«У нас за это сажают»: интервью с бывшим соратником Дмитрия Вагнера

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Трагические события, связанные с «ЧВК Вагнера», показали большой интерес читателей к деятельности военных наемников. «Ридус» продолжает исследовать сферу военного наемничества.

На этот раз собкор «Ридуса» в Донбассе встретилась с Евстафием Ботвиньевым, известным в воинской среде под позывным Инженер. Он воевал в Луганске непосредственно вместе с Дмитрием Уткиным, знаменитым Вагнером.

В беседе также принимала участие Мария Ботвиньева, жена Инженера и его боевая соратница, капитан запаса ВС РФ.

Евстафий, ты профессиональный военный?

— За спиной Высшее военно-политическое училище имени Андропова, специализация «военный советник». Ну, должен был быть. Организация партизанских движений, собственно говоря. При советской власти меня еще учили, тогда нужны были такие организаторы.

А по специальности удалось поработать?

— Вот в ЛНР и поработал. Я в российской армии никогда не служил. СССР развалился, извините.

А чем ты тогда, после окончания учебы и падения Союза занимался?

— Чем только не занимался… (Смеется.) Деньги зарабатывал.

Если не секрет, в ЧВК или где?

 — Оно, конечно, не секрет, но у нас за это сажают. По факту некоторый опыт у меня был, конечно. Но не в России.

В разговор вступает Мария (далее в разговоре для удобства ее пометим как «М», а Евстафия, соответственно, «Е»): Он тот человек, который знает, как стрелять из «Джавелина».

Е: Да. Я один из немногих, кто умеет стрелять в том числе и из «Джавелина» (FGM-148 — американский переносной противотанковый ракетный комплекс, предназначенный для поражения бронетехники и низколетящих малоскоростных объектов. — Прим. «Ридуса»).

Бессмысленно спрашивать, как ты научился, да?

Е: Я много читал. (Смеется.)

М: Еще он знает языки, например в рамках допроса пленных… (Смеется.) А про ситуацию в российской армии, допустим, он знает больше с моих слов.

Фактически знание тактики ведения боя, использование различных видов вооружения и организация подразделений были им получены не только в высшем учебном заведении. Приехать и буквально с самого начала развернуть работу артиллерийского подразделения — для этого требуется все-таки некоторый практический опыт.

Мария, а можешь о себе пару слов сказать?

М: Капитан запаса медицинской службы Ботвиньева Мария Анатольевна, ветеран второй чеченской кампании. В настоящее время соучредитель благотворительного фонда No Pasaran. Помощь населению Донбасса, детям-инвалидам в частности.

Е: А я, кстати, в настоящее время гендиректор строительной компании.

Откуда позывной Инженер?

Е: Это от сержанта-инженера, он в войсках спецназначения НАТО равнозначен нашему капитану — заместитель командира спецподразделения.

Пару слов о вашей воинской службе на территории Донбасса можно?

Е: Когда война началась, мы, группа спецов-добровольцев, организовались еще в России, связались друг с другом. 23 мая я приехал в Донецк, 28 мая мы здесь, под Донецком, успешно отработали по 25-й аэромобильной бригаде под Амвросиевкой. Нас было четверо специалистов, и восемь ополченцев мы взяли с собой, то есть довели группу до двенадцати. Еще я готовил бойцов Русской православной армии, в частности саперное дело.

Потом здесь начались разборки местных, дележка власти, перестало быть интересно, и мы переместились в Луганск. Мы базировались на территории «Зари» (батальон, возглавляемый экс-главой ЛНР Игорем Плотницким. — Прим. «Ридуса»), но не были в составе подразделения, работали отдельной группой. Подчинялись мы не Плотницкому. Скажем так: и мы, и Вагнер, и Плотницкий подчинялись одному и тому же человеку. Человек этот не имел отношения к местным структурам.

Кем вы были, каков был ваш статус?

