Что стоит за появлением эсминцев США в Черном море

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Президент США Дональд Трамп подписал рекордный военный бюджет Пентагона на 2018—2019 год, названный в честь инициатора увеличения военных расходов, проходящего курс химиотерапии сенатора Джона Маккейна. На цели оборонного ведомства, направленные на абсолютное доминирование Соединенных Штатов в подлунном мире, выделяется целых 716 млрд долларов. Это больше, чем совокупный военный бюджет десяти крупнейших государств, следующих за Штатами. В том числе Китая, России, Саудовской Аравии, Великобритании, Франции, Германии, Турции, Индии, Италии и Японии.

Безопасность по-американски

О том, зачем Вашингтону и его военным такой бюджет, поговорим как-нибудь в другой раз, а сейчас обратим внимание на один из пунктов этого 1200-страничного документа. А именно — на рекомендацию главе Пентагона, госсекретарю США и главкому НАТО в Европе (президент Трамп и Конгресс не скрывают, что командуют Североатлантическим альянсом) рассмотреть возможность увеличения частоты и масштаба совместных с Украиной и Грузией военных учений в Черном море.

По версии американских законодателей, наращивание военной активности ВМС США в Черном море будет «противодействовать влиянию России в регионе». Странная инициатива — можно подумать, что американские корабли, заходящие в черноморскую акваторию на 21 день (больший срок запрещает договор Монтрё), смогут как-то повлиять на авторитет России в регионе?! Но конгрессмены часто ставят перед своими политиками и военными недостижимые задачи, — не будем об этом.

Данный параграф нового американского военного бюджета можно было бы и не заметить, если бы в день его подписания через пролив Босфор в Черное море не вошел очередной эсминец ВМС США USS Carney, представляющий и демонстрирующий в черноморской акватории 6-й средиземноморский флот. Командир эсминца Тайсон Юнг заявил, что задачей похода является проведение операции по обеспечению безопасности на море, а также улучшение взаимодействия и обмена информацией и опытом со странами-партнерами.

По правде говоря, если бы американцы не лезли в моря, которые не омывают их берега, то безопасности было бы сильно побольше, чем тогда, когда они приближаются к российским границам. Но, к сожалению, каждое государство, и в первую очередь Соединенные Штаты, рассматривает понятие безопасности, исходя только из своих эгоистических интересов. Так что же ищет у наших границ эсминец Carney?

© navy. mil

Что ищет он в краю далеком?

По этому поводу есть масса мнений. Сенатор Франц Клинцевич, заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, считает, например, что «заход самого современного корабля — это провокация». Она «позволит украинским политикам говорить об американской поддержке, но на самом деле речи о реальной поддержке нет и США просто показали дешевый трюк». «Вроде бы и украинцев поддержали, вроде бы и на Россию надавали, провокация в целом удалась», — заключил Клинцевич.

С сенатором можно и нужно согласиться. Действительно, заход очередного американского эсминца, вооруженного шестью десятками крылатых ракет большой дальности «Томагавк», которые могут нести ядерную боеголовку и лететь на дальность до 2500 км, это провокация, которая никакой поддержки Украине оказать не может. Киеву такая поддержка — как мертвому припарки. А вот по отношению к России это очень серьезная угроза.

Предлагаю желающим поставить циркуль на карту в центр Черного моря и другой его ножкой провести дугу по территории нашей страны. Легко заметить, что в зону досягаемости «Томагавков» попадают Калужская, Тверская, Саратовская и Ивановская области. Те районы, где, как знают военные специалисты, находятся у нас позиционные районы Ракетных войск стратегического назначения. И заход кораблей типа УРО Arleigh Burke, а эсминец USS Carney относится именно к этому классу, кстати, самых мощных и современных боевых единиц ВМС США, преследует цель освоить черноморский ТВД — театр военных действий, как называют эту операцию военные.

Изучить лоцию черноморских вод не по карте, а на местности, размещение маяков, точки привязки вооружений, определить координаты запуска ракет, с которых, если придется, точнее всего поражать заданные цели… Словом, проводить необходимую подготовительную работу для нанесения удара. Заодно и вести разведку — оптическую, радиотехническую, электронную, тепловизионную и прочую (подсматривать, подслушивать, перехватывать сигналы, чем они успешно занимаются по всему миру, подслушивая даже своих союзников по НАТО, в том числе и глав натовских государств).

© Bullit Marquez/ AP/TASS

Утраченный плацдарм

Но, конечно, американцев интересуют не только точки прицеливания по нашим объектам РВСН. Головная боль для них — это российский Крым. Когда-то они надеялись, что Севастополь и Балаклава вместе с Феодосией и Керчью станут если не военно-морской базой США (договор Монтрё не позволяет), то хотя бы сухопутной и авиационной. Держать оттуда Россию под напряжением — мечта любого заокеанского генерала. Но обломалось.

