Кто стоит за достижениями военной промышленности Китая

© Коллаж/Ridus

© Коллаж/Ridus

Проходящий на этой неделе в Чжухае Международный авиакосмический салон «Airshow China 2016» стал витриной достижений китайской военной промышленности. Посетители смогли оценить воплощенные в экспериментальных образцах передовые проекты ВПК Поднебесной, такие как истребитель пятого поколения J20 и местный аналог американского беспилотника MQ-9 Reaper. Эта выставка стала хорошим поводом не только порадоваться за наших китайских соседей, но и задуматься: все ли делает правильно российский ВПК, продавая в Китай передовые разработки в области вооружений?

Еще до рассвета российско-китайского сотрудничества, начавшегося в начале 1990-х гг., Поднебесная пережила период бурного военно-технического сближения со странами Запада. Конец этим отношениям был положен только в 1989 г. после событий на площади Тяньаньмэнь. Тем не менее, в течение 1970−1980-х гг. КНР было получено большое количество западных технологий и образцов военной техники. Сотрудничество с французскими, британскими, итальянскими, американскими и немецкими компаниями преобразило многие отрасли китайского оборонно-промышленного комплекса, причём некоторые из них, например вертолётостроение, в последующем смогли развиваться без серьезной технологической помощи со стороны России.

Российское оружие и западные технологии

Масштабы поступления западных технологий в Китай в то время были вполне сравнимы с последующим сотрудничеством с Россией. Однако на Западе Китай в тот период получал в большей степени технологии производства ключевых агрегатов и компонентов военной техники, а не готовые системы вооружений. Так в КНР научились делать собственные дизельные двигатели для бронетехники и подводных лодок, некоторые типы авиационных двигателей, авионику, системы управления огнём и т. д.

На момент возрождения российско-китайского военно-технического сотрудничества процесс модернизации НОАК с опорой на иностранные технологии уже набрал темпы и стал необратим. Даже после свёртывания сотрудничества с США и Европой Китай ещё долго сохранял и активно использовал такой канал для легального приобретения западных военных технологий, как Израиль.

Китайский танк Type 96А

© Ольга Соколова/Ridus

Торговля на выживание

В отличие от Запада, Россия даже в условиях крайней дезорганизации своего государственного аппарата и зависимости от китайского рынка в 1990-е гг. весьма последовательно проводила политику ограничения передачи китайцам технологий производства ключевых компонентов современных образцов военной техники. В некоторых случаях это приводило к замедлению процесса полной локализации производства соответствующих изделий в Китае. И по многим направлениям зависимость КНР от сотрудничества с Россией сохранена до сих пор.

Западные производители вооружений, порой с лёгкостью, шли на передачу китайцам технологий производства ключевых компонентов современной техники, не пытаясь увязать данные вопросы закупками Пекином крупных партий оружия. Не предпринималось усилий по пресечению покупок Китаем единичных образцов оружия с целью последующего изучения и копирования. Масштабы перетока западных военных технологий в Китай в прошлом и в настоящем позволяют снять вопрос о якобы совершённых Россией ошибках, связанных с чрезмерным усилением военно-технического сотрудничества с КНР. Даже при полном отказе России от такового Китай был в состоянии осуществить масштабную модернизацию своих вооружённых сил, хотя и с существенным отставанием по срокам от достигнутых в реальности. Отказ от военно-технического сотрудничества с Китаем не привёл бы к снижению потенциальной китайской военной угрозы для России, но вызвал бы уничтожение значительной, если не большей, части отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Военнослужащий НОАК

© Ольга Соколова/Ridus

Импортозамещение любой ценой

Из поставщика готовых систем оружия и платформ Россия превратилась для Китая в поставщика, прежде всего, высокотехнологичных компонентов, таких как головки самонаведения, РЛС, двигатели, гидроакустические станции и т. д. Россия занимает в производственной цепочке китайского оборонно-промышленного комплекса место, которое в производственных цепочках западных производителей оружия принадлежит Великобритании и Израилю.