Е: Мы были диверсантами. Собственно, тогда мы с Вагнером и познакомились, в июне 2014-го в Луганске. Мы были уже там, и заехал Дима со своими «головорезами».

Их было восемьдесят человек. Пятнадцать или шестнадцать остались там. Заместитель его погиб. Второй заместитель тоже погиб, вообще жутко: ему оторвало ноги и он истек кровью. Потом заместителем стал Моро. Вагнер и сам получил осколок в печень. Его бойцы там воевали по-честному, ты же понимаешь, что из восьмидесяти шестнадцать человек потерь — это много. Для спецгруппы. Причем там ребята были намного более подготовленные, чем те, которых сейчас посылают в Сирию. И обеспечены они были хорошо, у них единственных тогда, наверное, были приборы ночного видения и тепловизоры.

Тогда ребята Вагнера загоняли ВСУ в луганский аэропорт обратно, когда те пытались оттуда выскочить, мы их прикрывали. Они пытались выходить, «вагнеровцы» загоняли их обратно. Мы работали вместе, понимаешь?

М: Они настолько оценили профессионализм друг друга, что в 2017 году, когда одна общественная организация снова стала собирать добровольческий контингент на сборы, Вагнер первым делом потребовал найти Инженера.

Е: Да, ему, видимо, опрометчиво пообещали, что я приеду… Но я не считаю для себя нужным воевать в Сирии. Мне намного раньше, сразу после возвращения из ЛНР, предложили возглавить одну из батальонно-тактических групп, я благополучно отказался. Мне навязчиво предлагали, я навязчиво отказывался… Надо понимать, что ЧВК у нас как бы нет. То есть их не может быть законодательно.

М: А это значит, что люди получают «зарплату», только пока они живы.

Человек, воевавший у Вагнера, называл сумму компенсаций за погибших в 3—5 миллионов рублей. Вам известны какие-то цифры?

Е: Зарплату порядка 180 тысяч в месяц получал рядовой в Луганске. Нужно понимать, что эти люди там заменяют наших контрактников и на все потери можно закрыть глаза. Сказать, что ни одного нашего военного не пострадало. Они воевали здесь. Действительно, воевали. Брали луганский аэропорт. Во время штурма Дебальцево тоже легло немало «вагнеровцев».

М: Если перед тем как положить контрактников, теперь думают, то перед тем как положить этих ребят, думать много не надо, их там нет. В то же время все эти разговоры о том, что они самовольно пошли куда-то…

Е: Это бред. Этого не может быть в принципе. Все люди, участвующие в так называемой ЧВК, подписывают документы. Варианта «тебе дали автомат, теперь сам себя корми», такого быть не может. К тому же в наше время, при всех средствах связи, отследить любого, даже если кто-то решит в одиночку отправиться воевать, очень просто.

У нас предусмотрена уголовная ответственность за наемничество, но на «ЧВК Вагнера» это, надо понимать, не распространяется?

Е: Я хочу напомнить, что товарищу Вагнеру вручили орден Мужества за действия его группы на Украине.

М: Официально не так, это за Крымскую весну. Там они тоже были. Потом передислоцировались на север. О Вагнере я впервые узнала от своего бывшего командира, он был в числе военных советников и погиб на Донбассе. Группа Вагнера работала тесно с нашим подразделением «Вымпел». «Вымпеловцы» в том числе их тренировали. То есть это люди, которых тренируют наши кадровые военные.

Е: Но и сам Дима, собственно говоря, тоже наш бывший кадровый военный. С Донбасса выводили целые подразделения на учебный полигон в Молькино, которые там записывались к товарищу Вагнеру еще в 2014 году. Их там готовили, потом они заходили снова, уже в качестве ЧВК. Из диких ополчуг выбирали тех, кто был готов стать спецом. Они тренировались, потом заходили из Донецкой области, например, в Луганскую, потому что Вагнер базировался в Луганске.

