Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Украинское направление СК РФ: возбуждение есть, толку нет

05 апреля, 00:07 | Константин Долгов

Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело в отношении министра внутренних дел Украины Арсена Авакова. 

Авакова обвиняют в том, что он лично несет ответственность за провокацию в день выборов президента России, 18 марта 2018 года. В частности, министр лично дал приказ не пускать российских граждан, проживающих на территории Украины, на избирательные участки в российских дипломатических учреждениях. 

Напомню, в четырёх украинских городах — Киеве, Харькове, Одессе и Львове — полиция в содружестве с разнообразными «добровольцами-активистами» в нарушение всех конвенций помешала находящимся на украинской территории россиянам реализовать свое избирательное право и осуществить гражданский долг.

У вас не возникает никакого диссонанса, уважаемые читатели? Если нет, то напомню ещё кое-что. 

Аваков открыто сообщил, что МВД в день выборов будет пропускать в посольство и консульства только людей с дипломатическими паспортами, ещё 16 марта. Это было у него в фейсбуке, это было и в официальном заявлении украинского МВД: поскольку-де Российская Федерация не отказалась от проведения выборов в «оккупированном Крыму», то голосовать россияне на Украине не будут. 

16 марта это уже было известно. А 3 апреля, полмесяца спустя, СК возбудил против него уголовное дело.

Такая оперативность заслуживает наименование «прискорбной». И вызывает целый ряд вопросов, центральный среди которых вот какой: а какой смысл в этом конкретном уголовном деле и в подобных ему, открытых и открываемых в отношении наших украинских партнеров?

Ведь дело Авакова в «украинском портфеле» Следственного комитета далеко не первое. Например, не сложно вспомнить уголовное дело, открытое по сожженным в одесском Доме профсоюзов людям 2 мая 2014 года. Все помнят, думаю, о возбуждении этого дела. Полагаю, помнят и о результатах. 

Потому что не так-то легко забыть о том, чего нет. И не просто нет, более того: когда один из активных соучастников массового убийства в одесском Доме профсоюзов, Алексей Гончаренко, приезжал в Москву поторговать лицом на митинге памяти Немцова, его всего-навсего задержали (и то после массового возмущения тем, что он преспокойно расхаживает по столице) на пару часов. И потом преспокойно отпустили.

А еще я помню дело в отношении Арсения Яценюка, боевика времен чеченских войн. Серьезные обвинения там были. Чем завершилось это дело? Ах, ещё идет?

Еще раз сформулирую вопрос: какой резон возбуждать многочисленные уголовные дела по украинским фигурантам, если они не дают результата? Не дают и, в сегодняшних условиях, не могут дать. Уверен, не могут. 

Вот как, к примеру, Следственный комитет собирается привлекать к ответственности хоть Арсения, хоть Арсена? Никаких рычагов, никаких инструментов привлечения к ответственности Авакова за вполне конкретное, согласен, преступление, включающее нарушение международных конвенций, у Следственного комитета нет. К огромному сожалению, но — нет. Возбуждать уголовные дела только для коллекционирования их в некоем «потенциально-нюрнбергском» столе — это, на мой взгляд, чересчур. Перебор. 

Одно дело — тщательно собирать данные и фиксировать для будущих дел, которые можно будет открыть, когда средства привлечения к ответственности появятся. И совсем другое — возбуждать заведомо нереализуемые, нерезультативные дела.

Вы скажете: есть преступление, должно быть дело. Согласен. Но должны быть и санкции в таком случае. И средства контроля выполнения наказания. Иначе это называется нулевой эффективностью. И я с безусловным уважением отношусь к такой государственной структуре, как Следственный комитет, считаю его существование необходимым, но вынужден констатировать: по «украинскому направлению» СК работает с удручающе низкой эффективностью. 

Если же «украинское направление» деятельности СК существует исключительно в целях саморекламы и, одновременно, укрепления национального духа, то отмечу, что в этом случае все еще хуже. Ведь работа на публику предполагает налаженную работу с публикой — а ее нет. 

Где регулярные сообщения о том, как идет расследование каждого дела? Где пресловутая оперативность, почему дело возбуждается через две недели после публичного совершения преступления? Где, наконец, хотя бы обещания наказания тому же Авакову? Ведь сегодня возбуждение дела против него стало, скорее, его же пиаром: СК просто дал возможность преступнику пафосно отреагировать в твиттере фразой: «Служу украинскому народу!». Если это и есть основной результат возбуждения дел против украинских преступников, то, право слово, лучше не возбуждать.

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: