В России создаются инкубаторы новой элиты

© Коллаж/Ridus

Совсем скоро президенту России будут представлены две независимые программы экономического развития страны. Одна из них – «Стратегия роста» – достаточно широко освещалась в прессе, о другой можно судить лишь по отрывочным высказываниям экс-министра финансов Алексея Кудрина, под руководством которого готовится документ. Но даже этих скудных сведений достаточно для того, чтобы понять: во многих ключевых аспектах предлагаемые сценарии диаметрально противоположны, однако имеют и немало общего.

С чего начинается профи

Один из наиболее заметных объединяющих моментов – повышенное внимание к человеческому потенциалу. Очевидно, что в современных условиях без высококвалифицированных трудовых ресурсов добиться устойчивого экономического успеха не получится. А подготовка профессиональных кадров начинается с качественного образования. Поэтому во всем мире все более важную роль начинают играть институты и университеты.

По данным ЮНЕСКО, с начала нового тысячелетия спрос на высшее образование удвоился и продолжает расти. Сегодня на планете насчитывается более 200 миллионов студентов. Вместе с тем повышается и неравенство в доступе к знаниям, которые опять становятся привилегией богатых граждан. Государственных средств не хватает для бесплатного обучения всех желающих, и финансовое бремя ложится на самих студентов или на их семьи.

Организация предлагает решить эту проблему за счет льготного кредитования учащихся (так, чтобы выплаты не превышали 15% месячного дохода). А в некоторых странах с глубоко укоренившимся социальным неравенством может потребоваться даже политика гарантирования квот и системы бонусов для расширения доступа к образованию определенных групп населения, «даже если подобные механизмы являются спорными».

Прицел на регионы

В России задача повышения качества образования входит в число четырех приоритетных национальных проектов наряду с жильем, здравоохранением и сельским хозяйством. В последнее время все больше значения придается региональным вузам. С их помощью государство надеется удержать в регионах талантливую молодежь, обеспечить местные предприятия и госструктуры свежими квалифицированными кадрами и стимулировать социально-экономическое развитие территорий. 

© Bodo Schackow/dpa-Zentralbild/dpa

В середине апреля Министерство образования и науки объявило о завершении второго этапа отбора опорных университетов. В общей сложности их стало 33 в 32 субъектах Федерации, а в будущем это число может достигнуть 100–150. На финансирование программы в 2016–2017 году выделяется 3 миллиарда рублей.

Государство планирует убить сразу двух зайцев – добиться повышения качества образования за счет консолидации учебных заведений и создать научно-педагогическую, исследовательскую и инновационную базу для каждого региона.

Формирование системы идет снизу на конкурсной основе. Обязательным условием участия в программе является готовность нескольких региональных вузов объединиться. Претендовать на статус опорных не могут вузы из Москвы и Санкт-Петербурга, федеральные университеты, а также участники другой государственной программы – «5-100» (по этому проекту к 2020 году пять российских университетов должны войти в Топ-100 мировых рейтингов). Но и они должны способствовать развитию регионов.

Зачем университету хоровая капелла

«Участие в региональном развитии – это третья роль университетов после образования и науки. В ряде стран она уже закреплена законодательно. Мир однозначно движется в эту сторону», – рассказал ректор Томского государственного университета Эдуард Галажинский на конференции по данному вопросу, организованной вузом совместно с Благотворительным фондом В. Потанина в конце апреля. 

ТГУ – первый университет в азиатской части России и один из старейших российских вузов. Он был открыт в 1888 году и с самого начала создавался как институт культурного и научного развития Сибири. В новейшей истории страны он стал первым российским вузом, который официально зафиксировал принцип ответственности университета за региональное развитие в своей дорожной карте.

По словам Галажинского, в этом вопросе университеты действуют по двум направлениям: с одной стороны, они обеспечивают местную экономику рабочими руками, практическими научными разработками, содействуют появлению стартапов и новых моделей организации производства и т.д., с другой – влияют на социальное развитие региона, активно взаимодействуя и с властью, и с обществом. 