М: Надо понимать, что ЧВК — это те, кого пошлют в бой первыми. Им именно за это и платят. В Сирии зарплата контрактника примерно равна зарплате ЧВК. Но боец ЧВК должен не только зайти в назначенную точку и положить там как можно больше врагов, он еще и должен остаться в живых. Потому что все эти обещания, что семьям погибших будет что-то выплачиваться, обычно заканчиваются с гибелью бойца. Никаких преференций у тех, кто вне закона, нет.

Если высокий процент потерь и миллионные компенсации за погибших — в чем выгода для ЧВК? Бизнес в чем?

Е: Частенько «страховые суммы» не выплачиваются. Люди пропадают без вести, уходят в самоволку и не возвращаются, хоронят их на месте… Во-вторых, нужно понимать, что платят деньги не бойцам, платят деньги руководителю организации, а он уже выплачивает их бойцам. И как в анекдоте: сало подержал, а на пальчиках осталось.

Откуда идут, на ваш взгляд, деньги для «Вагнера»?

М: От организаций, интересы которых они и защищают в Сирии. Но не зря начали идти объяснения, что они сами куда-то пошли и без ведома командования что-то делали. Потому что погибших надо списать не как боевые потери наших войск в Сирии, а как частную инициативу неких неорганизованных бойцов.

Я думаю, что если выплаты и есть, то они идут от каких-то общественных структур, и размер их ровно такой, чтобы семья погибшего не поднимала хай.

Есть какие-то умозаключения или факты, доказывающие связь таких структур с «ЧВК Вагнера»?

Е: Да какие умозаключения, если я знаю, кому они подчиняются. В Луганске, там был такой Андрей Иванович, которому подчинялся Дима, которому подчинялись мы, которому подчинялся господин Плотницкий. И я знаю, кто такой Андрей Иванович. И я знаю, что он связан с этими структурами. Какие предположения, какие умозаключения, если я знаю, где и кем он работает…

Дмитрий Уткин официально в запасе. Он не действующий военный. Но он был на мероприятии, куда приглашались только Герои России и полные кавалеры ордена Мужества, он был там, это было зафиксировано «Фонтанкой».

У него планка ордена Мужества, этот орден по документам получен после 2014 года. Высокие награды не даются просто так. Они даются высокими чинами в госструктурах. Имеют номера и удостоверения с печатями. Офицер запаса такую награду получить по определению не может. Он может гражданскую какую-то награду получить, но не боевой орден. За действия в Крыму сложно давать ордена Мужества, там не было вооруженного конфликта.

Мой предыдущий собеседник говорил про 30% выживания в ЧВК

Е: Нет, нет. Это сказки. Я могу сказать про процент потерь на Украине: это порядка 15—20%, это штурмовые группы, которые активно воюют. И это процент потерь, то есть все-таки 80% остается в живых.

Может быть, из-за того, что стали набирать больше случайных людей, профессионализм снизился, и теперь потерь чуть больше. Но совсем не такие космические цифры.

Просто в данной ситуации наше командование спланировало операцию и не очень хотело признаваться перед нашими партнерами, что они ее проводят. Война у нас все-таки капиталистическая, мы живем в капиталистическом мире, и захват ресурсов — это одна из целей капиталистических войн.

Там чудесный нефтяной заводик, чудесные нефтяные поля, чудесные нефтяные вышки, которые нужны нам самим. Бомбить их с самолета нельзя, получатся одни развалины. Поэтому захватывать их должны живые люди. Контрактников наших туда посылать опять же нельзя, это будут потери Минобороны, о которых надо будет сообщать.

М: Наши официальные потери в Сирии около 50 человек. Но при организации штурма потери будут значительные. Более того, всегда у атакующей стороны потери больше, чем у обороняющейся.

Е: Но это никак не 30% выживания.

Опять-таки, все тот же человек говорил, что излюбленная тактика Вагнера — атака в лоб, а как на самом деле?

