Сталинский Джеймс Бонд: он устроил Британии «национальную трагедию»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Обыкновенный советский пенсионер в кепарике и пальто фабрики «Большевичка» — таким видели его на московских улицах в 1960—80-х годах. И мало кто знал, что под фамилией Федоров скрывается загадочный и неуловимый Ким Филби. Лидер легендарной «кембриджской пятерки». Человек, сумевший взять под контроль почти всю Секретную службу Ее Величества и заставить ее работать на Советский Союз. А еще — запойный пьяница, интеллектуал, любитель женщин и само воплощение скромного британского шарма. 

Журналист

Настоящее имя Филби — Гарольд Адриан Рассел. Кимом назвал его отец — в честь мальчика-шпиона, героя одноименного романа Редьярда Киплинга. Филби-старший считался востоковедом. Под этой маской он успешно осуществлял разведывательную деятельность. В 1920-е он принял ислам, взял имя Хадж Абдулла, переехал в Саудовскую Аравию, завел себе там гарем и стал ближайшим советником короля Ибн-Сауда. В своих интригах Филби проиграл знаменитому шпиону Лоуренсу Аравийскому и с тех пор стал работать против Англии, лоббируя на Ближнем Востоке интересы американцев. Позднее его подозревали и в работе на СССР.

Его сын рос бунтарем. Узнав из Евангелия, что Иисус Христос исцелил одного прокаженного, мальчик возмутился — а почему он не вылечил всех больных сразу? «Так, уже к восьми годам я стал рассерженным атеистом-социалистом», — вспоминал в набросках автобиографии Ким Филби.

В Кембридже он, естественно, вступил в кружок социалистов. По окончании университета отправился в Вену. Там в 21 год он потерял невинность в объятиях прекрасной еврейки-коммунистки Литци Фридман, ставшей его первой женой, и стал активно участвовать в подпольной деятельности Коминтерна.

Филби было 22 года, когда его завербовал советский резидент в Лондоне Арнольд Дейч. Вместе они разработали стратегию, согласно которой левый Филби должен был постепенно поправеть и внедриться в круги английских сторонников Гитлера.

Первой его командировкой стала охваченная гражданской войной Испания. Он писал в газету «Таймс» репортажи с поля боя, в которых воспевал успехи франкистов. Вращался среди журналистов и политиков, заводя дружбу с фашистскими симпатизантами. А параллельно — выяснял условия для организации убийства каудильо Франко, которое некоторое время планировали советские спецслужбы.

В результате фашисты приняли его как своего. В «Таймс» высоко оценили его репортажи. Франко, правда, убить не удалось, зато каудильо вручил Филби медаль за храбрость.

© AP/TASS

Совершенно секретно

В 1940 году, с помощью другого члена «кембриджской пятерки» Гая Берджесса, Филби поступил на работу в Секретную разведывательную службу Ее Величества — сейчас мы называем ее МИ-6. С тех пор он был в курсе всех секретов английского правительства и щедро делился ими с Москвой.

В 1941 году Филби информировал Сталина о появлении в Англии Рудольфа Гесса, который привез английским властям предложение Гитлера о заключении мира и совместном нападении на СССР. В 1943-м, благодаря перехваченным немецким радиограммам, он узнал о перемещении немецких войск, — и эта информация помогла советскому Генштабу спланировать Курскую битву. На протяжении всей войны он блокировал попытки немцев заключить с англичанами сепаратный мир — например, не пересылал руководству просьбы адмирала Канариса о переговорах.

Главным оружием Филби было его обаяние. С начальником центрального архива Секретной службы Биллом Вудфилдом он подружился на почве общей любви к розовому джину и неприличным анекдотам. Дружба зашла так далеко, что Филби мог беспрепятственно брать из архива любые дела — в частности, бесценные сведения об иностранных агентах. Однажды он забрал два тома источников по английским агентам в Советском Союзе, переписал всю нужную информацию, отправил ее в Москву, а потом вернул оба тома на место.