Теперь береговые противокорабельные комплексы Черноморского флота «Бал» и «Бастион» простреливают Черное море с севера до юга и с востока на запад, и наоборот. Зенитно-ракетные комплексы С-400 и С-300 держат в руках все небо над акваторией и даже за ее пределами. А крылатые ракеты «Калибр», которыми вооружены новые подводные лодки и новые эсминцы ЧФ, достают цели на расстоянии до тех же 2500 км. Что они неоднократно и демонстрировали, работая по целям террористов в Сирии. А это очень неприятный пример для тех же США, которые ввели в строй свою базу ПРО Aegis в Румынии. В ее пусковых стаканах, как, впрочем, и на эсминцах класса Arleigh Burke, могут размещаться не только противоракеты SM-3, но и «Томагавки».

Теперь у России в Крыму и в Новороссийске есть против этого комплекса очень эффективное противоядие. И это Соединенным Штатам очень не нравится. Не случайно они записали в новый военный бюджет строку о дальнейшем размещении в Европе своих противоракетных комплексов.

Конечно, «Калибрам» или «Кинжалу» эти комплексы как слону дробина, но европейцам придется, видимо, подставлять свою шею под американское ярмо и рисковать своей безопасностью, как и румынам с поляками, у которых тоже разворачивается комплекс Aegis.

Спокойствие, только спокойствие…

Есть в Черном море и еще одна загвоздка для Соединенных Штатов. Это трубопроводы «Турецкий поток» и «Турецкий поток — 2». Командование кораблей класса Arleigh Burke, заходя в Черное море, не только ставит перед собой декларируемую цель, которую озвучил командир Тайсон Юнг («взаимодействие со странами-партнерами», имеются в виду члены НАТО — Турция, Болгария и Румыния), но и контроль над трубопроводом. Уточнение координат и глубины его залегания, расчет боезапаса, необходимый для его подрыва, если это придется сделать. Турция — союзник США, но интересы собственного бизнеса для Вашингтона куда важнее, чем потребности Анкары в российском голубом топливе. Тем более что сегодня отношения между двумя союзниками по Североатлантическому альянсу оставляют желать лучшего.

Конечно, нет никаких внешних признаков, что тот же эсминец Carney готов нарушить газоснабжение Турции со стороны России. Но не учитывать его военно-технические возможности было бы неправильно. Как со стороны российских военных, так и турецких генералов и политиков.

© Robyn B. Melvin /Zuma\TASS

Возникает вопрос, который регулярно задают военным экспертам, в том числе и автору этих строк, различные отечественные СМИ: как реагировать российским военным на заход американских кораблей в Черное море? Ответ простой: спокойно. Пока они не нарушают наших водных и воздушных границ, мы не можем предъявить им никаких претензий. Нейтральные воды свободны для мореплавания любых судов. Тем более если корабли ВМС США заходят в порты своих союзников или партнеров НАТО, таких как Украина или Грузия. Но мы, конечно же, отслеживаем их присутствие в черноморской акватории. Так же, как они, ведем разведку, слушаем эфир, перехватываем частоты, на которых работает их электроника, составляем электронный и визуальный портрет каждого корабля 6-го американского флота. Настраиваем на них в том числе и свои средства радиоэлектронной борьбы.

Помните, как американские эсминцы наносили удары по сирийской авиабазе Эш-Шайрат в сирийской провинции Хомс за якобы атаку химическими отравляющими веществами в городе Хан-Шейхун? Седьмого апреля прошлого года по ней было выпущено эсминцами класса Arleigh Burke, в том числе и теми, что неоднократно заходили в Черное море, 60 крылатых ракет «Томагавк». И хотя американцы утверждают, что до цели долетело 59 ракет, наши военные говорят о 23. Остальные куда-то пропали. Не исключено, что и по той причине, что российские системы РЭБ знали частоты систем управления этими комплексами.

Доказательств этого тезиса у автора нет никаких. Но утверждение, что «Томагавки» просто так не пропадают, доказательств, по-моему, не требует. Как и то, что заход кораблей вроде USS Carney в Черное море, каким бы парадоксальным это ни показалось, помогает укреплению нашей обороноспособности.

Автор — военный обозреватель ТАСС. Специально для «Ридуса». Мнение автора не всегда и не обязательно совпадает с официальной позицией редакции.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Табельное оружие было применено в соответствии с законом «О полиции».

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Путешествуя по Балканам, вы будете регулярно сталкиваться со следами войны.

Что же получилось у начинающего общественника и активиста Данилова?

Теперь СПГ поставляется из России на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

интересное

Студия Telltale находится в хороших руках и готова к новым свершениям.

В Apple признали наличие бага, однако уточнили, что он возникает при нестандартных настройках.

Диагональ сенсора достигает 6 дюймов, что позволит покрыть почти весь экран большинства смартфонов.

полезное

Дело в том, что силиконы нейтрализуют ценные качества напитка.

Чтобы не отдать много денег за разочарование и травмы.

Если по какой-то причине комбинация хозяйственного мыла и ножа перестала радовать.

развлечения