Корейский переполох: решил ли Трамп проблему с Ким Чен Ыном

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Президент США и лидер КНДР по итогам первого в истории саммита двух стран подписали документ, в котором обязались установить двусторонние отношения в новом формате и убрать ядерное оружие с Корейского полуострова.

Президент Дональд Трамп может заслуженно гордиться итогами своей поездки в Сингапур: наконец-то он сделал что-то такое, что сможет внести его имя в историю, без иронии.

Однако «сможет внести» — еще не значит «внесло». Потому что как минимум 50% успеха зависит от того, воспринимает ли лидер КНДР сингапурский саммит как «историческую веху», или для Ким Чен Ына это всего лишь тактический маневр, пусть и обставленный на высшем уровне, со всеми приличествующими случаю заклинаниями.

Кроме того, в самом Вашингтоне сотрудники администрации США выступают с довольно странными заявлениями.

Так, вице-президент Майк Пенс сообщил, что, несмотря на итоги саммита, военные учения с Южной Кореей будут продолжаться и что «администрация продолжит выяснять, о чем говорил президент».

Если уж первый заместитель Трампа за сутки не понял, что имел в виду президент, то остальной мир можно только пожалеть.

Директору по коммуникациям Пенса Джарроду Эйгену пришлось объяснять, в свою очередь, что же имел в виду Пенс: «Вице-президент не говорил, что военные учения с Южной Кореей продолжатся».

Сообразили на двоих

Было бы чрезмерной торопливостью ожидать, что первый же в истории саммит двух лидеров произведет на свет какую-то дорожную карту, говорит руководитель Школы востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

«Можно вспомнить, как проходили встречи на высшем уровне между лидерами США и СССР или США и КНР. Первые встречи — это всегда только приглядывание друг к другу, декларации о намерениях и прочие символические жесты. На первых саммитах Брежнев и Картер целовались, Никсон и Мао жали друг другу руки. Но прошли десятилетия, пока между странами были достигнуты какие-то практические договоренности», — напомнил он «Ридусу».

В итогах саммита Трампа и Кима любителей «тащить морковку из грядки», чтобы поскорее выросла, разочаровывает именно то, что в тексте итогового коммюнике, кроме общих фраз, нет ничего, что могло бы помочь построить некий конкретный timeline, расписание дальнейших шагов по денуклеаризации полуострова и его объединению. Но, умея читать между строк, там можно увидеть гораздо более интересные вещи, считает Маслов.

«Прежде всего становится понятным, что Ким Чен Ын задвинул под ковер шестистронний формат межкорейского урегулирования, в то время как Дональд Трамп точно так же поступил со своим южнокорейским союзником. Обоим лидерам показалось удобнее общаться напрямую, без участия „путающихся под ногами“ союзников и посредников, таких как Пекин, Сеул или Москва», — говорит эксперт.

По сути, Пхеньян и Вашингтон сейчас стремятся к заключению каких-то сепаратных договоренностей, не ставя о них в известность других участников межкорейского процесса. Возможно, именно по этой причине до сих пор не опубликована часть документов, которые в Сингапуре подписали Трамп и Ким, предполагает Маслов.

На чем душа успокоилась

Сингапурский саммит — явление куда более декларативное, чем имеющее практическое значение, соглашается американист Александр Асафов.

Но, добавляет он, ни Пхеньяну, ни Вашингтону ничего другое сейчас и не требуется.

«У Северной Кореи и США в этом процессе слишком разные цели, чтобы можно было ожидать какой-то конкретики. Для Пхеньяна главное — наладить отношения с Сеулом таким образом, чтобы стало ненужным присутствие на юге полуострова американских войск. Для этого обе Кореи проводят 15 августа, в день освобождения полуострова от японской оккупации, совместные празднования воссоединения семей и прочие символические мероприятия», — сказал он «Ридусу».

Для Пхеньяна совсем не большая жертва «закрыть» разрушенный ядерный полигон или демонтировать уже прошедшие испытания ракеты. «Это пиаровский ход, который должен продемонстрировать готовность Пхеньяна к движению по дороге к прочному миру на полуострове», — говорит эксперт.

Для Трампа же какие-то реальные договоренности с Ким Чен Ыном подвисают в воздухе до ноября — выборов в Конгресс США, от результатов которых зависит, получат ли эти договоренности поддержку законодателей или нет. А поскольку предсказать итоги выборов точно невозможно, то для главы исполнительной власти нет и особой мотивации до того времени гнать лошадей.

«Поэтому саммит в Сингапуре стал в значительной степени имитационной встречей, успех которой для Трампа тем важнее, что его поведение на встрече „Большой семерки“ в Канаде стало провалом: заговорили даже о превращении G7 в формат G6+1. Встреча в Сингапуре стала для Трампа своего рода утешительным призом», — заключает Асафов.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)