Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Эхо истории: маленькие, но очень дорогие слабости Николая II

13 марта, 12:40 | Максим Легуенко
Свернуть описание Показать описание

100-летний юбилей двух русских революций, перепахавших и коренным образом изменивших историю России, не мог не породить повышенного интереса к последнему русскому императору Николаю Второму, поставившему крест не только на российской монархии, но и на целой исторической эпохе, исчисляемой столетиями.

Человек «закрывший» эпоху

Историки расходятся в оценках личностных и государственно-политических качеств последнего Государя Императора, но это ничуть не умаляет значимости самого образа самого монарха, царствовавшего на стыке «истории и современности».

Более того, высокая привлекательность этого образа служит сегодня своеобразным мостом для понимания самой эпохи конца XIX — начала XX веков, обусловившей один из самых грандиозных поворотов в жизни страны. Не удивительно, что сегодня это время вызывает неподдельный интерес россиян, пытающихся понять, чем и как жила Россия того времени и почему именно события тех лет привели к одному из самых значительных «тектонических сдвигов» в мировой истории.

Этот интерес безошибочно удалось уловить организатором крупнейшей в стране выставки ретро-автомобилей «Олдтаймер-Галерея», весьма ко времени вспомнивших о маленьких, но очень дорогих слабостях последнего русского самодержца.

На заре автомобильного века

Одной из таких слабостей были автомобили, в связи с чем, Его Императорского Величества гараж располагал самой крупной и самой дорогой в Европе коллекцией автомобилей, достойной величайших монарших особ.

В этом году императорскому гаражу исполняется 110 лет, к чему собственно и приурочена 26-я «Олдтаймер-Галерея», прошедшая в эти дни в столичном КВЦ Сокольники.

В огромном выставочном зале, оформленном в стиле международных автомобильных салонов начала прошлого века, были выставлены полсотни автомобилей и мотоциклов «царской коллекции», выпущенных до 1917 года и привезённых со всего мира специально для демонстрации москвичам.

Нынешняя выставка является редким случаем, когда на одной площадке выставляются автомобили возрастом более чем в век, находящиеся практически в идеальном техническом состоянии. Многие из них находятся на ходу и полностью готовы к поездке. Представленные авто использовались для поездок, как самим императором, так и представителями его свиты.

Однако, давайте перейдем к самим машинам.

Delaunay-Belleville (1909)

Как и сегодня, представители высшей государственной власти в России предпочитали пользоваться автомобилями иностранного производства. Самым любимым авто Николая II была довольно интересная французская машина от компании Delaunay-Belleville.

На тот момент это был один из лучших образцов продукции мирового автопрома с весьма удачным сочетанием таких параметров, как технические характеристики и престижность марки. На весьма недешевую цену авто, по понятным причинам мало кто смотрел.

Вместо этого, у покупателей Delaunay-Belleville настоящий восторг вызывали особенности дизайна машины, а именно цилиндрический капот и радиатор.

Первый Delaunay-Belleville для российского императора был заказан и привезен в столицу в 1906 году. В общей сложности в Его Императорского Величества гараже за все время его существования побывало восемь авто этой марки.

Кроме Николая II, Delaunay-Belleville пользовались великие князья Михаил Александрович, Александр Михайлович, Борис Владимирович и Сергей Михайлович. Машины Delaunay-Belleville, обслуживавшие не только царскую семью, но и придворных, в императорском гараже оставались фаворитами вплоть до революции 1917 года.

«Русско-Балтийский» (1911)

Единственный в мире оригинальный экземпляр. Свою службу этот «Руссо-Балт тип К 12/20» начинал в Офицерской воздухоплавательной школе в Гатчине и был свидетелем визита Николая II на аэродром в 1913 году, когда императору демонстрировалось другое творение Русско-Балтийского вагонного завода — четырехмоторный аэроплан «Русский витязь».

Mercedes 22/50PS (1912)

Год 1912-й стал для марки «Мерседес» особенным в России — её удостоили почётного звания Поставщика Двора Его Императорского Величества. Кроме того, «Мерседесы» лидировали по числу машин в Петербурге, побеждали в гонках и пробегах, им отдавали предпочтение тогдашние знаменитости.

Delaunay-Belleville Coupe De Ville (1912)

До революции многие состоятельные автовладельцы не садились за руль, а нанимали шофёров. И, как правило, покупали себе автомобили с «классовым разделением» в виде перегородки, отделяющий комфортабельный пассажирский салон от рабочего места шофёра, открытого всем ветрам. Таков и этот лимузин «Делоне-Бельвиль» с необычными овальными окнами.

De Dion-Bouton (1905)

Мода на всё французское не обошла и автомобили. «Каждый проходивший по Невскому видел четырёхместные коляски Дион-Бутон, то и дело мелькающие взад и вперёд, пропагандируя идею механического передвижения» — писал в 1903 году журнал «Автомобиль», подразумевая французские «вуатюретки» De Dion-Bouton, которыми так увлекались первые автомобилисты.

