Наталья Холмогорова

Правозащитник

Все статьи автора
автор

На смерть писателя Анатолия Алексина

30454

Когда Алексин пытался писать для детей помладше, уходить в жанровость, занимательность, в «детский детектив», приключения, куда-то еще в «детское», — получалось плохо. 

Его дар был в том, чтобы разговаривать с детьми про обыденную жизнь, и говорить с ними именно как со взрослыми. 

Его мир — абсолютно узнаваемый мир 1970-х. Москва (может, не всегда Москва, но всегда большой город), многоэтажки, интеллигентные семьи. Один ребенок, реже два. 

Его темы — ребенок среди взрослых; отношения со взрослыми; выбор; ответственность, иногда непосильная. 

Его герой — всегда субъект. Часто он берет на себя даже родительскую роль. Один мальчик мирит поссорившихся родителей; другой — «поздний ребенок» — становится конфидентом в любовных делах старшей сестры и оберегает отца-сердечника от дурных вестей; третий внезапно узнает, что его «идеальный» папа много лет назад совершил подлость, и пытается загладить его вину… Пусть ему всего 13 или 14 — но он живет не в каком-то отдельном мирке, а здесь, в сложном мире взрослых: здесь он на многое способен, и от него многое зависит. Иногда — слишком многое. 

Иные книги Алексина, как «Безумная Евдокия», — настоящий кошмар чувствительного и совестливого подростка. 

Дочка не пришла домой и не сообщила, где она, а мама от ужаса сошла с ума, — каково такое читать? Воспитательный эффект налицо, но, пожалуй, это уж слишком (хотя, говорят, это он написал по реальным событиям в семье своих знакомых). 

Девочка, назойливо опекающая старшего брата, в «Мой брат играет на кларнете», выглядит забавно — роль мамаши-наседки девчонке совсем не к лицу, и по-настоящему испортить брату жизнь она не может; но что будет, когда она вырастет и начнет так же опекать собственных детей? 

Это тоже важная и совсем, казалось бы, «не детская» тема Алексина: перепутанные семейные роли, любовь как оковы, любовь, незаметно перерастающая в насилие. Автор, умеющий интересно рассказывать об обыкновенной жизни и говорить с ребенком, как со взрослым — это редкость. 

Рядом с Алексиным я могу, пожалуй, назвать только Лиханова. Но Лиханов более склонен к аффектированности, к внешнему трагизму: у него то война, то детдом, то инвалидность, обязательно кто-то умирает… 

Когда Алексин пытается схожим образом «давить на педаль», получается хуже: его сила — как раз в изображении повседневности и тех не выдуманных вопросов, которые повседневная жизнь начинает ставить перед нами, не дожидаясь паспортного совершеннолетия.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Высокотехнологичная корпорация почему-то не хочет делиться многомиллиардными доходами.

Теперь корпорация залезла в медкарты.

|статья
Вис Виталис

Все-то вам понятно, все-то вы прошарили и вынесли все вердикты.

Колумнист «Ридуса» рассуждает о ситуации на IT-рынках России и Запада.

В США за нарушения в работе с личными данными платят миллионы долларов.

|статья
Юй Чжочао

В последние месяцы в Гонконге произошло немало событий, которые заставили задуматься.

Алгоритм поддержания доверительности отношений на уровне госадминистрации.

В Каталонии происходит крушение идеи мультикультурного космополитичного Евросоюза.

|статья
Юй Чжочао

Сегодня мало кто сомневается в необходимости культурного сотрудничества с Китаем.

Почему маловато? Да ведь все очень просто.

|статья
Юй Чжочао

Несколько месяцев беспорядки в Гонконге шокируют не только весь мир, но и самих его жителей.

По поводу закона о домашнем насилии.