Первый директор автогиганта Лев Васильев: «КАМАЗ строили для жизни»

Первый директор «КАМАЗа» прекрасно помнит во всех деталях свою почти 12-летнюю «командировку» в Челны. Встреча в Москве продолжалась больше двух часов. О самых интересных моментах нам рассказывают «Вести КАМАЗа».

– Лев Борисович, совсем немного остаётся «КАМАЗу» до 50-летия. О чём вы вспоминаете из биографии автогиганта? Что, может быть, хотели бы рассказать нынешним поколениям камазовцев?

– Главное, что задача построить комплекс заводов на 150 тысяч автомобилей и 250 тысяч двигателей в год была выполнена в невероятно короткие сроки. Когда биография известна, написана, к ней трудно что-либо добавить, тем более – пытаться что-то исправить. Хотя… Как-то попалась мне на глаза книжица, где рассказывалось о строительстве «КАМАЗа». Два фото, Беляев и Батенчук – всё. И мелким шрифтом упомянут Минавтопром СССР. От незнания ли, от непонимания? Ведь именно это министерство было главным во всей этой истории. 4 млрд рублей, по тем временам, колоссальная сумма, было выделено на строительство «КАМАЗа» и частично – города, жилого фонда, 900 млн долларов для обеспечения производства самым современным технологическим оборудованием. 

– А как вообще родилась цифра «150 тысяч»?

– Вопросы решались на самом высоком уровне. Исследованиями и проблемами отрасли занимался НИИ автопром, весь проект был за ним.

– Как начался «КАМАЗ» лично для вас?

– Когда речь зашла о строительстве, я был замминистра автомобильной промышленности по внешнеэкономическим связям. Министр (А.М. Тарасов – О.Ж.) сказал мне: вот, есть проблема: грузовики нужны позарез. Несмотря на то, что 180 тысяч делал ЗиЛ, были УАЗ и ГАЗ, этого всё равно не хватало. И он сразу сделал мне предложение, сказав: «Надо строить завод. Ты подумай». Восторга я не испытал, стал приводить аргументы – я же коренной москвич, на АЗЛК к тому времени 22 года проработал, из них пять лет – директором. Потом начались вызовы в ЦК. Завотделом машиностроения Василий Семёнович Фролов прекрасный был человек, деловой и порядочный, моё уважение к нему было очень велико. Отказать ему я не мог: если, говорю, вы настаиваете… Фролов позвонил первому секретарю Татарского обкома КПСС Фикряту Ахмеджановичу Табееву – и уже на следующий день я был в Казани. Потом на самолёте У-2 – в Челны, площадку посмотреть, о чём речь идёт. Вижу – чистое поле, два козла бегают, две тростины растут – тьмутаракань какая-то, и здесь должен был быть построен завод! Контуры проясняться стали, когда начались земляные работы. 

– Вам пришлось работать с самыми разными людьми, руководителями. Что сохранили о них в памяти?

– Нельзя не сказать о роли в строительстве «КАМАЗа» Алексея Николаевича Косыгина. Это он, будучи Председателем Совета Министров СССР, в 1969-м подписывал Постановление от 14 августа о начале строительства «КАМАЗа» и постоянно следил за развитием завода, всегда находил время для обсуждения вопросов по «КАМАЗу», даже как-то в Кисловодске была такая встреча, где он проводил отпуск. На стройку приезжал в конце декабря 1971 года. Всякий мой приезд в Москву меня встречал и сопровождал его помощник. Крупный инженер-строитель был Иванцов (впоследствии ушёл в Минэнерго). Его предложение – строить столбчатые фундаменты из бетонных блоков, опираясь на бетонные сваи – думаю, сократило нам время строительства года на полтора, если не два.

– А те, с кем непосредственно работали на «КАМАЗе»?

– Мои замы, инженеры – прекрасные были люди. Многих уже нет, к сожалению. «Мой человек» был Алексей Павлович Суббота, которого я из Токмака пригласил директором кузнечного завода, заместитель по капстроительству Виктор Васильевич Перцев. Как не назвать секретаря парткома Аркадия Андреевича Родыгина, отличного организатора, требовательного и человечного, как не вспомнить Ильдуса Борисовича Закирзянова, первого председателя профкома. А первый начальник прессового производства (позже – директор ПРЗ) Валерий Николаевич Соколов, директор РИЗа Юрий Григорьевич Кузнецов, Николай Бех, совсем молодым, в 34 года возглавивший литейный завод? Краковский – блестящий специалист с точки зрения литейного производства, умница. Володя Азаров – прекрасный технолог, с большой буквы. Владимир Иванович Щербаков – мой зам по экономике, из категории замов, к которым нет вопросов. Он, правда, позже пришёл, потом был председателем Совета директоров «Автотора». У меня были замечательные помощники Валентина Новикова и Вячеслав Панфилов. До сих пор приезжает ко мне Геркен, который занимался жилищным строительством. Эти люди создавали ядро коллектива. С теми, кто в Москве, по сей день поддерживаю связь. Назвал бы ещё очень многих: коллектив сложился отличный. Уже за первые 10 лет работы «КАМАЗ» оправдал все капвложения государства по строительству. 