Яковлев и Фрезе (1896)

Первый русский автомобиль, построенный экипажным фабрикантом Петром Фрезе совместно с владельцем завода по производству двигателей внутреннего сгорания Евгением Яковлевым. Экспонировался на Всероссийской художественной и промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году, где был продемонстрирован в действии императору Николаю II.

Berliet 40HP (1906)

Французская марка «Берлие» являлась самой популярной в дореволюционной Москве, обгоняя по числу автомобилей даже «Мерседесы», «Фиаты» и «Опели». О продукции завода «Берлие» писали в восторженных тонах: «В одной и той же машине соединены такие трудно совместимые качества, как невысокая цена и бесспорная прочность вместе с большой скоростью».

Lorraine-Dietrich (1911)

Именно эмблему «Лорен-Дитрих» приколотил на радиатор своей безродной машины самый известный шофёр русской литературы Адам Козлевич - герой бессмертного произведения Ильфа и Петрова. Что вдохновило его на это? Эмблема попалась ему случайно, или он сделал это в память о старых временах, когда французская марка была известной и почитаемой в России? Никто этого уже не узнает.

Mercedes Simplex (1905)

Этот «Мерседес» выпущен в год, когда в России бушевала революция, немного притормозившая автомобилизацию страны, но, несмотря на это, «Мерседесы» у нас всё равно продавались. Как раз в это время Николай II увлекся «моторами», а среди первых автомобилей в его гараже были именно «Мерседесы» — этой марке царь не изменял до начала Первой мировой войны.

Phänomobil (1911)

Необычная трехколёсная конструкция автомобиля с мотором на переднем управляемом колесе — одна из попыток создать простое и доступное транспортное средство. Такую трёхколёску можно было купить и в Петербурге, а самым известным «Феномобилем» в городе стал развозной фургончик газеты «Речь», часто мелькавший на улицах столицы и в журнальной рекламе.

Бронеавтомобиль Кавказской туземной дивизии (1914)

Бронеавтомобиль, созданный в мастерских Собственного Его Императорского Величества гаража на базе грузовика, пожертвованного для этих целей лично Николаем II. Конструктивно был схож с бронеавтомобилем «Руссо-Балт тип С», воевал в составе Кавказской туземной дивизии, которой командовал великий князь Михаил Александрович — младший брат царя.

Chevrolet (1915)

«Шевролэ спроектировал автомобиль, который соединяет в себе одновременно новейшие усовершенствования и данные европейских колясок, а также все нововведения, появившиеся на американском рынке». Так отзывался журнал «Автомобиль» о продукции Луи Шевроле, начавшего выпускать автомобили в 1911 году. Спустя три года они появились и на российском рынке.

Metz (1915)

Век американской марки Metz оказался недолгим — с 1908 по 1921 год, но всё же она успела мелькнуть и в России. В 1913 году Metz экспонировался на IV Международной автомобильной выставке, а представителем фирмы стал торговый дом «Михайловский, Кох и Ко», расположенный в центре столицы рядом с Казанским собором — ему удалось продать несколько машин.

Lozier (1912)

В начале ХХ века в Америке производством автомобилей занимались сотни фабрик и заводов, но лишь единицы из них были представлены на российском рынке. Марка Lozier была в числе немногих, засветившихся в России еще до начала Первой мировой войны. Реклама «Лозиэров» печаталась в журналах, но полноценное торговое представительство так и не появилось.

Ford Model T Double Phaeton (1913)

Автомобиль, который «посадил на колёса Америку» вполне мог проделать то же самое и в России. «В Америке автомобиль Форда стоит на наши деньги 750 рублей» — писал один из журналов в 1913 году, но в Санкт-Петербурге «Форд» продавался минимум за 2275 рублей. Дело было даже не в пошлине — 220 рублей, а в расходах на перевозку и в «прибавочной стоимости».

Stoewer (1899)

Название марки произносится как «Штевер», но в дореволюционной России её называли «Стевер». Эти немецкие авто были весьма популярны — к 1913 году число представительств фирмы достигло пятнадцати — «Стеверы» продавались в Москве, Петербурге, Полтаве, Лодзи, Варшаве, Риге, Самаре, Ярославле, Сочи и других городах Российской Империи.

Buick (1908)

Каких только транслитераций этой американской марки не понапридумывали в России: «Буик», «Бюйк», «Бюик», но прижился вариант «Бьюик». Журналисты называли Buick Motor Company «одним из величайших заводов в свете», а про автомобили писали, что «назначенные на них цены делают их действительно доступными и для среднего кармана».

Studebaker Model 25 (1912)

«Кто такой Студебеккер? Это ваш родственник Студебеккер? Папа ваш Студебеккер?» При упоминании этой марки в памяти снова возникают герои бессмертного "золотого теленка". Этот американский автомобиль стал знаменитым у нас после эмоционального монолога Остапа Бендера в «Золотом телёнке», хотя первые «Студебеккеры» появились в нашей стране ещё до революции, а в Первую Мировую войну массово закупались в Америке и использовались на всех фронтах.

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (7)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

На третьей фотке на машине свастика. Оказывается мы многого не знали о последнем царьке. Не даром у него в роду одна немчура куда ни копни.