Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Как я был наблюдателем и увидел ЭТО своими глазами

06 декабря 2011, 20:05 | Viacheslav

Мой протоколВо второй половине ноября я решил, что должен своими глазами увидеть, как «подделываются» выборы в России, либо лично убедиться в их относительной честности (относительной – так как не считаю абсолютно честной ситуацию с неравными возможностями для агитации в предвыборный период) и смириться с правотой тех, кто все статьи о фальсификациях выборов в «относительно свободных» СМИ списывает на происки «вашингтонского обкома». Я не член какой-либо партии (на выборах не был больше десяти лет) и мои личные политические взгляды были совершенно «ни при чем». Словом, решил потратить два дня своей жизни (один – обучение, другой – наблюдение) на что-то «гражданственное». Выбрал наименее противную мне партию («Яблоко») и записался на их сайте в наблюдатели. Далее представлена хроника событий, которые в итоге, привели меня к мысли зарегистрироваться на фэйсбуке и собрать хоть небольшую, но аудиторию, которой я смогу изложить эту хронику в надежде на то, что люди, собранные мною здесь в качестве «друзей», перепостят этот текст.

В ходе обучения в штабе «Яблока» (на Пятницкой) нам рассказали, чего ожидать в день голосования (это очень пригодилось), как себя вести в различных ситуациях и попутно порадовали сообщением о том, что «нас, таких внезапных добровольцев» на этих выборах неимоверно много. После инструктажа я записался на участок по месту регистрации (чтоб можно было пообедать домашним борщом поблизости) – это оказался участок №2941 на ул.Народного ополчения, расположенный в школе №1605. Кстати, меня очень обнадежила информация о том, что помимо «Единой России» (которая никаких нарушений «не заметит»), на мой участок своего наблюдателя обязательно пришлет КПРФ, так как коммунисты «накрывают» абсолютно все места голосования по стране – именно с их наблюдателем лучше всего «задружиться», чтоб в моменты отлучек в туалет и на обед, члены Участковой избирательной комиссии (далее – УИКа) не оставались бы без «присмотра». Однако, увы, никого, кроме меня и учительницы Елены, представившейся наблюдателем от «ЕР», на участке не было на протяжении целого дня! Уже к десяти утра я понял, что покинуть помещение для голосования мне не удастся минимум до полуночи. Иначе…

Ровно в 07.30 утра я был у дверей школы. Меня пропустили на участок и показали пустые урны для голосования. При мне они были опечатаны (двойного дна мне обнаружить не удалось). Не хотел цепляться за несерьезные нарушения, вроде отсутствия печатей и подписей Председателя УИКа на списках избирателей (после моего напоминания нарушение было устранено) и т.п. Сразу определил для себя главную цель наблюдения: отконтролировать «вбросы бюллетеней» и возможные «махинации» со стороны членов УИКа. Тем более, что настоятельные приглашения Елены (наблюдателя от «ЕР») пойти в соседний класс испить кофейку или спуститься покурить, дали мне четкий сигнал: что-то обязательно тут случится и мне надо глядеть «в оба». Сразу после открытия участка начал вести собственный подсчет пришедших голосовать избирателей: проставлял на листе А4 вертикальные черточки-палочки за каждого получившего бюллетень гражданина, перечеркивая ряды по десять палочек наклонной линией (данный метод альтернативного подсчета, кстати, и поспособствовал, в итоге получению мною «неофициальных», но гораздо более достоверных итогов голосования на моем участке, но об этом позже). На фотографии – вышеуказанный «документ».

Кстати, члены УИКа и дежурившие полицейские вели себя в целом вежливо, а я старался даже про нарушения избирательного законодательства говорить с улыбкой и тихим, вкрадчивым голосом, опасаясь удаления с участка за «хулиганство» (кстати, встречавший меня в школе участковый полицейский первым делом поинтересовался, не собираюсь ли я «хулиганить», и мне пришлось его заверить, что подобных «детских» поводов к удалению меня с участка давать не собираюсь).

