€75 млн за дочь: похитивший ребенка ливанец потребовал у москвички выкуп

В феврале российские СМИ сообщали о похищении трехлетней девочки Евы, которую вывез из австрийской Вены отец-иностранец. Тогда ливанец Эль-Али Салу Мажди Али увез дочь в Ливан. Когда его жена Алена Павленко заявила о пропаже ребёнка из отеля «Бьянка», мужчина поспешил заявить, что просто вывез больную дочь в страну с теплым климатом. При этом он не считал произошедшее похищением, поскольку «отец или мать не могут похитить собственного ребенка».

35-летняя мать девочки рассказала «Ридусу», что недавно муж потребовал у нее и ее отца огромный выкуп. По словам Алены Павленко, которая работает ведущим специалистом в ЗАО «Транснефть», за дочь он запросил 75 млн евро (свыше 5 млрд рублей).

Алена, расскажите, как началась эта история?

 — С Эль-Али Салу Мажди Али я познакомилась случайно в 2007 году, он ливанец, получил российское гражданство. У нас ребенок инвалид детства, дочка перенесла четыре операции. Верхняя и средняя доли правого легкого удалены. Гипоплазия левого легкого (нераскрывшееся легкое), бронхи сужены. Половина кишечника удалена. Ребенок родился с патологией. Операция была сделала в Германии 1 августа 2017 года. Это единственная клиника, которая взялась оперировать моего ребенка.

Фото предоставлено редакции Аленой Павленко

В конце 2017 года мы вместе с супругом поехали на обследование пульмонолога и хирурга после операции. У нас уже были плохие отношения на тот момент, поскольку в Эмиратах он пытался меня убить, но он все же уговорил меня поехать вместе в Вену. Он якобы хотел провести время с ребёнком. Вместе мы никогда не жили, он просто приезжал раз в месяц на 2−3 дня.

В Вене я отлучилась за продуктами, в это время няня забрала ребенка и отвезла его в аэропорт моему супругу. Потом он угрожал мне по телефону, что если я пойду полицию, то тогда я никогда не увижу свою дочь.

Я все же обратилась в полицию и российское консульство в Вене. Дипломаты мне заявили: «вы слишком любите первого ребенка, найдите себе нормального мужчину и родите второго, забудьте про первого».

Прежде чем вернуться в РФ я подписала в клинике договор о том, что 9,5 тысяч евро остаются на счету моей дочери на случай если Эль-Али Салу решит все же положить ребенка на обследование.

Следователи завели уголовное дело по 126 статье УК, но оно стоит на месте.

Ваша дочь по-прежнему в Ливане?

 — Да, ей противопоказано находиться там из-за высокой влажности и жары. Туда несколько раз летали мои представители. Врач летал. Я не общаюсь с ребенком уже семь месяцев, не знаю, что с ним происходит. В последний раз Эль-Али Салу передал моим представителям, что хочет 75 млн евро за ребенка. Оказалось, у моего отца эти средства лежат в сирийском банке. У него был проект с другими людьми по строительству железных дорог в САР. Мой отец был бенефициаром проекта.

Фото предоставлено редакции Аленой Павленко

Даже я не знала о существовании этих денег, но Эль-Али Салу Мажди Али каким-то образом узнал. Все это подтвердилось на суде, когда мой отец давал показания по лишению родительских прав бывшего супруга. Из этих 75 млн евро 9 млн принадлежит лично моего отцу.

Василий Павленко

© usurt.ru

Отец Алены и дедушка похищенной Евы — бывший начальник департамента пути и сооружений РЖД Василий Павленко. Сейчас у него собственный бизнес. Он отказался говорить о переговорах с ливанцем.

 — Это следственная информация, не в моих интересах разглашать, — заявил он в ответ на просьбу «Ридуса» прокомментировать слова дочери.

Алена, почему вы подозреваете своего мужа в связях с ИГИЛ*?

 — Когда в последний раз приезжали в Ливан мои представители, их встречали 20 автоматчиков. Сейчас супруг хочет эти 75 млн евро, причем я не знаю для каких целей. После похищения дочери были найдены его рукописные записки по ИГИЛ*. У меня подозрения, что он связан с террористами. Как мне перевел переводчик, в записках говорится о транспортировке нефти террористов через Сирию, если будет построена железная дорога. Так указаны конкретные имена руководителей этой организации.

Фото предоставлено редакции Аленой Павленко

Впоследствии мне в ФСБ объяснили, что я была его разработкой. Мой бывший супруг — засланный казачок из этого сирийского проекта. Он отсидел четыре года за мошенничество в РФ, я знала об этом, разумеется. Но на тот момент мы уже с ним расстались, но он как-то продолжал на меня воздействовать.

Пытался ли он влиять на ваши религиозные взгляды?

— Я ничего такого не замечала. Мне на тот момент был 31 год, я просто хотела ребёнка, возраст уже был… Он приезжал-уезжал. Наш брак вообще был заключен обманом. Когда российские врачи давали безутешные прогнозы, он начал меня уговаривать расписаться и записать ребенка на него, чтобы лечить его во Франции. Якобы у него там были связи. Я на это купилась. Единственный ребенок…

Насколько мне известно, мой отец сейчас ведет с ним переговоры и ждет от него ответа. Я сильно сомневаюсь, что Эль-Али Салу отдаст ребенка за деньги, он будет требовать все больше и больше. Ведь сначала он просил 120 тысяч долларов, потом захотел весь бизнес, который есть в России у моего отца, а сейчас уже 75 млн евро.

Вы полагаете, что никогда больше дочку не увидите?

 — Да. Я полагаю это… Я с отцом сейчас не общаюсь, он отказался от меня и внучки, решив, что я заодно с бывшим мужем вытягиваю из него деньги. А мне этого не надо, мне нужно дочку вернуть.

_______________________________________________________

* террористическая организация, запрещенная в России 

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)