Возможен ли военный переворот в стране победившего социализма

Во вторник вечером полицейский по имени Оскар Перес угнал военный вертолет с авиабазы Ла Карлота на востоке венесуэльской столицы и атаковал здание Верховного суда, бросив в него четыре гранаты, одна из которых не взорвалась. Жертв не было, вертолет, покружив над зданием суда, улетел в неизвестном направлении. Зачинщика нападения на данный момент не нашли. 

«350 Свобода»

На фото, которое успели сделать СМИ, в кабине вертолета ясно видно большое полотнище с надписью «350 Свобода». Перес ссылается на соответствующую статью Конституции Венесуэлы, которая говорит о праве народа оказывать сопротивление любому режиму, который угрожает демократическим ценностям и правам человека. Кстати, этой же статьей сейчас пользуется и венесуэльская оппозиция, которая уже почти три месяца проводит ежедневные демонстрации против режима Николаса Мадуро.

Эффектные кадры вертолета, облетающего здание суда, а также требования отставки Мадуро, выложенные в Instagram Оскара Переса, полицейского, который служил в качестве летного инструктора в техническом подразделении судебной полиции, заставили некоторые СМИ предполагать начало военного переворота против режима Мадуро. На первый взгляд, это логично, однако не все так просто.

© Twitter

Народ и армия едины? 

До неудавшейся попытки военного переворота, который затеял Уго Чавес в 1992 году, армия в Венесуэле полностью «отсутствовала» в политике. Роль аполитичного субъекта ей уготовила Конституция 1961 года, которая предписывала вооруженным силам быть институтом вне политики. Появившись перед телекамерами 9 февраля 1992 года, молодой подполковник доказал, что это далеко не так и армия уже давным-давно политизирована. Заняв президентское кресло в 1999 году, Чавес наделил военных дополнительными правами, например, предоставив им право голоса, и обязанностями, расширив сферу применения вооруженных сил и придав им активную роль в формировании социального развития страны. В частности, Чавес предпринял попытку использовать армию как дополнительный трудовой ресурс для строительства школ и больниц. Этот проект назывался «Боливар-2000» и базировался на теории аргентинского социолога Норберто Сересоле. Ее смысл, в общем-то, не отличался новизной от того, что можно было бы назвать классовым альянсом. Нюанс этой теории заключался в объединении армии и народа и формировании милитаристско-гражданского движения для большей концентрации власти в руках президента. Учитывая скандальную репутацию Сересоле, который обвинялся в неофашизме, теория объединения армии и народа воспринималась как абсурд и в конечном счете вызвала негатив, значительно пошатнув позиции Чавеса в армейских рядах. Впрочем, натянутые отношения Чавеса с США способствовали активному перевооружению венесуэльских ВС и увеличению финансовых вложений в армию. Это повысило авторитет Чавеса среди военных, которые после плана «Боливар-2000» относились к нему с недоверием.

Власть силы

Влияние военных на политику Венесуэлы после смерти Чавеса только усилилось. Это ведомство стало играть ключевую роль в венесуэльской политической повестке. Сейчас в правительстве практически треть министерских кресел занимают военные — действующие или отставные. Такой ситуации нет ни в одной стране Латинской Америки, где очень болезненно относятся к военным у власти после десятков лет жесточайших военных диктатур. В большинстве стран региона военные находятся под надзором гражданского правительства, в том числе контролируются бюджет на оборону, военные закупки, по которым военные обязаны отчитываться в Конгрессе. В Венесуэле подобная практика отсутствует.

Военные, поставленные на ключевые министерские посты, координируют распределение продовольствия в условиях жесточайшего дефицита продуктов питания в стране, который уже граничит с голодом. Они также контролируют нефтяную, строительную, телекоммуникационную и ряд других отраслей. Военная верхушка, имеющая от своего положения определенные дивиденды, «безусловно» предана Мадуро и его режиму. Лояльность военных покупается: им регулярно повышается зарплата и выделяются те позиции в правительстве, на которых можно легко обогатиться. Военных регулярно обвиняют в связях с наркотрафиком и других преступлениях, вроде контрабанды дефицитных товаров в соседние страны.

Именно эти военные заинтересованы в том, чтобы Мадуро как можно дольше оставался у власти, так что военный переворот — это не то, что они хотят.

Срочно требуется команданте

Обычные офицеры, которые не замешаны в грязных делах, отвергают режим Мадуро, однако, опасаясь дальнейших репрессий, невольно поддерживают нынешнее правительство. Даже прямые призывы оппозиции выступить с неповиновением Мадуро имеют, скорее, обратный эффект, так как военные после падения существующего режима опасаются потерять свое влияние, вернуться обратно в казармы и подвергнуться судебному преследованию со стороны той же оппозиции.

© wikipedia.org

И наконец, среди военных нет того самого харизматического лидера, который смог бы «зажечь» огонь жажды перемен как в самой армии, так и среди гражданского населения, как это сделал в свое время Уго Чавес. Согласно ряду опросов общественного мнения в Венесуэле, 73,4% граждан негативно воспринимают вооруженные силы, так как ВС сейчас поддерживают определенный политический режим, а не действуют в интересах народа, так что народ вряд ли пойдет за военными.

Всё вместе это может означать, что военный переворот в Венесуэле невозможен. По крайней мере в нынешних условиях.

Предвыборная провокация?

Что же касается вертолета, кружившего во вторник над правительственным зданием, и пилота с внешностью голливудского актера, то в правительстве уже поспешили назвать инцидент происками оппозиции и ЦРУ и даже квалифицировать как теракт. Однако, вероятнее всего, это не происки оппозиции и даже не одиночка, который понадеялся повести за собой народ. Учитывая отсутствие жертв, неразорвавшиеся гранаты, загадочное исчезновение пилота, которого до сих пор не нашли, а вертолет не сбили, когда он улетал с места происшествия, это вполне может оказаться не очень изящной провокацией со стороны правительства Мадуро, которое использует инцидент с вертолетом как предлог для подавления оппозиции, не уходящей с улиц крупных венесуэльских городов уже три месяца. Очевидно, что в канун проведения выборов в Конституционную ассамблею, депутаты которой будут переписывать основной закон государства «под Мадуро», для усмирения оппозиции правительству требуются еще более жесткие меры, чтобы все прошло гладко.

Автор — кандидат политических наук, эксперт Центра изучения кризисного общества. Специально для «Ридуса».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small f66c47e669
    Strelok30 июня 2017, 09:55

    Переворот возможен везде! Только необходимы условия. Плохо то, и это наводит на определённые размышления, что Российская власть мало в чём участвуют! Только по факту, как с Украиной, начинаются стенания про госдеп. Хочется спросить: А кто слил базу на Кубе?

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Заявления дипломата в Белоруссии назвали эмоциональными.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

К 8 утра мы прибыли к грузинскому КПП в надежде быстро проскочить границу.

Расскажу о влиянии микробиоты на пищеварение.

Я мёрз в холодном автозаке и думал о Джозефе, желая ему вечной любви.

интересное

«Корпорация добра» пошла наперекор трендам.

Клавиатура с цифровым блоком и большой экран прилагаются.

развлечения

Спортсменам предложили угадать, что значит то или иное слово из лексикона коренных петербуржцев.

Неугомонный Осёл из «Шрека» или мудрый Каа из «Маугли»?