Почему бесполезно заранее выявлять агрессивных подростков

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Министерство просвещения разослало по школам методики, рекомендующие учителям выявлять детей, склонных к агрессивному поведению, еще до того, как эта склонность выльется в какие-то реальные деструктивные поступки.

К группам риска отнесены ситуации, когда ребенок живет в неблагополучной семье, разочарован во взрослых, чувствует социальную несправедливость, у него низкая успеваемость, он не общается с одноклассниками.

Таким образом, Минпросвещения, с одной стороны, пытается загрузить школьных педагогов работой, за которую по должности отвечают органы опеки и попечительства, а с другой — в каком-то смысле ломится в открытую дверь. Потому что школьные учителя — если они педагоги не только по записи в трудовой книжке, но по призванию — делают такую работу без всяких методичек и понуканий сверху. Или, как говорил по другому поводу товарищ Сталин, других учителей у меня для вас нет?

Кончайте расслабляться

Вообще инициатива Минпросвещения совсем не новая и не претендующая на копирайт.

В мае этого года уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова также выдвинула план по повышению безопасности школьников.

План включал введение в школах должностей наставников и особую работу с детьми, которые состоят в подозрительных группах в соцсетях. Не забыты были и родители: федеральная детозащитница предлагает наладить систему их информирования о потенциально опасных занятиях детей, например об их увлечении «деструктивной информацией».

А уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова в прошлом сентябре предложила усилить контроль безопасности в школах, вплоть до личного досмотра учеников, как это делается при входе на вокзалы.

Мы все понимаем, что такие ситуации в школе только выходят на поверхность, а причина их — за ее пределами, в семье. Но все равно это звенья одной цепи. С нашей стороны мы можем повлиять на ситуацию с охраной объектов, где находятся дети. Но к тому, как реагировать на опасность изнутри, мы оказались не готовы, — сказала она тогда «Ридусу».

Учителя должны перестать жить «расслабленной» жизнью, призывает детская правозащитница.

Например, если опоздание в школу малышей не вызывает тревоги, то когда на урок опоздал девятиклассник, это сразу должно вызывать подозрение. Такого старшеклассника опасно пропускать в школу без досмотра или хотя бы без консультации с его родителями.

Мы ведь сейчас не имеем права ребенка на входе в школу остановить, даже прикасаться к нему противозаконно, не говоря уже о его личном и его вещей досмотре. То есть я предложила учителям найти за неделю способ, как мы можем не пустить ребенка в класс, не нарушая при этом никаких законов, региональных и федеральных, — объясняла чиновница.

Председатель Всероссийского педагогического собрания Валентина Иванова тогда в интервью «Ридусу» поддержала эти инициативы, указав, что «потенциально опасных» детей нельзя оставлять без постоянного контроля.

Как с цепи сорвались

Такие опасения имеют под собой, конечно, реальные основания. За последние годы российские школы в самом деле поразил «вирус бешенства», но феномен состоит в том, что стреляли в одноклассников или бросались на них с ножами в основном не социально неадаптированные, а вполне благополучные подростки. То есть как раз те, кто никаким образом не давал оснований заподозрить себя в склонности к агрессивному поведению.

Почти все такие случаи являются кульминацией школьного троллинга, который в латентном периоде может тянуться годами и в экстремальных случаях выплескивается таким вот образом, сказала «Ридусу» бывший руководитель кризисного центра «Выход есть» психолог Вероника Ерофеева.

Школьная травля — феномен не новый, она существовала всегда. В последние годы педагогическое сообщество хотя бы пытается как-то на обстановку в детских коллективах влиять, ведь раньше само наличие школьного троллинга официально не признавалось, — поделилась она своими наблюдениями.

До чего может довести троллинг со стороны сверстников, было беспощадно точно показано в фильме «Чучело», который Ролану Быкову каким-то чудом удалось снять в те времена, когда советские школьники официально считались самыми счастливыми детьми в мире.

Ну, кто здесь хочет меня потроллить?

Игорь Серебряный

Сама школьная система является питательной средой для троллинга, потому что она поощряет серость и одинаковость, а яркие, самобытные, выбивающиеся из общей массы дети не просто не находят поддержки у учителей, а часто напротив, сами педагоги присоединяются (косвенно, разумеется) к клану «гонителей».

Если вы думаете, что современная российская школа чем-то отличается от школы, показанной в фильме Быкова, значит, вы давно не ходили в школу.

Противовирусная обработка

Но радикально выправить атмосферу в классе, если уж туда проник вирус троллинга, вряд ли получится. Коли уж подростки вошли во вкус самоутверждаться путем издевательств над одним из своих товарищей, то даже если объект их троллинга перевести в другую школу, это не поможет.

В любой социальной иерархии есть кто-то, кто находится в самом низу. Ну и что, если вы уберете оттуда самого последнего? Его место моментально займет бывший предпоследний, и все начнется по новой, — жестко констатирует Ерофеева.

По ее мнению, никакие меры административного или охранного характера такую ситуацию не изменят; она просто существует в другом измерении, куда взрослые не могут проникнуть в принципе.

Самое худшее, что в такой ситуации могут сделать взрослые, — это дать знать подросткам, что они поддерживают жертву троллинга, проводить какие-то классные собрания и т. д. (то есть именно то, что предписывает методичка Минпросвещения. — Прим. „Ридуса“). Тогда „неприкасаемого“ вообще сживут со света. Выход — работать именно с этим подростком, обучать его, как перестать быть изгоем, белой вороной. Но это может вызвать неприятие уже со стороны самого объекта троллинга — ведь мы таким образом пытаемся загнать его в общие рамки, сломать его индивидуальность, — признаёт психолог.

В том, что нейтрализовать вспышки бесконтрольной агрессии в школах можно рассылкой методик, сомневается и Татьяна Редина, коллега Вероники Ерофеевой из коррекционной школы.

«Любой учитель, если он не отбывает срок в классе, а действительно живет жизнью своих учеников, должен заметить, что с кем-то из детей происходит что-то неладное. Но, повторяю, для этого учитель должен ощущать „вибрации“ своего класса, а не просто читать предмет. К сожалению, когда перед тобой сидит тридцать детей и все они — в переломном возрасте, учителю бывает очень сложно понять, что какой-то из ребят скатывается в зону риска», — говорит Редина.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

«Ридус» представляет очередную подборку наиболее громких фейков уходящей недели.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Обзор уникальной, архивной фотографии 1959 года.

Что показали исследования госконтрактов Росгосцирка.

интересное

За фотовозможности iPhone 11 получил 112 баллов, а за видео — 101 балл.

Продажи Huawei MateBook D 14 и D 15 начнутся 14 февраля.

Если вам уже надоела песня про монетку, вот вам новая «болезнь».

Xiaomi занимает 44% рынка фитнес-трекеров.

полезное

Когда пошел в тренажерку за красивым телом, а получил покрытую акне спину.

развлечения

Когда хотел пойти на утренник в костюме Человека-паука, а тебя нарядили Ургантом.