Через неделю один том куда-то пропал. «Друг Билли» разбушевался. Он угрожал немедленнно доложить начальству. Филби уговорил его подождать, но совершенно не знал, что делать. Только через несколько дней на работу вышла приболевшая секретарша архива и объяснила, что случайно объединила оба тома в одну папку. «Друг Билли» страшно извинялся за свои подозрения. Филби милостиво принял его извинения, и друзья «потопили мучительные воспоминания в потоках розового джина».

Филби сумел пленить и своего неуживчивого начальника Каугилла, и тщеславного Вивьена, начальника Каугилла, и даже всемогущего шефа Секретной службы сэра Стюарта Мензиса. Он легко обвел вокруг пальца даже такого инженера человеческих душ, как писатель Грэм Грин, начинавший свою карьеру в разведке. Их дружба продолжалась всю жизнь.

«У него были ярко-голубые глаза… Я подумала, вот мужчина, который повидал мир, который столько знает и вместе с тем столько страдал. У него был дар создать такую интимную атмосферу, что я стала говорить с ним совершенно свободно». Это писала о Филби его вторая жена, Эйлин. Но жертвами обаяния разведчика становились не только женщины, но и самые умные мужчины того времени.

Все эти друзья помогли прокрутить ему в 1944 году интригу, в результате которой Филби занял пост начальника секции Р-5 в Секретной службе. Секция занималась делами Советского Союза. Одной рукой наш человек в Лондоне боролся с распространением коммунизма в Европе, а другой — разваливал все проекты английских спецслужб. «За время моей службы, — вспоминал он в мемуарах, — не было ни одной глубокой операции против советской разведки, которая принесла бы какие-то результаты».

За регулярными провалами агентов, которых Секретная служба посылала в страны соцлагеря и в республики СССР, стоял именно Ким Филби. С его подачи, например, были убиты при высадке все диверсанты, заброшенные в Албанию в 1946 году.

На грани провала

Как-то во время разговора Виктор Ротшильд (наследник английских Ротшильдов, работавший в английской контрразведке МИ-5) непринужденно спросил Филби: «А кстати, Ким, вы давно в компартии состоите?» Филби поднял брови. «Ничего-ничего, — рассмеялся Ротшильд, — я так всех спрашиваю. Вдруг кто-то попадется?»

Четверть века Филби ходил по лезвию ножа. Но с поразительным хладнокровием он выпутывался из всех ловушек.

В 1945 году вице-консул советского генконсульства в Стамбуле Константин Волков попросил политического убежища в Англии. Он пообещал выдать высокопоставленного сотрудника британской разведки, работающего на НКВД. Заявление Волкова отправили на проверку в Лондон. Проверял его лично Филби. Он мигом проинформировал своих московских кураторов и постарался максимально затянуть дело. Когда он прибыл в Стамбул, Волков уже исчез. Советские кураторы постарались.

В 1951 году из Англии в СССР бежали друзья и коллеги Филби Гай Берджесс и Джон Маклин — сразу двое из «кембриджской пятерки». В это время Филби представлял интересы Секретной службы в США и налаживал контакты с ЦРУ. Московские товарищи предложили организовать его побег. Но он решил остаться и бороться до конца.

Филби выдержал десятки жестких допросов и не сломался. В глазах СМИ он стал таинственным «третьим человеком», прикрывавшим Берджесса и Маклина. Однако никаких доказательств его измены так и не нашлось. В 1955 году Гарольд Макмиллан, министр иностранных дел Британии, принес советскому шпиону Киму Филби свои официальные извинения в Палате общин.

Филби уехал в Бейрут, где работал на респектабельные издания «Экономист» и «Обзервер». Параллельно он опекал советских разведчиков на Ближнем Востоке. А еще писал романтические любовные письма Элинор Брюэр и активно уводил ее от мужа, журналиста «Нью-Йорк Таймс». Она стала его третьей женой.

Окончательно погубила Филби тоже женщина. Это была богатая дама Флора Соломон — любовница Керенского, активная благотворительница и пламенная сионистка. То ли ее возмутили антиизраильские статьи Филби. То ли это было что-то личное. Во всяком случае, она встретилась с Виктором Ротшильдом и сообщила ему, что в молодости Филби был коммунистом и с тех пор работает на Советы. Ротшильд предложил друзьям из МИ-5 проверить Филби по своим каналам. Все подтвердилось.

