Наталья Холмогорова

Правозащитник

Все статьи автора
автор

Пример подлинного феминизма

10420

Сюжет картины прост. У юной Леночки Воронцовой есть мечта. И мечта, прямо скажем, необычная: милая девушка небольшого роста и хрупкого сложения мечтает… дрессировать тигров.

Разумеется, её все отговаривают. Родители за неё боятся — тигры! Это же опасно! Ухажер Петя Мокин объясняет, что это «не женское дело» — и сам рядом с бесстрашной Леной явно чувствует себя не слишком уверенно.

Лене приходится выдержать конкуренцию с местным дрессировщиком-«звездой».

Однажды она оказывается перед классической дилеммой: заниматься своим проектом — или отказаться от своих амбиций в пользу помощи любимому человеку в его проекте; и выбирает свое дело и свою мечту… И все у неё получается.

Акценты расставлены очень чётко. И родители, и любимый человек, и директор цирка, сперва удивляясь или ворча, постепенно признают её правоту. Ухажер Петя, рассуждающий о «не женском деле» и толкающий разные «традиционные» телеги — персонаж комический, смешной слабак и лузер, закономерно посланный лесом.

Так же саркастично показаны и второстепенные мамаша с дочкой, отыгрывающие «настоящих женщин» — архаичные и смешные неудачницы.

А союз Лены и мотогонщика Федора обрисован как союз равных — сильных людей, которых именно сила привлекает друг в друге. Они равны — им друг с другом интересно, они могут друг друга ценить и уважать, а не «снисходить», не «жалеть» или «терпеть». И именно Фёдору придется кое-что в своих привычных взглядах пересмотреть, чтобы найти эту гармонию…

Что же — шестьдесят лет назад в СССР, где и слова «феминизм» никто не слыхивал, Госкино вело феминистическую пропаганду?

С одной стороны, похоже, что так. Это ведь не случайная редкость. Женщина-специалист, женщина-руководитель, женщина, так или иначе самореализующаяся вне дома и семьи, для которой любовные дела стоят на втором плане; бесстрашная женщина, преуспевающая там, где не справляются мужчины — все это популярные сюжеты и персонажи советского кино.

Но с другой стороны — как и любые «истории успеха», современному феминизму эти сюжеты, пожалуй, враждебны.

Почему — понятно из них самих. Сила. Отвага. Уверенность в себе. Способность бороться и добиваться своего. Внутренняя цельность. Общий бодрый, мажорный тон, ощущение радости и полноты жизни. Словом, все то, что для современного левачества совершенно неприемлемо.

Если бы фильм про Лену Воронцову снимали современные феминистки — его сюжет выглядел бы как-то так: Лена страшно страдает. Её угнетают родители, не желающие, чтобы её с’ели тигры. Угнетает директор цирка, желающий, чтобы она доказала свою способность работать со зверями.

Как это унизительно — кому-то что-то доказывать! Как невыносима конкуренция с другим дрессировщиком! Петя Мокин своими патриархальными разговорчиками её ТРАВМИРУЕТ и совершает над ней НАСИЛИЕ.

Федор травмирует ещё сильнее, когда просит поработать на него в ущерб себе — как он смеет! Ведь теперь ей придётся думать, выбирать и от чего-то отказываться. И даже, чего доброго, проявлять твердость и настаивать на своем. А это так тяжело!

О горе, о печаль, о гендерное угнетение! Да и тигры хороши: упорно лезут к ней лизаться, что вообще-то является нарушением личного пространства и, возможно, даже сексуальным домогательством. Что-то у них на уме, у этих полосатых самцов — с неприятным дрессировщиком-мужиком небось не лижутся!

Леночка забрасывает тигров, грустит, теряет сон и аппетит. По счастью, тут ей встречается феминистка и излагает матчасть. Все происходящее с Леночкой мгновенно обретает смысл.

Она понимает, что страдает и ничего не может достичь, потому что так устроен мир. Женщины в нем всегда несчастны и проигрывают. Если вдруг нет, то они просто дуры, или предательницы, или… в общем, плохие, неправильные женщины.

Кроме того, дрессировка животных — это патриархальное насилие, выходить на арену в платье с блестками унизительно, а работать и вообще общаться с мужчинами неприятно и опасно.

 — Но мне мужчины в принципе нравятся…, — робко замечает Леночка.

— Это тебе только кажется! — отвечает подруга. — Это у тебя женская социализация и навязанная гетеросексуальность!

Финал. Леночка отрекается от тигров, цирка, родителей, друзей и патриархальных подруг, торжественно смывает тушь и помаду, надевает бесформенный балахон и переселяется к новой подруге.

Правда, лесбийский секс ей совсем не нравится, но она помнит о «навязанной гетеросексуальности» и преодолевает себя.

На улицу не выходит, потому что там встречаются мужчины. В свободное время варит подруге борщ и беседует с ней о невыносимом положении женщин.

Она избавилась от иллюзий и обрела своё жен… пардон, феминистическое счастье. Конец.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Тот неловкий момент, когда очень хочется социальной революции.

Прошел, как известно, год с момента вступления Владимира Зеленского в должность.

«Остров» Израиль, или Как происходит репатриация

14 мая в России отмечается день фрилансера.

Я надеюсь, что он получил в конце всего свой Золотой Ключ.

|статья
Вис Виталис

В НБП я не вступил, потому что у меня уже была своя собственная рок-группа.

Коронавирус показал целесообразность перемен, которые предложены для внесения в Конституцию.

Монотонность жизни в изоляции усыпляет.

Если считаете, что с вами поступают не по закону, можете бороться в его рамках.

Это обычный технологический цикл законотворчества.