Ситуация до обеда казалась идиллической. Бабушки и дедушки, а также семьи с детьми не вызывали у меня никаких подозрений. Подходили к табличкам с номерами своих домов (значит, голосуют без открепительных талонов), а на прощание мило агитировали нас с Еленой за КПРФ или Жириновского. Сразу после часа дня избиратели пошли непрерывным потоком, в котором старались затеряться пять молодых людей в темной одежде, один из которых (видимо, «старшой») крутил на пальце ключи от машины и что-то негромко говорил остальным. Они зашли на участок один раз, осмотрелись, ушли. Потом разделились по двое и зашли заново. Сразу же направились к женщине, выдававшей бюллетени голосующим по открепительным талонам. Нас про таких «ребят» предупреждали в штабе «Яблока», а потому я вплотную приблизился к урнам для голосования и стал «наблюдать». Когда в 13 часов 28 минут из-за шторки вынырнул первый парень, я сразу заметил в его руках пачку бумаги (8-10 листов) вместо одного-единственного бюллетеня, с которыми к урнам подходит нормальный избиратель. Сделав шаг, он быстро опустил свою пачку в щель, а я громким голосом произнес (указывая на уходящего, как ни в чем не бывало, «молодого избирателя в темном»): «прошу обратить внимание: только что этот молодой человек произвел вброс бюллетеней». Избиратели поохали, а члены избирательной комиссии еще ниже склонили головы над списками и паспортами голосующих. Я подошел к наблюдательнице от «Единой России» Елене и попросил мне помочь пресечь дальнейшие вбросы со стороны оставшихся на территории школы других молодых парней. Наивный… Тогда я спросил у Председателя УИКа, есть ли в составе участковой комиссии член с совещательным голосом от какой-либо оппозиционной партии, например КПРФ. Она указала на женщину по имени Екатерина, к которой я незамедлительно обратился с просьбой подтвердить следующий вброс, который мне удастся зафиксировать (заявление о нарушении должен, помимо наблюдателя, подписать еще кто-нибудь из избирателей и член комиссии, хотя бы с правом совещательного голоса). Екатерина сказала, что ничего не видела…

Мне пришлось вернуться к урнам, рядом с которыми за шторкой уже пять минут торчал коллега «молодого избирателя в темном», видимо размышляя над своими дальнейшими действиями. В итоге, он вышел лишь с одним-единственным бюллетенем и опустил его в щель. Потом за шторку отправился третий парень – проведя там не больше минуты, он вышел с очередной «пачкой» в руках и направился к урне. Так как наблюдателям категорически запрещено прикасаться к «нарушителям» (а также к урнам, спискам избирателей и т.д.), выбор инструментов реагирования невелик: громко извещать окружающих о происходящем и, по возможности, привлекать свидетелей, которые подпишут заявление о нарушении. Надо ли говорить, что ни одного заявления мною за весь день так и не было составлено?

Позвонил на «горячую линию», сообщил о времени и характере нарушения. Достал фотоаппарат с дальнобойным объективом и громко (чтоб слышали члены УИКа) сказал коллеге Елене: буду фотографировать! Еще пришлось соврать про выехавшую на наш участок мобильную группу юристов и журналистов из штаба «Яблока». Елена меня заверила, что напрягаться не стоит – шум уже поднят и «молодые люди в темном» здесь теперь не появятся (так понял, что им хватает участков и без «настырных наблюдателей»). Не поверив ей, я при появлении любой молодежи, голосующей по открепительным, приближался к этой молодежи на разрешенные Председателем УИКа сначала ПОЛТОРА метра; потом она дистанцию установила уже в ТРИ метра, ссылаясь на Закон (наверняка там ничего такого и не написано, но спорить с УИКом – значит, давать повод к удалению с участка). В итоге, психологическое давление сработало: ни одной «пачки» в урну больше не улетело. Елена оказалась права.

