Сергей Аксенов

Писатель

Общественный и политический деятель, публицист

Все статьи автора
автор

«Сбитые летчики» русской истории

001121

Игорю Молотову, автору книги «Сбитые летчики», нет и сорока, но живое любопытство к жизни, а также профессия политического обозревателя, расширяют границы возможного.

Девяностые… В последнее время мы частенько слышим этот устоявшийся мем. Кто-то произносит эти слова с горечью, вспоминая распад, разложение того, что осталось от великой страны — СССР.

Время потерь, упущенных для страны возможностей, которое не должно повториться. Другие, напротив, видят в том странном периоде ростки нового, атмосферы «свободы», куда стоит вернуться из жуткого для них настоящего. В нем Россия схлестнулась с Западом, Крым — наш, а народное большинство с наслаждением топчет национал-предателей и прочих «иностранных агентов».

Что ж, каждому свое. Свое время и свои герои. Книга Молотова, полная исторических антагонистов, будет интересна и тем и другим. К тому же наличие оппонентов делает политические портреты более выпуклыми, ясными, дает необходимый для их понимания фон. Прошедшие с тех пор годы также «работают» на автора и читателя. Большое, как и мелкое, видится на расстоянии. Сиюминутные обстоятельства больше не влияют на впечатление, а ее величество Смерть расставляет все на свои места.

Часть героев книги давно уже в лучшем из миров. Начиная с отца эпохи — Бориса Ельцина. Возведенный ему на Урале картонный «мавзолей» — Ельцин-центр безошибочно маркирует первого российского президента, как вождя произошедших в стране перемен. 

История однако никогда не повторяется с точностью до буквы. Есть в нем что-то и от князя Львова — временного лидера страны после февраля 1917-го, ослабевшего и уступившего власть более сильным и настырным претендентам. Умершего не у дел в далеком Париже.

Самым настырным, мы помним, оказался Борис Березовский. Обойти стороной столь колоритного персонажа автор, конечно, не мог. Удавленный шарфом в лондонском поместье Платон Еленин как никто другой может претендовать на звание «сбитого летчика». Летал он действительно высоко. 

Пока участники знаменитой «семибанкирщины» мерялись, как дети, боярскими шапками, Березовский задумал и провернул в стране самую настоящую революцию сверху. Взяв в союзники президентскую дочку и зятя — Валентина Юмашева, реализовал проект преемник. Президентом России стал Владимир Путин.

Вот только мечте БАБа — стать «евреем при царе» осуществиться было не суждено. Новая власть была вынуждена вести себя по-иному. Угроза распада государства, в первую очередь на Кавказе, привела ко второй чеченской войне. 

Молотов дает портреты сразу нескольких героев этого трагического для России эпизода. Среди них командующий российской армейской группировкой генерал Трошев, противостоящий ему преемник Дудаева Аслан Масхадов и союзник Москвы — отец нынешнего главы республики Ахмад Кадыров. Смерть настигла их всех. И победителей и побежденных равно.

Именно этот период стал ключевым в современной истории России. 

«Все-таки мы выиграли войну», — скажет однажды серый кардинал Кремля и еще один герой книги Молотова Владислав Сурков. Опираясь на этот бесспорных фундамент — право победителя, Кремль приступил к переформатированию политического пространства страны. 

Сурков, как куратор внутренней политики в АП — во главе процесса. Переформатирование началось с «зачистки» медийного поля, первой жертовой которой стал телеканал НТВ Владимира Гусинского. Автор «Сбитых летчиков» напоминает о тех славных временах. Слава тогда пощипал Гуся изрядно.

Либералы — главные потерпевшие 2000-х. Потеряв собственную фракцию (СПС) в Госдуме, их политические лидеры остались не у дел. Существовать вне парламентского поля они не привыкли, а потому выпали из актуального политического контекста. 

Немцов, нарубив бабла в банке «Нефтяной», полюбил сёрфинг на лучших в мире венесуэльских волнах. Хакамада подалась «коучи» — учила жизни юных недотеп. А друг Чубайса Альфред Кох, спасаясь от собственной бездарности, взялся дружить с теми, кто действительно талантлив и признан в мире. С Захаром Прилепиным, например. Молотов делится с читателями эксклюзивными подробностями из первых уст.

Лишь немногие герои «Сбитых летчиков» остались «в тренде» и в наше время. Пожалуй, только Суркову удалось перебросить мостик между прошлым и будущим. 

Другие два «вечных» персонажа: Зюганов и Жириновский вызывают у публики все меньше интереса. Признаем это. Фигуры из ранних девяностых полиняли, поизносились и хотя пока еще держатся в седле, время их безвозвратно уходит.

Автор отдает должное политическим мастодонтам, однако читатель уже крутит головой в поисках героев нового времени. И они неизбежно выйдут однажды на авансцену русской истории.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

А доля считающих, что их доходы ниже среднего уровня, напротив, выросла.

В стране не только нет образа будущего, но даже нет и стремления к нему.

Что отличает людей высокой культуры от дикарей?

Две депрессии, две исторические обреченности в одной пустыне.

Если хотите вырваться из рутинного пребывания, раскройте душу в России.

Нормальные издания пишут об интересном, актуальном, гениальном.

У нас в семье принято было обводить время начала кружочками…

В этом году исполнилось бы 130 лет со дня рождения Александра Вертинского.

Смешно, что при этом они называют себя патриотами Украины.

Журналисты не перестают спрашивать о моем мнении по поводу фильма, посвященного Майклу Джексону.

Пушкин попал Дантесу в область легкого. А дальше начинаются чудеса.​

Ровно 20 лет назад случилось одно из самых громких военных преступлений в послевоенной Европе.

Концепция «привилегированных групп» и «угнетенных групп» может привести к дурным последствиям.