец, ему ничего не стоило пинком открыть любую дверь, вплоть до самых верхов. Вот другой такой же „околовластный“ певец того времени, Эдуард Хиль, не смог найти себя в годы перестройки, когда советские заслуги одномоментно потеряли всякую ценность — и в какой-то период скатился до уровня ресторанного исполнителя. А Кобзон, опять же за счет своей энергетики, не только не стал памятником самому себе, а нашел свое место в постсоветской России, — говорит музыкант.

По той же причине смену эпох не выдержали (в художественном смысле) многие молодые современники Кобзона из рок-тусовки. Когда их песни выражали молодежный протест, они были востребованы. Но когда идеологическое давление и запреты были сняты, эти исполнители остались без аудитории. Кобзон же, который никогда не «прогибался под изменчивый мир», а прогибал его под себя, и в новой России сохранил свое место — правда, уже не столько как певец, сколько как политик.

Хотя день своего 75-летия, 11 сентября 2012 года, он отметил сольным концертом в Государственном Кремлевском дворце — на той же сцене, где его слушали когда-то Брежнев, Андропов и Горбачев.

Иосиф Кобзон был удостоен множества почетных наград, включая звания народного артиста СССР, лауреата Государственной премии СССР, а также премию Правительства РФ и звезду Героя Российской Федерации.

Читайте также:

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)