Считая голосующих, я продолжал ставить палочки на листочке, смирившись с теми 18-20 вброшенными бюллетенями, которые, по моему мнению, не могли критическим образом повлиять на исход голосования на моем участке. Но вдруг вернувшаяся из Территориальной избирательной комиссии (ТИК) Председатель нашего УИКа мне сообщила доверительным тоном о том, что ей «предложили в ТИКе взять еще 300 бюллетеней для голосования и она согласилась, так как «все брали, и я взяла». На мой недоуменный вопрос: зачем приносить сюда еще 300 бюллетеней, если до закрытия участка полчаса, а неизрасходованных бланков почти 600 (почти 40% от первоначального, утреннего объема), мне было повторено: «все брали, и я взяла».

И вот пробило восемь и на стол посыпались горы бумаги из белых ящиков. Считали быстро. Сразу скажу: к этому моменту мною на листе А4 было перечеркнуто косыми линиями 968 палочек-черточек, что вместе с 13-ю избирателями, голосовавшими на дому и не прошедших мимо меня, давало явку в 981 человека или 47,6% от количества внесенных в списки избирателей. Когда стопки бюллетеней, извлеченных из ящиков, были посчитаны по каждой партии и суммированы, оказалось, что в ящике находилось аж 1123 бюллетеня! На мой вопрос, обращенный к Председателю УИКа, могли ли мимо меня незамеченными пролететь почти 150 человек, я получил ответ в духе «очки протри». У комиссии оставалась лишь одна проблема: свести концы с концами, т.е. количество бюллетеней из ящика с количеством подписей проголосовавших людей в списках избирателей. С этой задачей она справилась «на пять», выставив передо мной рядок из стульев и закрывая секретаря, строчившую что-то в больших зеленых книгах со списками, двумя широкими женскими спинами, перемещавшимися влево-вправо, в зависимости от вектора моих движений за стульями. Когда процесс был завершен, мне разрешили с расстояния посмотреть один список избирателей. Даже невооруженным глазом там были заметны «липовые» автографы, начирканные «впопыхах» (попробуйте придумать любую «чужую» подпись и так сто раз подряд, и на высокой скорости – ох, как непросто!).

Если предположить, что вброшенные бюллетени были за «Единую Россию», а не за какую-то другую партию (предполагаю, что доступ к настоящим бюллетеням с Гознака есть только у власти), то подлинные итоги голосования на моем участке выглядят так:

КПРФ – 26,5%

Единая Россия – 22,7%

Справедливая Россия – 19,6%

Яблоко – 15,1%

ЛДПР – 11,6%

Патриоты России – 2,5%

Правое дело – 1,5%

PS: когда я уже покидал школу №1605, участковый сообщил мне, что на соседнем участке в этой же школе, где зарегистрировано столько же избирателей, что и на нашем участке, за «Единую Россию» насчитали 62% голосов (у нас смогли «нарисовать» лишь 32%)! А если бы на этом соседнем участке был кто-то из ВАС, ДРУЗЬЯ? Надеюсь встретить КОГО-ТО ИЗ ВАС на этом соседнем участке хотя бы в день Президентских выборов (а если по настырному наблюдателю будет на КАЖДОМ участке?). Любопытным предлагаю заглянуть на сайт Мосгоризбиркома и сравнить официальные результаты голосования на двух совершенно одинаковых участках №2940 и №2941: http://www.moscow_city.vybory.izbirkom.ru/region/region/moscow_city?action=show&tvd=100100028713463&vrn=100100028713299&region=77&global=true&sub_region=77&prver=0&pronetvd=null&vibid=2772000306550&type=233

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (7)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Сейчас каждый травит подобные байки, чтоб казаться в глазах окружающих эксклюзивным... Но байки на то и байки, чтоб их травили. Где-то даже рассказывают, что приехали на танке и "вбросили" лишних 10-12 урн для голосования...