Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

МВФ и Росстат резко разошлись в оценках теневой экономики России

27 февраля, 18:53 | Игорь Серебряный

Доля теневой экономики России по оценке Росстата составляет до 16% ВВП, рассказал во вторник глава Росстата Александр Суринов.

Ранее в феврале МВФ опубликовал данные о том, что доля «теневой» экономики России превышает 33% ВВП страны.

Правда, Суринов тут же оговорился, что методика оценки Росстата может не совпадать с методикой МВФ.

Сходный уровень «теневой» экономики из стран ЕС отмечен только у Румынии и Болгарии. В США, Нидерландах, Японии, Швейцарии и Сингапуре эта цифра колеблется от 7 до 15% их ВВП.

Косвенно ваш

Такой разрыв в оценках МВФ и Росстата вызван не желанием первого очернить Россию, и не желанием второго приукрасить действительность, полагает эксперт Института прикладных экономических исследований Андрей Покида.

«Суринов правильно ведь сказал: у обоих ведомств различается методология подсчета. И это скорее естественно, чем наоборот. Ведь теневая экономика потому и теневая, что ее субъекты никакой отчетности в статистические органы не предоставляют! И соответственно, судить об ее размере можно исключительно по каким-то косвенным признакам», — сказал «Ридусу» Покида.

Среди таких косвенных (и потому очень ненадежных) признаков может быть, в частности, расход электроэнергии в том или ином населенном пункте. Если потребители потребляют в реальности больше киловатт, чем указано в платежках подразделений Росэнерго, это может служить признаком того, что в регионе работают какие-то подпольные фабрики.

Но разница между расчетным и фактическим расходом электроэнергии должна достигать именно что промышленных масштабов — потому что если жильцы какого-то дома просто ленятся выключать лампочки в местах общего пользования, такие суммы набегать не должны.

Что знают в Следкоме, чего не знают в Росстате

Ни МВФ, ни Росстат при этом свои методики подсчета не раскрывают, поэтому было бы математически логично предположить, что реальная цифра «подпольной» занятости в России находится где-то посередке между их крайними данными, то есть в районе 25% от ВВП.

«Разница может проистекать не только из собственно калькуляции, но и из того, какое понятие вкладывается в определение „теневой экономики“ каждым из агентств. Только ли это те работники и работодатели, которые платят и соответственно получают „черную“ зарплату, или сюда следует относить еще какие-то экономические операции», — поясняет Покида.

К таким операциям, к примеру, можно отнести совсем уж криминальные виды деятельности, вроде торговли наркотиками, сбыта краденного и прочие, чем по-хорошему должен заниматься не Росстат, а Следственный Комитет.

Не исключено, что именно поэтому Росстат и не включает такие операции в свои подсчеты, в то время как для внешнего к России наблюдателя, каким является МВФ, нет особой разницы между скупкой, к примеру, ворованных цветных металлов и вполне себе безобидным частным извозом.

Высокий уровень теневой занятости вообще характерен для слаборазвитых стран, поскольку их трудоспособное население не ощущает особой мотивации в выходе из тени и живет по принципу «каждый сам за себя»: зачем платить налоги, если есть полная уверенность, что они не пойдут на пользу самим же плательщикам и будут разворованы чиновниками?

Тень на выдумки хитра

Нельзя сказать, чтобы власти России совсем уж смирились с тем, что им не удастся одолеть «трудовую партизанщину». Правительство время от времени разрабатывает те или иные меры, нацеленные на вывод из тени самозанятых граждан. 

Но это пока больше напоминает латание тришкиного кафтана, полагает говорит бывшая сотрудница Института управления социальными процессами НИУ ВШЭ Наталья Тодэ.

«И законопослушный индивидуальный предприниматель, и подпольно самозанятое лицо делают одну и ту же работу, оказывают одну и ту же услугу, с той лишь разницей, что первый это делает с уплатой налогов, а второй — теневым образом. И власти раз за разом предпринимают попытки вывести вторую категорию из тени, но каждый раз талантливые экономически активные россияне находят способы, как оставаться в теневом секторе», — сказала она «Ридусу».

В СССР теневая экономика цвела пышным цветом как «фарцовка» (изготовление и сбыт самошвейных изделий и прочих товаров, не освоенных советским легпромом), как частный извоз (ныне почти уничтоженный легальными такси), и как благополучно дожившие до наших дней репетиторство или сдача жилья внаем.

Но в УК советских республик также существовала и статья «Тунеядство», которой нет в УК РФ (слава Богу), и «благодаря» которой в Советском Союзе выросло целое «поколение дворников и сторожей», воспетое БГ.

Правда, в УК РФ из УК РСФСР перекочевала санкция за попрошайничество, но вот понятия «теневая занятость» не было ни в советских КЗоТ, ни в нынешнем российском Трудовом кодексе. Госстату СССР жилось намного проще, факт.

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: