Рынска и Кашин поспорили об авторстве поста Маликова про евреев и геев

© Интерпресс/ТАСС

© Интерпресс/ТАСС

Нешуточный скандал разгорелся вокруг поста, опубликованного в Twitter певца Дмитрия Маликова, о «еврействе и гомосексуализме».

Исполнитель подвергся резкой критике со стороны подписчиков, а медийные лица принялись гадать, сам ли Маликов написал провокационные строки, или это фейк.

Журналист Олег Кашин, разместивший у себя на странице странный пост Маликова, утверждает, что аккаунт реальный, поскольку он давно подписан на певца. Его коллега по цеху Божена Рынска заявила, что пианист не мог написать такого.

Ранее Маликов написал о секрете успеха в российском шоу-бизнесе. По его мнению, «нужно либо педрильство, либо еврейство, а лучше — педрильное еврейство».

Впрочем, позже певец все же удалил провокационный пост. Пользователи Сети сейчас делятся другим сообщением Маликова, который, очевидно, полагает, что ничего обидного в его словах не было.

Многие пользователи негативно отреагировали на скандальное заявление певца, связав его с низкой востребованностью Маликова на российской сцене, и высказали мнение, что певец просто «хайпует».

(коуб)

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

Проклятые 1990-е: повторение возможно

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

С самого своего начала практически вся современная российская идеология строится на отрицании 1990-х годов прошлого века, которые подаются как чуть ли не самое ужасное время в истории страны. Уже не первому поколению юных россиян рассказывают, что в 1990е в России царил голод, холод и бандитский беспредел, что в этот период «народное достояние» продавалось за бесценок сомнительным личностям, человеческая жизнь  не стоила буквально ни гроша, прямо на улицах шли перестрелки конкурирующих банд, и люди массово продавали последнее, чтобы только прожить хотя бы еще один день. Ко всему этому следует добавить еще и две кровавые «чеченские войны», «подарившие» России еще и разгул терроризма.

Хуже 1920-х, и послевоенных?

Словом, для неискушенного слушателя, знакомого с предыдущей историей России, 90-е должны предстать как некий микс разрухи 1920-х годов с военными сороковыми. И это, по идее, должно вызвать у него вопросы — ведь все-таки, как ни крути, но 90-м годам в России не предшествовала ни долгая и жесточайшая Гражданская война, нашествие иноземных захватчиков, и тяжелые послевоенные годы. Все-таки 1990-е — это было мирное время. Почему ж тогда его расписывают как нечто, что было много хуже и 1920-х, и 1940-х?

Впрочем, на фоне постоянной пропаганды мало кто в состоянии задать себе настолько трезвый вопрос. Тем более, что задача пропагандистов в данном случае существенно облегчается: им не приходится навязывать публике какие-то чуждые ей представления — наоборот, народ в данном случае, по Пушкину, «сам обманываться рад»: народное самосознание действительно в какой-то степени травмировано необычным и очень жестким опытом жизни в 1990-е. Для большинства поколений нынешней России годы революций и войн давно уже в области преданий, а вот 1990-е в той или иной степени помнят практически все. Тогда мало кому удалось в полной мере «вписаться в рынок»; так что люди скорее склонны верить телепропаганде и тоже не в силах сказать про 1990-е ничего хорошего.

Современным идеологам же эти усердно культивируемые воспоминания о «лихих 1990-х» очень удобны, поскольку служат им фактически индульгенцией за все ее действия и бездействия уже в 21 веке, который понимается как «заведомо лучшая альтернатива годам нищеты и беспредела». На любое недовольство можно отвечать - «вы что, хотите, чтобы было как в 1990-е?» И всё, прием работает до сих пор, потому что эта перспектива по-прежнему видится массам пугающей. Пусть не будет демократии и свободных выборов, пусть ограничиваются прочие права и свободы — неважно, лишь бы не было «снова 1990-х».

© Валентин Соболев (ИТАР-ТАСС)

Так ли страшен черт?

Все эти страхи при ближайшем рассмотрении все больше становятся похожи на некий коллективный невроз, причем старательным образом наведенный и постоянно расчесываемый у всего населения РФ. Итогом соединенных усилий стало то, что 1990-е превратились в универсальный жупел, которым, кажется, существующий путинский режим собирается пугать сограждан бесконечно, таким образом всякий раз оправдывая свое собственное существование.

Казалось бы, все достаточно безобидно: ну, придумали пугать людей 1990-ми, расписали всякие ужасы и «геополитические катастрофы» - в конце концов, почему нет? Если люди согласны и охотно пугаются — пусть их, вреда не будет…

Однако это как посмотреть. Беда ведь в том, что темпы экономического роста уже много лет «в пределах статистической погрешности», доходы населения не растут, а пропасть между богатыми и бедными всё расширяется…

Все более очевидно, что за период, прошедший с окончания тех самых «лихих 1990-х», произошло что-то такое, что в итоге загнало страну в нынешний застой. А может быть, ошибка была совершена еще раньше? Может быть, тотальный и во многом истеричный отказ от «наследия 1990-х» - это и есть причина пробуксовки? Не могло ли случится так, что отрицая все, что происходило в 1990-е, вместе с водой выплеснули и ребенка?

Существенные приметы 1990-х:

  • ускоренная приватизация
  • бандитский беспредел
  • региональная вольница
  • упадок экономики

С тех пор российские власти, при полной поддержке населения, постарались вывести все эти «родимые пятна»: дальнейшую приватизацию остановили и даже повернули вспять, вернув множество предприятий обратно в госсобственность; бандитский беспредел придавили через чрезвычайное усиление и централизацию силовой «вертикали», региональную вольницу почти свели на нет, а с упадком экономики за счет благоприятной нефтяной конъюнктуры почти справились в «нулевые».

Вроде бы, всё преодолели! А дальнейшего роста нет. В чем же дело?

Скажу сейчас страшную вещь: очень похоже, что в конечном итоге «преодолеть» 1990-е удалось за счет отказа от самых различных свобод, на самых различных уровнях. Причем отказ этот произошел в сознании большинства самих россиян, сделавших выбор между абстрактными «демократическими ценностями» и «стабильностью».  

Однако постепенно стало выясняться, что без этих свобод и ценностей невозможны ни полноценное развитие, ни экономический рост.

Рано или поздно нам все равно придется признать: историческую развилку мы проскочили, когда в своей жажде «стабильности» поспешили сдать в утиль свободу, обретенную в 1990-е.

А это означает, что 1990-е придется не просто реабилитировать, а возможно и придется повторить.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)