Е: Излюбленная тактика Вагнера — это джипы с пулеметами. Когда можно быстро подскочить, отстреляться, отскочить. Но это штурмовой отряд. В лоб, конечно, никто не идет, не надо делать из командиров групп идиотов.

Там есть артдивизион, который обеспечивает подготовку артиллерийскую, если можно бомбить — значит, работает авиация. Наемник должен выполнить свою задачу и остаться в живых, чтобы получить деньги! Там продуманные действия.

М: Просто обычно ЧВК, не наши, наших же не существует, западные, привыкли воевать с противниками, гораздо менее обеспеченными технически, чем они сами. Когда идет группа из пятнадцати человек против отряда негров-аборигенов, то понятно, что последние разбегутся. Потому что группа вооружена и подготовлена намного серьезнее. Поэтому идти в лоб для этого отряда спецов несложно. Если, конечно, это необходимо…

Е: Но переть идиотами на подготовленные позиции никто не будет.

М: Как бы то ни было, в мировой практике ЧВК — это дорогое удовольствие для тех, кто платит. Средства, затраченные на подготовку, содержание и обеспечение, значительные. А значит, использовать спецов стоит только тогда, когда результат сможет оправдать потери. Но мировая практика и практика российская…

Е: Это две большие разницы. Мы часто привыкли брать числом, а не умением. Значит, потери будут. Вот только стоят ли они того…

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (11)

  • Small 9914cdae62
    Анастасия Кастравец15 мая, 10:55

    Что это было!? Преднамеренная утечка информации, или оба уже где то за пределами России и находятся на службе другой страны?

  • Small 78d4572836
    thdd15 мая, 16:02

    Гражданская война - это когда "бывшие командиры" гибнут ихтамнет'ами на Донбассе, а "диких ополчуг" тренируют бойцы "Вымпела" (с) Necro Mancer

  • Small ab07b78d01
    Абрам15 мая, 23:54

    Таки когда ВСУ воюет с Уткиными из РФ это и есть "гражданская война"?

  • Small 6fe19ef8de
    Осип Шор16 мая, 10:26

    За 2 десятилетия Россия превратилась в страну-террориста, да еще и с фашистской идеологией.

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Во вторник, 29 мая, будет рассмотрено ходатайство об аресте подозреваемого.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

|статья

Спорт

В своих историях о детско-юношеском футболе отдельно хотелось бы остановиться на поведении родителей во время футбольных турниров.

В последние годы я много летаю с греческой авиакомпанией Aegean, предлагающей самые бюджетные тарифы между странами Западной Европы и СНГ.

Вскоре после Второй Мировой Войны Албания провозгласила себя социалистическим государством.

Говорят, что такие курорты, как Сочи, Анапа и Крым, это чудовищно: куча народу и далеко не из высшего общества, быдлятский сервис, вздернутые на все цены.

интересное

На фоне бушующей лавы вулкана виднеется голубое пламя, которое распространяется по земле.

Смертность среди заболевших может составлять до 75%.​

Вещество блокирует работу клеток и ослабляет иммунитет, что может привести к болезни легких.

В дальнейшем на его основе планируется разработать двигатель или электромагнит.

полезное

Жарка обыкновенного шашлыка может обернуться тяжелыми проблемами со здоровьем, выяснили китайцы.

В исследовании приняли участие 102 человека старше 60 лет.

развлечения

Ксюшу не всегда можно называть Оксаной, а Вадим — это зачастую не то же самое, что Вадик.

И каждая инста-девушка узнает себя на этих фотографиях.

Учёные, политики, музыканты, актёры время от времени произносят такие фразы, которые запоминает весь мир.

С помощью Фотошопа и фантазии девушка превращает порнографические фотографии в чувственные.

«Я не глядя вытаскивала имя персонажа из шляпы и создавала свой портрет. Было сложно и долго, но интересны».

После того, как мама-утка пропала, утята остались совсем одни.