Евгений Валяев

юрист, политический аналитик

Эксперт Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия». Родился в Москве в 1987 году. Окончил юридический факультет Всероссийской государственной налоговой академии Министерства Финансов России (ныне – Финансовый Университет при Правительстве РФ). Автор аналитических и мониторинговых докладов о российских внесистемных политических организациях, аналитических обзоров по межэтнической и межрелигиозной обстановке, докладов об экстремизме в молодежной среде, исследований политического пространства постсоветских государств. Участник 12 избирательных кампаний разного уровня выборов представительных органов власти.

Все статьи автора
автор

Победа сборной французских гетто — победа Франции?

1002666

Чемпионом мира по футболу стала сборная Франции. Эта команда являлась одной из самых полиэтнических сборных на этом чемпионате.

В составе этой европейской команды выступало 17 темнокожих футболистов. В основном это выходцы из стран африканского континента. Среди них не все даже родились во Франции. Как минимум четыре футболиста этой сборной иммигрировали во Францию со своими семьями, а не родились там.

Тема иммигрантских корней сборной Франции поднимается и во французском обществе.

Одна из звезд команды Килиан Мбаппе говорил до финала: «Если мы выиграем чемпионат мира, никто не скажет, что в сборной Франции слишком много темнокожих игроков. Это способ избежать проблем».

Даже 19-летний футболист видит существующие проблемы.

После победы он заявил: «Мы гордимся, что сделали французов счастливыми. Такова наша роль, они забывают обо всех проблемах».

О чем говорит этот молодой парень? О каких проблемах должны забыть французы?

Он же представляет Францию, одну и самых успешных и богатых стран мира. На самом деле он прекрасно понимает, о чем говорит.

Он говорит о тех новых французах, которых он представляет. Он говорит о детях иммигрантов, о жителях французских гетто. И после победы в финале в Париже произошли беспорядки.

Команда же победила, так почему же произошли беспорядки? Множество людей, празднуя победу, собралось на Елисейских Полях. Начались погромы. Полицейские силы были вынуждены вмешаться, поскольку магазины подверглись грабежу, а ряд выходцев из гетто вступали в столкновения с силовиками.

Как бы странно это ни звучало, но такой исход абсолютно логичен.

Темнокожие иммигранты французских гетто видят, что именно они завоевали золото для Франции. Но они считают, что к ним относятся во Франции как к людям второго сорта. Им платят маленькие пособия, их не устраивают на крутую высокооплачиваемую работу, где не нужно напрягаться, и, в конце концов, в них не видят французов.

В игроках сборной Франции жители гетто видят себя. Многие игроки этой сборной вышли из этих гетто. Но они сумели прийти к триумфу, став профессиональными футболистами и выиграв чемпионат.

А у других жителей гетто в жизни не всё так успешно. Поэтому они будут так себя выражать, требуя для каждого из них подобного социального лифта, как у этих футболистов. Они грабят магазины на центральной улице Парижа и как бы посылают французскому обществу месседж: «Мы забираем свое. Мы заслужили это. Это наша награда за победу».

Эта ситуация — закономерный плод той иммиграционной и социальной политики, которую Франция проповедовала много лет.

Политика открытых границ, различные программы адаптации и ассимиляции мигрантов, мультикультурализм — всё это здорово, когда вся страна радуется победе на чемпионате мира.

И тем, кто проповедовал такую политику, хочется закричать во всеуслышание: «Вот итог нашей работы! Посмотрите! Новые французы славят свою новую родину!» Но эта победа далась Франции очень тяжело. Она далась стране путем ухудшения социальной обстановки во многих французских городах, где существуют гетто мигрантов.

Потому что на одного Килиана Мбаппе придется тысяча таких выходцев из гетто, которые будут устраивать погромы, заниматься криминалом и не признавать свою новую родину. И волей-неволей, но французское общество задумается над той ценой, которую оно платит за такие спортивные победы. Оно задумается над тем, можно ли признать политику адаптации мигрантов успешной. Ведь чтобы стать французом не только по паспорту, нужно принять французскую идентичность.

Эти люди, выходцы из разных африканских стран, эту идентичность для себя не приняли. А если и приняли, то только как одну из своих идентичностей. То есть эти люди как минимум с двойной лояльностью.

Само французское общество признаёт, что эти гетто не оказывают позитивного влияния на адаптацию иммигрантов. Люди в этих районах живут в своем мире, зачастую они озлоблены на саму Францию по самым разным причинам.

Эта проблема французского общества как была, так и останется с французами надолго и после чемпионата мира.

Потомки иммигрантов так и не стали французами, адаптация не сработала. Что касается президента Франции Эммануэля Макрона, то это не тот политик, который будет что-то менять. Его в данной истории интересует только рост электоральных показателей. Ему проще пообниматься с этими темнокожими футболистами перед камерами во время триумфа, зачитать с ними рэп, сплясать какой-нибудь модный танец — чтобы в итоге получить голоса этих гетто на следующих выборах.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Теперь корпорация залезла в медкарты.

|статья
Вис Виталис

Все-то вам понятно, все-то вы прошарили и вынесли все вердикты.

Колумнист «Ридуса» рассуждает о ситуации на IT-рынках России и Запада.

В США за нарушения в работе с личными данными платят миллионы долларов.

|статья
Юй Чжочао

В последние месяцы в Гонконге произошло немало событий, которые заставили задуматься.

Алгоритм поддержания доверительности отношений на уровне госадминистрации.

В Каталонии происходит крушение идеи мультикультурного космополитичного Евросоюза.

|статья
Юй Чжочао

Сегодня мало кто сомневается в необходимости культурного сотрудничества с Китаем.

Почему маловато? Да ведь все очень просто.

|статья
Юй Чжочао

Несколько месяцев беспорядки в Гонконге шокируют не только весь мир, но и самих его жителей.

По поводу закона о домашнем насилии.

Всемогущий Путин опять вмешался во внутренние дела суверенной страны.