Секретная служба направила в Бейрут Николаса Эллиота, лучшего друга Филби. Он пригласил его на встречу и с ходу сказал: «Ты предатель, и мы собрали все доказательства». Филби изобразил потрясение и во всем признался. Он сумел разжалобить Эллиота и выпросил себе несколько дней, чтобы покончить со всеми делами. Он дал ему честное слово, что прилетит в Лондон и даст показания. Это был высший класс актерской игры. Эллиот всему поверил и уехал из Бейрута. А Филби связался с московскими товарищами, в ночь на 23 января 1963 года сел на советский сухогруз «Долматов» и отправился в Батуми.

Экспонаты выставки «Ким Филби в разведке и жизни» в доме Российского исторического общества

© Александр Шалгин/ТАСС

Back in the USSR

Реальный социализм не слишком понравился Киму Филби, но гордость английского джентльмена не позволяла признаться в разочаровании. Первое время он надеялся, что его сделают руководителем английского направления в КГБ. Но ничего не вышло. Филби назначили персональную пенсию, дали квартиру в центре Москвы, обеспечили импортной едой (резиденты в Лондоне специально покупали для него апельсиновый джем его любимой марки). Но к реальной работе его не допускали.

От расстройства Филби запил и начал опускаться. Вытащила его из депрессии только Руфина Пыхова, ставшая его четвертой женой. Понемногу его стали приглашать читать лекции сотрудникам КГБ. Молодые офицеры, встречавшиеся с ним, откровенно восхищались легендарным разведчиком. Наконец вышла в печать его книга воспоминаний — правда, крошечным тиражом.

Велкобритания тем временем переживала бегство Филби как национальную трагедию. «Шпион, предавший поколение», — называли его таблоиды. Беллетристы сочиняли о нем романы, журналисты бранили его нехорошими словами, бывшие друзья клялись, что «всегда его подозревали».

Личность супершпиона, едва не возглавившего Секретную службу Ее Величества, заворожила всю страну. Поражало его полное бескорыстие: Филби работал бесплатно, не раз рисковал жизнью, а в награду получил только скромную жизнь советского пенсионера. Возмущало то, что он предал не просто государство, а сотни и тысячи своих друзей и знакомых, искренне любивших его.

Главный шпион XX века умер в Москве в 1988 году. Спустя два года, по инициативе его поклонников в КГБ, была выпущена почтовая марка. «Советский разведчик Ким Филби» было написано на ней. Марка стоила пять копеек.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small default
    Max Dlph15 мая, 12:58

    "Пусть возвеличится Россия, пусть сгинут наши имена..." (с)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

По мнению сенатора, возможность уволить пилота уже является достаточной санкцией.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Республика Ингушетия — как кавказская Швейцария.

Ученые разрабатывают устройство безвредной для человека беспроводной зарядки носимых имплантатов.

Женщины, которых не выносил профессор Преображенский.

Что меня всегда поражало, так это встроенный рентген, позволяющий общественности сразу увидеть все.

После распада Советского Союза Казахстану досталось весьма неприятное наследство.

интересное

Долгое пребывание в закрытом пространстве может сократить гиппокамп.

Ученые из США предложили интересную теорию.

Английские физики предложили новый принцип неопределенности.

полезное

22 и 23 сентября в Российской академии наук пройдет ежегодны фестиваль науки для школьников WOW!HOW?

|статья

Советы

Как перевести свои пенсионные накопления из государственного пенсионного фонда в негосударственный.

Возобновилась мошенническая охота за недвижимостью наиболее доверчивых и юридически плохо подкованных граждан.

развлечения

Чёрная кошечка абсолютно бесстрашно покоряет океан.

Даже если вы не верите в гороскопы, этот тест расскажет вам много интересного.

Хозяин питомца сразу же сообщил об этом в полицию.

Пользователи подхватили и рассказали, как коверкают их имена.