Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Что успел сделать Трамп за первые 100 дней президентства

28 апреля, 04:16 | Екатерина Трофимова

На этой неделе Дональд Трамп отмечает свои первые 100 дней на посту президента США. В ходе предвыборных баталий он сделал столько громких одиозных заявлений, что многие эксперты ожидали от нового хозяина Белого дома как минимум финансового коллапса, как максимум — глобальной катастрофы. Сегодня уже очевидно, что катастрофа отменяется. И это, пожалуй, главный итог минувшего квартала. Что же на данный момент сбылось и не сбылось из обещаний Трампа? На этот вопрос попытались ответить эксперты в ходе круглого стола, посвященного данной теме.

НАТО и мигранты

Трамп постепенно входит в роль президента. Все-таки он бизнесмен, а не политик, и многие политические материи для него являются новинкой. В этом он отличается от многих предыдущих президентов, и это чувствуется в его политике. Но одновременно это является и его сильной стороной. Он имеет моральное право на ошибку. Избиратели и зарубежные партнеры с пониманием относятся к тем моментам, когда он делает что-то нестандартное, — считает программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев.

Он напомнил, что накануне инаугурации нового президента было много опасений в среде европейских союзников США по НАТО, поскольку Трамп очень жестко поставил условие: платите за безопасность. Однако после выборов стало понятно, что все останется как есть, и НАТО вздохнуло с облегчением.

То же самое касается союзников США в Юго-Восточной Азии (в первую очередь Японии), которым тоже намекнули о том, что им придется самостоятельно заботиться о своей безопасности. Однако затем американцы подтвердили свои союзнические обязательства.

Тем не менее кое-что из обещаний Трамп все-таки попытался реализовать. Много шума наделал его указ об ограничении въезда в США гражданам из ряда мусульманских стран. По мнению Тимофеева, несмотря на то, что, по сути, этот указ был торпедирован судебной властью США, Трампу он развязывает руки.

«Если сейчас в США произойдет какой-нибудь теракт и ответственность возьмут на себя радикальные исламистские группировки, он скажет: „Я же предупреждал, даже указ издал, а вы мне мешаете“! В этом отношении он себе подготовил неплохую почву», — поясняет эксперт.

Отношения с Китаем

«Администрация Трампа обживается на новом для нее поле мировой политики, где чувствует себя не всегда уютно», — отметил главный научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский. И тут многое зависит от дипломатического мастерства других мировых правительств.

В частности, особое место в своей предвыборной риторике Трамп уделял проблеме Китая, обещая разобраться с завышенным курсом юаня и засильем китайских товаров на американском рынке. Тем не менее в первые дни президентства ему удалось избежать серьезных ошибок в отношениях с Пекином. Причем в значительной степени благодаря усилиям самой КНР.

Прошедшая в начале апреля в Вашингтоне встреча председателя КНР Си Цзиньпиня с Трампом состоялась по инициативе китайской стороны. И, судя по всему, оба лидера нашли общий язык. По мнению Петровского, все заявления против Китая в ходе предвыборной кампании уже ничего не стоят и в ближайшее время никаких шагов в этом направлении Трамп предпринимать не будет.

«Китайская дипломатия показала, что с Пекином надо разговаривать уважительно, и для Трампа это тоже был сюрприз. Пекин показал, что с ним надо считаться», — заметил эксперт. По его мнению, России стоит взять пример с китайских политиков.

Отношения с Россией

В России с Трампом было связано много надежд, и они имели под собой определенную почву, поскольку в случае победы Клинтон окно возможностей для развития отношений было бы наглухо закрыто. В случае с Трампом можно было рассчитывать хоть на небольшую щелочку. Но пока никакого просвета не видать.

Мы предупреждали 100 дней назад, что нужно быть очень осторожными в этом оптимизме, и оказались правы. Пока не произошло самого худшего, но и сценарии оптимистов тоже не реализовались. Все-таки есть очень глубокая негативная колея наших отношений. Очень негативное отношение в Конгрессе, в СМИ, истеблишмент настроен крайне плохо. Здесь очень большой кумулятивный набор факторов, который серьезно затрудняет маневр, даже если Трамп действительно хочет что-то сделать, — говорит Тимофеев.

Так что пока серьезного сдвига вперед с этой точки зрения нет и, по словам эксперта, его даже теоретически сложно представить, поскольку трудно концептуализировать так называемую большую сделку между Россией и США. Непонятно, в чем она должна заключаться.

По Украине сейчас никто говорить не хочет. Точкой соприкосновения могла бы стать проблема нераспространения ядерного оружия, но российская сторона сетует на то, что в американской администрации на данный момент отсутствуют специалисты, с которыми можно было бы общаться на данную тему.

Проблема Северной Кореи

Трамп, безусловно, очень хочет решить северокорейскую проблему. Впрочем, как и его предшественники. И если это было бы так просто, наверное, они уже давно бы это сделали. Справиться с задачей не получается просто потому, что нет военно-технических способов ее решения.

Вся эта армада из двух авианосных групп и подводной лодки — что они могут сделать? Все северокорейские ядерные ракетные объекты, пусковые установки, полигоны настолько хорошо защищены и глубоко врыты в землю, что нет у Пентагона возможности все это так разбомбить, чтобы действительно нанести эффективный обезоруживающий удар, — констатирует Петровский.

Он напоминает, что еще в 1996 году Пентагон начал программу под названием «Серебряные пули» (с намеком на вампиров), которая предполагает разработку сверхмалых тактических ядерных зарядов специально ради того, чтобы нанести удар по этим подземным северокорейским объектам. Но пока ничего не получается.