– Тогда выпускалось всего четыре модели…

– Да. Это сейчас – «давай машину такую, давай этакую». Мы делали просто КАМАЗы. 

– Лев Борисович, а почему Брежнев лично не приехал на «КАМАЗ», когда пошли первые автомобили?

– Нет, зачем же? Кириленко (член Политбюро, секретарь ЦК КПСС – О.Ж.) был уполномочен, приезжал достаточно часто. Помню эпизод: летел он как-то в Челны вместе с Непорожним (министр энергетики СССР – О.Ж.). Какой у них за время полёта разговор был, не ведаю, но Кириленко сразу по приезде ко мне: как дела? Строим потихоньку, говорю, Андрей Павлович. «А ты, говорят, всё критикуешь?» – «Увидите сами всё», – отвечаю. Приехали на завод двигателей. А получилось так, что когда начали его оснащать по проекту, оказалось, не хватает 200 тыс. кв. м площадей – были вынуждены достраивать, хотя уже шёл монтаж оборудования. Вот и пришли мы с Кириленко буквально к обрезу – бетонных полов с оборудованием. Дальше – земля. Вот, говорю, тут достраиваем. Фоменко (начальник ПО «Камгэсэнергострой» – О.Ж.) попытался что-то проговорить – секретарь ЦК его оборвал, и я понял, что разряд в мой адрес по поводу «критикуете» кончился. Уезжая, он поддержал: дело идёт в нужном направлении. 

– Проект «КАМАЗа» ориентировался на зарубежные производства?

– По закупке технологического оборудования – конечно. На самое передовое, и смело можно говорить, что оно прошло проверку временем. Закупками занималось Министерство внешней торговли СССР, огромная работа была под руководством Николая Семёновича Патоличева, профессионала и человека высокой культуры.

– А именно как комплекс заводов?

– Нет, это был совершенно уникальный проект, вся конструкция – разработка Минавтопрома. Очень много было оригинального. Фундаменты, например – заслуга Минмонтажспецстроя, умница был министр Борис Владимирович Бакин. Изумительная, настолько она ускорила все процессы, его идея – созданная линия по производству перекрытий: когда ставили колонны площадью 48 кв. м, под них изготовлялись перекрытия – не пустые, а целые конструкции с воздуховодами, вентиляцией и прочими необходимыми для жизнеобеспечения завода элементами. Попробовали бы всё это туда вставить постфактум! 

– А сами вы за руль КАМАЗа садились? Оценили его как водитель?

– Однажды, где-то через полмесяца после выпуска первых автомобилей. Конвейер наш уже начал работать. Сравнивать я мог КАМАЗ только с ГАЗ-АА, на котором работал в Ульяновске в эвакуации. Но что сравнивать, господи! Совершенно другая машина! Я получил удовольствие… понимая, что немножко моих сил вложено в него. Да, немножко. Я ведь увлечён автомобилем с пелёнок, отец был шофёром, потом руководителем автобазы, которая обеспечивала материалами авиационную промышленность. Лет с 12-13 занимался в автомобильной секции в Доме пионеров. И войну начинал фронтовым шофёром, но вскоре попал в пехоту, в 1943-м получил ранение предплечья. 

– Что пожелаете камазовцам?

– Здоровья – и «КАМАЗу», и камазовцам, хранить и развивать то, что создано предшественниками. Завод и автомобиль люди строили для жизни, ресурс жизненных сил был заложен колоссальный. Всем сердцем желаю, чтобы у нас, на «КАМАЗе», так было на долгие, долгие годы. 

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости
распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

В ходе операции предполагалось дотянуться до оружейного арсенала СССР.

Сопротивление Системе началось с первых минут штурма.

интересное

Водородные двигатели могут решить проблему выбросов для тяжелой техники

Теперь перенос на другой сервер доступен всем персонажам.

Чтобы противостоять Австралии, Пекину понадобится «камень» побольше.

Land Rover начал отсчет до глобальной презентации нового Range Rover, которая состоится 26 октября

полезное

Помогут быстро избавиться от тревоги и расслабиться.

Ученые проанализировали 96 научных статей, опубликованных в медицинских журналах в 2020 году.

развлечения

Наглость наказуема, а нарушать личные границы действительно некрасиво.

Кроха-пес привлек внимание людей, и они помогли вытащить его хозяина из реки.

Монти и Рози росли вместе, но были отданы заводчиком в разные семьи.