Анна Федорова

Вице-президент Фонда Открытой Новой Демократии

Политтехнолог, феминистка, писатель, литературный критик, управляющий партнер в Marketing & Brand Conversation, вице-президент «Фонда Открытой Новой Демократии»

Все статьи автора
автор

«Бессмертный полк» — это и есть Россия

50784

Это самая лучшая массовая акция, которую я видела в жизни. Мы с мамой и папой прошли от Маяковской (папа аж от Белорусской) до конца Красной площади и через мост.

В огромной толпе людей. В максимально дружелюбной, спокойной и доброй толпе. Четыре часа с остановками, под солнцем. И все вели себя как люди. Улыбались, когда кто-то останавливался или пробирался к своим, фотографировали друг друга. Помогали людям с детьми. Помогали старикам.

Вообще никакой злости и агрессии. Алкоголем не пахнет, все ок. Никаких выкриков про «можем повторить» и все такое. «Бессмертный полк» лишен такого полностью, и это огромное счастье.

Люди идут с фотографиями своих родственников. За каждым — история.

Много фотографий, подписанных от руки. Интересно смотреть, как люди выбирают — кто-то идет с фотографией молодого солдата, хотя человек дожил до 2000-х. Кто-то в таком же случае выбирает фотографию в пожилом возрасте. Кто-то подписывает род войск или другое занятие во время войны («труженица тыла»), а кто-то — только имя.

Кто-то выбирает семейные фото или групповые фото однополчан. Много женских фотографий. Одно фото меня вообще с ума свело. Там женщина в черном платье и с жемчугом, с красивой прической 20-х. На фоне белых лилий, кажется. И подписано «Связная партизанского отряда». Довоенное фото, наверное. Такой контраст, как жизнь-то повернулась.

Рядом несут фотографии генералов и рядовых. Абхазов, армян, русских, украинцев, кого угодно. И все, кто несет — тоже разные. Богатые, бедные, в кроссовках «баленсиага», в кедах за три рубля, двенадцатилетние, семидесятилетние. Одни и с семьями. В компаниях.

Видела женщину лет 80 в глубоком трауре — черное платье в пол, шляпка, черные перчатки — с фотографией пожилого человека в орденах, а рядом поменьше семейное фото, на котором двое обнимаются.

Видела мощных татуированных мужиков, у каждого у руках было по две фотографии — мамы и папы.

Мальчик лет тринадцати рассказывает бабушке, что никогда не слышал песню «Бери шинель, пошли домой». Говорит, в школе их такому не учили. «А я тебе поставлю», — отвечает бабушка. 

Короче, вот это и есть Россия. 

Момент, когда мы собираемся вместе и смотрим друг на друга, когда мы идем с фотографиями дорогих нам мертвых людей — и что-то помним и понимаем. 

И знаете, еще один момент. Если бы я была «дочкой Сечина» или любым вообще привилегированным человеком, я бы отказалась от возможности сразу прийти на Красную Площадь, не идя до этого три-четыре часа под солнцем. 

Это крохотное испытание — это хоть небольшая дань испытаниям, которые пережили они. Тут ничем меряться не надо, надо идти скромно как все, в толпе. 

Паломничество? Да, хорошее сравнение. Спасибо вам всем. Говорят, вчера 1,2 миллиона человек в Москве вышли. Я рада, что мы с мамой и папой были среди них.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

И еще раз о русском языке на Украине.

Поздравляю, по ходу, у нас нормальный человеческий министр культуры.

Курс на деаномизацию пользователей принят большей частью западных стран.

С отчетом о работе правительства Мишустина ждут в Госдуме уже в апреле.

Уход Медведева — это однозначно запланированная история.

Введение исследования интернет-аудитории — адаптация существующего законодательства.

С этим сектору придется смириться. Хочет он того или нет.

Кроме военной поддержки Ирана обязательно понадобится экономическая.

Совершенно неважные, но такие приятные двенадцать.

|статья
Сергей Лунев

Побывал в «Современнике» на постановке Гарика Сукачёва «Анархия».

Официальная позиция Евросоюза по статусу Крыма обязывает делать подобные заявления.

Накануне на улице ко мне подошла бабушка.

Круто, что на жизни нашего поколения мы вернули себе гордость за Москву.

Как надо понимать договоренность с Украиной о транзите.