Одно дело бомбить Асада — это достаточно легко и безнаказанно. С Пхеньяном такие штуки не проходят. Если бомбить Северную Корею так же, как Сирию, он ответит ударом по Южной Корее. Понятно, что это будет катастрофа. Военного решения северокорейской проблемы нет, и заслуга Трампа в том, что он вовремя это осознал, — считает ученый.

Конечно, США продолжает дипломатические попытки убедить Россию и особенно Китай еще больше надавить на Северную Корею, чтобы она отказалась от ядерных программ. Но и тут все не так просто.

Технически Пекин может надавить на Пхеньян. На торговлю с Китаем приходится 91% корейского товарооборота, финансовое обслуживание на 100% идет из Поднебесной, энергетические поставки тоже. Но если все эти нити обрубить, случится гуманитарная катастрофа небывалого масштаба, коллапс северокорейской экономики. А главное, это может привести к объединению Северной и Южной Кореи, и тогда Китай получит американские войска у своих границ. И зачем ему это?

Политика на Ближнем Востоке

Несмотря на громкие заявления по Ирану и апрельскую бомбардировку Сирии, по-настоящему Трамп еще не начал свою игру на Ближнем Востоке, считает старший преподаватель факультета социальных наук НИУ ВШЭ, арабист Леонид Исаев. Отчасти, опять же, потому, что в Белом доме до сих пор присутствует некий кадровый вакуум, и нет людей, которые могли бы придумать долгосрочную стратегию по данному направлению.

Я достаточно оптимистично смотрю на политику, которую проводит Трамп на Ближнем Востоке. По крайней мере, уже становится ясно, что она будет отличаться от политики Барака Обамы, достаточно нетривиальной, — говорит эксперт.

Он пояснил, что долгое время США воспринимались ближневосточными арабскими правящими режимами как гарант их стабильности. Так было вплоть до того момента, когда в Белый дом пришел Обама. И в период его президентства случилось как минимум три принципиально важных момента, которые повлияли на американо-арабские отношения.

Первый: нейтральная позиция Обамы по «арабской весне». Второй: отказ от решительных действий против Сирии в 2013 году после применения химического оружия в Гуте. Третий: сделка по Ирану. Таким образом Обама послал сигнал о том, что произошел коренной пересмотр американской стратегии на Ближнем Востоке и Иран больше не считается главной составляющей оси зла — она сместилась на террористов.

Трамп от этой концепции Обамы (по мнению эксперта, в долгосрочной перспективе весьма эффективной) отказывается и возвращается к прежней: Америка вновь готова гарантировать свою защиту лояльным ближневосточным режимам. Именно этим объясняются громкие заявления Трампа в адрес Тегерана.

«Риторика по Ирану нужна прежде всего для американских союзников на Ближнем Востоке. Трамп говорит то, что они хотят слышать», — отмечает Исаев. При этом он считает, что на самом деле новый американский президент вовсе не собирается отказываться от достигнутых договоренностей в данном вопросе. Для США это невыгодно. Да и американский сенат уже решил, что сделку по Ирану необходимо сохранить, только создал собственную комиссию по мониторингу за ее выполнением.

Позиция по Сирии

Серьезных перемен в американской политике в Сирии политолог тоже пока не замечает. «Да, есть определенные лозунги и конкретные акции, которые мы наблюдали в апреле этого года. Но это еще далеко не означает, что США выбрали силовой способ решения конфликта», — полагает он.

По словам эксперта, на сегодняшний день имеется достаточно серьезный потенциал, накопленный в переговорах между министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым и бывшим госсекретарем США Джоном Керри. Они заложили очень хорошую основу для российско-американского взаимодействия в Сирии, которую американцы будут использовать, и Трамп не готов от этого отказаться.

Американские политики говорят, что по большинству сирийских вопросов мы нашли точки взаимопонимания. Думаю, что все равно будем пытаться найти какую-то формулу взаимодействия по Сирии. Пусть даже не будем проводить какие-то совместные операции, но если мы не станем мешать друг другу, это уже будет неплохой результат, — считает Исаев.

Эксперт уверен, что Трампу сегодня выгодно российское присутствие в Сирии, потому что оно постепенно вытесняет иранское. Он также полагает, что, в случае отсутствия новых провокаций с использованием химического оружия, вопрос свержения сирийского президента Башара Асада будет постепенно терять актуальность для США.

Изменилось ли ваше отношение к Дональду Трампу за эти 100 дней?

Проголосовало 53 человека

(Для голосования нажмите на соответствующую вашему выбору строку)

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (2)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

а где вариант "у меня и раньше к нему было плохое отношение, плохим и осталось"?

Цитирую по ссылке
https://www.facebook.com/Sobol.Michael/posts/10207178115769636?comment_id=10207190624922357&comment_tracking=%7B%22tn%22%3A%22R%22%7D

За эти СТО дней, мировое сообщество немало приблизилось к отрезку на траектории эволюционного развития, с которого можно будет уйти вперёд, только выбрав один из двух взаимоисключающих вариантов толкования слова «СТЕНА» в составе конкретных сообщений СМИ.

Там, где авторами вышеозначенных сообщений подра3Умевается РЕАЛЬНАЯ стена для блокирования перемещения запрещённых грузов и носителей признаков потенциальной угрозы, речь идёт об условно «красной» ветви эволюционного пути.

И наоборот, где авторами таких сообщений подра3Умевается некая «МНОГОСТЕНКА» из #WWVV-адресов, виртуально сочетаемых в режиме плацентарной фильтрации потоков, загрязняющих обменную среду, там речь идёт об условно «фиолетовой» ветви эволюционирования.

#позорилидозор