В Калининграде потенциальным волонтерам рассказали о пользе смеха

Калининградский благотворительный центр «Верю в чудо» существует уже более десяти лет. Все это время сотрудники НКО помогают детям с тяжелыми излечимыми и неизлечимыми заболеваниями и сиротам. Успехи центра выглядят достаточно внушительно: в среднем «Верю в чудо» помогает 12 500 детям и их семьям.

До 2012 года в центре работали только добровольцы. Волонтеров среди сотрудников НКО подавляющее большинство и сегодня. Для привлечения потенциальных добровольцев «Верю в чудо» дважды в месяц устраивает дни открытых дверей.

В четверг, 15 марта, такое мероприятие было посвящено социальному проекту «Клоунотерапия» и особенностям работы с детьми, находящимися на долгосрочном лечении в отделении онкогематологии.

«Клоун — это волшебное доброе существо, которое всегда в душе ребенок, а не взрослый, не врач. С клоуном ребенок вместе посмеется или даже погрустит. Он поможет понять, что, несмотря на боль и стресс, отчаяние, всегда есть что-то светлое, радостное. С этим клоуном можно и похулиганить, и громко песни попеть, поиграть, решить какие-то задачи педагогические или психологические», — говорит специалист по паллиативной клоунотерапии Елена Бочкова.

В «Верю в чудо» она не имеет никакой официальной должности. Работает волонтером и, соответственно, не получает никакой зарплаты. Центр помогает ей лишь с закупкой необходимого реквизита и расходников вроде грима.

«Паллиативная клоунотерапия несколько отличается от больничной. К таким детям мы обычно идем домой, так как таким детям необходима безопасная среда, которую им стараются обеспечить дома, а не где-то в каком-то учреждении или досуговом центре. На нас это накладывает определенные обязательства, психологические, этические и медицинские рамки», — объясняет она нюансы своей работы.

С ее слов, дни открытых дверей отлично справляются с привлечением потенциальных волонтеров, часть из которых позднее от простой помощи благотворительному центру переходит на непосредственную работу с больными детьми. «Иногда к нам приходят люди, которые начинают фотографами, а заканчивают клоунадой, например», — говорит Елена.

Конечно, одного желания, чтобы тут же пойти в больничную палату, недостаточно. Сначала волонтер проходит необходимое обучение. «Оно не длительное, но там достаточно емко и четко объясняются те вещи, которые должен знать волонтер, когда он идет в больницу. После этого начинается стажерство. Человек, который пришел первый раз и хочет идти к детям, одного его никто не оставит, он идет в компании бывалых волонтеров», — продолжает Бочкова.

Эксперт отмечает, что работа волонтеров отличается от отделения к отделению. Свои особенности накладывают и диагнозы, и продолжительность лечения.

«Когда волонтер определяется с отделением, он прикрепляется к координатору отделения. Составляется расписание на неделю, где расписывается, кто когда пойдет. Ребята заранее продумывают, чем они будут заниматься, чтоб это было разнообразно, некоторые же месяцами в больнице лежат», — говорит Елена Бочкова.

Стоит отметить, что в минувшем году центр «Верю в чудо» стал учредителем частного благотворительного хосписа для детей и молодых взрослых «Дом Фрупполо». Строительство в Калининграде детского хосписа проходит параллельно с системной работой по сопровождению детей в рамках существующих благотворительных программ.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Ему эта вакцина нравится как препарат для вакцинации тех, кто перенес COVID-19.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

интересное

К такому выводу пришел исследователь из Калифорнийского технологического института.

Как сейчас выглядит село в Кузбассе, которое могло стать конкурентом Кижей.

«Ридус» выяснял, почему хайп поменял вектор.

У таких людей — высокий уровень интерферона альфа, который способен блокировать болезнь.

полезное

Вирус пока направлен на пользователей из Европы, но может переключиться и на россиян.

Заниматься спортом, когда у вас похмелье, — это не лучшая идея.

развлечения

Несколько лет назад Мишель Сазерленд диагностировали болезнь Аддисона.

Интересно, они в курсе, что татуировка — это навсегда?

Семье удалось связаться с женщиной, которая оставила это послание, будучи подростком.