Томский государственный университет

© vk.com

«Идеология тройной спирали за последние 20 лет показала свою эффективность во всем мире: реальное инновационное и социально-экономическое развитие происходит там, где существует взаимодействие университетов, власти и бизнеса на широкой гражданской платформе», – подчеркнул ректор.

В России, к сожалению, это понимают еще не все. Галажинский отмечает, что ему нередко приходилось отвечать на вопрос, зачем ТГУ понадобилась собственная хоровая капелла. Кстати, выступлением этой капеллы завершился первый день конференции, и корреспонденту «Ридуса» удалось ее послушать. В зале, помимо участников форума, присутствовали простые жители Томска, в том числе дети с ограниченными возможностями.

Ученый vs предприниматель

Российским вузам, заточенным под фундаментальную науку, переход на деловые рельсы дается непросто. Необходимость подстраиваться под запросы власти и бизнеса с четкими задачами и сроками и самим зарабатывать деньги конфликтует с базовыми ценностями высших учебных заведений – бескорыстным служением обществу за счет государственных средств или частных пожертвований.

«Культура предпринимательства сегодня диссонирует академическому сообществу. Но мы осознанно должны формировать у студентов предпринимательский дух, добавлять в программу экономику», – замечает Галажинский.

В качестве примера он приводит лабораторию продаж, открытую в ТГУ совместно с рядом компаний. Каждый студент может прийти туда и попробовать что-нибудь продать. Этот навык пригодится любому, ведь рано или поздно всем приходится продавать на рынке как минимум себя.

Магистратура на авансцене

Внутри самой системы высшего образования на первый план выходит магистратура. В отличие от бакалавриата, куда в основном приходят вчерашние школьники, зачастую не до конца осознавшие собственные склонности, потребности и способности, в магистратуру поступают люди зрелые, уже имеющие за плечами высшее образование, а то и реальный опыт работы. Они делают свой выбор осознанно и готовы к серьезной самостоятельной работе. 

© BERND WUESTNECK/dpa

«Студенты, которые осознанно приходят учиться той или иной профессии, – это будущие лидеры ключевых направлений профессий, – считает генеральный директор Благотворительного фонда В. Потанина Оксана Орачева. – Для нас сочетание целенаправленного образовательного творчества и новых возможностей для студентов и преподавателей является той самой „точкой роста“, где поддержка является наиболее эффективной».

По ее словам, образование гораздо шире и интереснее, чем принято о нем думать. И важно понимать, что развитие общества в целом начинается с каждого его члена, сегодня недостаточно быть просто хорошим студентом или преподавателем, необходимо иметь активную жизненную позицию – как в университете, так и за его пределами.

Гибкость и взаимодействие

На первой ступени высшего образования даются базовые знания. Магистратура – более сложный образовательный продукт: за достаточно короткий срок обучения она дает углубленные профессиональные компетенции.

«Магистерское образование должно быть предельно гибким, чтобы реагировать на любой запрос. В условиях постоянного изменения технологий подготовка специалистов уплотняется», – отмечает проректор по образовательной деятельности НИУ ВШЭ Сергей Рощин.

«Повестка магистратуры должна быть скоординирована с повесткой региона», – добавляет начальник департамента экономики администрации Томской области Татьяна Чудинова. Стратегия самой области основана именно на создании инновационных промышленных кластеров в нескольких секторах экономики. Она подчеркнула, что регион делает ставку на концентрацию научного потенциала, развитие малого и среднего бизнеса, высокотехнологичные производства. 

Вместе с тем участники конференции посетовали на то, что сегодня взаимодействие региональных институтов власти и вузов нередко держится на хороших отношениях отдельных образовательных лидеров и чиновников, что не добавляет устойчивости.

Плюс там, где минус

Одновременно и преимуществом, и сложностью для магистратуры является возможность принимать студентов любых специальностей. Например, человек с дипломом врача может пойти учиться на экономиста. С одной стороны, это дает возможность получить комплементарные знания, с другой – очевидно, что многие профессии с нуля за два года не освоить. В той же медицине вряд ли за столь короткий срок можно подготовить высококлассного хирурга. 

© ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Светлана Холявчук

Вузам и здесь приходится проявлять гибкость и придумывать подходящие программы. Так, заместитель заведующего кафедрой «Автомобили и автомобильное хозяйство» Тульского государственного университета Роман Хмелев рассказал, что к ним на чисто технические специальности приходят поступать юристы и социологи. И хотя они вместе со всеми сдают вступительные экзамены по профильным дисциплинам, вряд ли за пару лет из любого такого студента можно сделать хорошего инженера.

Но зато с гуманитариями можно скрестить такие весьма актуальные сегодня направления, как организация доступной среды для инвалидов или безопасность дорожного движения с точки зрения борьбы с террористическими угрозами.

Где деньги брать?

По-прежнему непросто складываются зачастую отношения университетов и бизнеса. Последний жалуется на то, что из вузов поступают «полуфабрикаты» с богатой теоретической базой, но бедными практическими навыками, и их приходится доучивать под себя. Причем это не выгодно и самим вчерашним студентам. Потратив годы на образование, они приходят на предприятие, по сути, в роли стажеров и еще несколько лет не могут претендовать на тот уровень зарплаты, что получают более опытные коллеги.

Но тут возникает вопрос: кто должен платить за подготовку нужных специалистов? Готов ли сам бизнес взять на себя эти весьма немалые расходы?

Реальные практические навыки могут дать только практики – люди, добившиеся успеха в профессии, с богатым опытом, которым они готовы поделиться. Такие персонажи, как правило, и в бизнесе занимают хорошие места с высоким уровнем оплаты. Далеко не все из них согласятся жертвовать личным временем, чтобы в свободное от основной работы время читать лекции студентам из чистого альтруизма. А чтобы заполучить такого человека в штат, вуз должен предложить ему соответствующую зарплату.

Неизбежное партнерство

Даже в академической среде нет единого мнения по данной проблеме. Одни считают, что за подготовку подходящих специалистов должен платить сам бизнес. Другие полагают, что вуз обязан предлагать промышленности именно такие программы, которые ее устроят, иначе он проиграет конкурентную борьбу с корпоративными университетами, которые все активнее создают у себя крупные компании. 

© Стоян Васев/ТАСС

Многие специальности сегодня вообще устаревают, пока студент еще учится. Поэтому в будущих специалистах работодатели хотят видеть не только фундаментальные знания и практические навыки, но и такие важные качества, как способность к обучению, умение работать в команде и т.д. Такие компетенции можно развить, и это тоже становится задачей университетов.

В целом вузы постепенно осознают, что удачной будет именно та программа, которая нацелена на партнерство с бизнесом. «Университеты России сегодня в части магистратуры начинают понимать, что это программы, которые направлены в том числе на взаимодействие с бизнесом, готовят практиков широкого профиля с исследовательскими и предпринимательскими компетенциями», – констатировал директор по работе с персоналом ГК Imperial Energy Константин Янцен.

Еще одна точка соприкосновения вузов и предприятий – совместные научные исследования, в равной степени интересные и тем, и другим, которые поодиночке они потянуть просто не смогут. 

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (7)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Журналист обвинил власти страны в нарушении фундаментальных прав и свобод.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Продолжим путешествие по палестинским территориям Западного берега реки Иордан.

Катар был всегда в одной из последних строк в списке мест для поездок.

Глава из серии «1000 и 1 способ законного отъема денег у населения».

Этот пример точного восстановления города является уникальнейшим на планете.

интересное

Наука близка к тому, чтобы помочь людям вернуть или восстановить зрение.

Зонд приблизится к Меркурию только к 2025 году.

Обнаруженная рыба очень напоминает современных пираний.

Офтальмолог изучил положение глаз в работах художника.

полезное

Все, что нужно знать о вакцинах, включенных в список ВОЗ.

Центробанк нашел способ защитить владельцев банковских карт от несанкционированного списания средств.

Сопротивление нападающему на тебя человеку — самооборона или насилие?

развлечения

Также долгожительница четыре раза в неделю ходит на танцы и любит путешествовать.

Голодные акулы в этот момент ожидали кормления.

Глядя на некоторые снимки, кажется, что на них разные люди.