Такое положение отечественной промышленности было бы вполне комфортным, поскольку, с одной стороны, обеспечивает дополнительные финансовые поступления ключевым отраслям российского оборонно-промышленного комплекса, а с другой, — даёт возможность блокировать экспорт китайской продукции военного назначения с российскими компонентами на ключевые для России рынки. Проблемой, однако, является характерное для китайцев стремление к импортозамещению любой ценой, сочетающееся с презрением к правам на интеллектуальную собственность. К примеру, совокупный ежегодный ущерб в результате китайского и российского кибершпионажа оценивается в США в 300 млрд долл.

Китайская БМП

© Ольга Соколова/Ridus

Несварение технологий

Сегодня собственный инновационный потенциал китайской промышленности растёт, а возможности для несанкционированного доступа к российским военным технологиям с целью их копирования сокращаются. Безлицензионное копирование российской техники становится менее перспективной и более технически рискованной для КНР стратегией по сравнению с периодом 1990-х — начала 2000-х гг.

С конца 1990-х гг. КНР удалось радикально обновить ассортимент выпускаемой продукции военного назначения, по отдельным направлениям ликвидировав, а в большинстве случаев существенно сократив своё отставание от российских и западных военных производителей. В то же время развитие китайского военно- промышленного комплекса по-прежнему идёт по пути заимствования и адаптации к местным условиям иностранных достижений. Китай смог свести к минимуму закупки за рубежом готовых платформ, однако зависимость от поставок иностранных компонентов ещё сохраняется. Несмотря на предпринимаемые усилия по преодолению этой зависимости, качество китайских разработок остаётся неудовлетворительным, а время, уходящее на полное переваривание иностранной технологии, — настолько долгим, что копируемый образец может устареть.

Автор — кандидат исторических наук, эксперт Центра изучения кризисного общества

Стоит ли России продавать в Китай новейшие образцы вооружений, или передавать на них лицензии?

Проголосовало 95 человек
(Для голосования нажмите на соответствующую вашему выбору строку)

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small default
    vlandin07 ноября 2016, 05:31

    Продавая или передавая технологии Кмтаю Россия рискует восстановить власть трудящихся, как в Китае. Таким "риском" стоит пренебречь. Китай, подписав договор с нашими предками в Золотом храме 7522 года тому назад, ни разу его не нарушил и нарушать не намерен. А из нашей памяти это событие старательно вычеркивают. Спрашивается - зачем?

  • Small default
    Max Dlph08 ноября 2016, 08:47

    "К примеру, совокупный ежегодный ущерб в результате китайского и российского кибершпионажа оценивается в США в 300 млрд долл." - оценивается кем? Пиндосами? Потенциальными врагами? Так надо увеличить сумму!!!

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости
распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Предварительные итоги года в отечественной музыке.

Давайте попробуем разобраться в сортах журналистов и вопросе доверия.

На злобу дня: о системе здравоохранения за колючей проволокой.

Давайте вспомним слова великих героев видеоигр в связи с реальной ситуацией.

Делиться едой не стыдно — стыдно не замечать бедных.

интересное

Количество смертей в Италии растет каждый день.

«Ридус» предоставил свои возможности для онлайн трансляции показов Недели моды MBFW Russia

Вам нужно вместе со своей хозяйкой исследовать гигантский подводный мир.

полезное

Даже молодым надо почаще бывать на свежем воздухе.

Чтобы не было желания уехать друг от друга подальше и не видеться пару лет.

развлечения

Трогательное видео набрало 12,8 млн просмотров и более 2,7 млн лайков.

Слухи о скверном кошачьем характере сильно преувеличены.

У пушистой отлично получается совмещать полезное и приятное!

Или доказательства, что все голливудские фильмы снимаются по «Ну, погоди!».