+4
Сохранить Сохранено 7
×

Есть ли у России шансы на победу в войне с НАТО?


Есть ли у России шансы на победу в войне с НАТО?

© Лев Бубнов / Коллаж / Ridus.ru

Продолжающаяся эскалация отношений между Россией и странами Запада вызывает все больше вопросов о ее причинах, целях и вероятных последствиях, среди которых все чаще называют переход от холодной войны к войне настоящей. Мнения о том, способна ли Россия одержать победу и в той, и в другой, весьма противоречивы.

Вслед за беспрецедентными заявлениями МИД на минувшей неделе экспертное сообщество, обслуживающее российское внешнеполитическое ведомство, выдало документ, который фактически призывает объявить НАТО войну.

Замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, замдиректора Совета по внешней и оборонной политике член РСМД Дмитрий Суслов опубликовал программный материал, в котором прямо говорит о необходимости усилить военную напряженность в отношениях с США и НАТО и двигаться в сторону эскалации конфронтации.

«Необходимо предельно четко дать им понять, что сохранение политики „открытых дверей“, не говоря о дальнейшем расширении НАТО, будет существенно ослаблять их безопасность, вплоть до угрозы войны», — призывает замдиректора СВОП.

Цель — «управление этой конфронтацией и предотвращение большой войны». Но вряд ли будет преувеличением утверждать, что ни к чему иному, как к этой самой большой войне, планы, анонсированные в его тексте, привести не могут.

При этом, чтобы получить рычаг и аргумент во влиянии на позицию Запада, господин Суслов предлагает России фактически стать сателлитом КНР и заложником планов Китая, предлагая властям России вести «более интенсивное и демонстративное сотрудничество с Китаем в военно-политической и военно-технической сфере».

Гляйвиц 2.0?

Немецкие солдаты ломают польский приграничный шлагбаум. Вторая мировая. 1939 г.
Немецкие солдаты ломают польский приграничный шлагбаум. Вторая мировая война, 1939 год.

Призыв, раздавшийся из близкого к российскому МИД think tank, совпал с сообщениями в западных СМИ о том, что администрация Байдена располагает данными, что в планах властей РФ устроить провокацию по образцу инсценировки нападения на радиостанцию в Гляйвице в 1939 году со стороны нацистов, ставшей поводом для нападения на Польшу.

«Россия закладывает основу для того, чтобы иметь возможность сфабриковать предлог для вторжения, в том числе посредством саботажа и информационных операций, обвиняя Украину в подготовке предстоящего нападения на российские силы на востоке Украины», — сказал Джейк Салливан журналистам в Белом доме в минувший четверг.

В ответ глава МИД РФ Сергей Лавров плеснул бензину в огонь, заявив в пятницу, что Кремль хочет, чтобы США и НАТО согласились с требованиями навсегда закрыть для Украины и Грузии возможность членства в НАТО, добавив, что у российских чиновников «закончилось терпение».

А что Китай?

Стоит напомнить, что «бокс по переписке», учиненный российской дипломатией, происходил на фоне госпереворота и беспорядков в Казахстане, тушить которые отправился «ограниченный контингент российских войск». Его поспешный вывод после якобы раздавшегося из Пекина окрика дал повод оппозиционным журналистам и экспертам утверждать, что за словами Рябкова, Лаврова и пр. нет реального веса.

Однако военный аналитик Павел Фельгенгауэр в комментарии «Ридусу» усомнился в верности такой трактовки событий в Алма-Ате.

«Не думаю, что это было связано с тем, что Китай как-либо грозил. Китайцы вполне лояльно относились к российскому развёртыванию в Казахстане. Для них он очень важен в экономическом плане как источник нефти и газа. Там и много чего другого, большие инвестиции. Им нужна там стабильность, и российское присутствие их нисколько не раздражало… И решение, скорее всего, было принято в Москве и совсем по другим поводам», — считает господин Фельгенгауэр.

Эскалация в ответ на «НАТОвизацию»

Логотип НАТО
Логотип НАТО.

Как заявил «Ридусу» политолог-американист Малек Дудаков, заявления МИД и публикации, подобные тексту господина Суслова, в США расценивают очевидным образом как нечто провокационное. Однако он считает, что их появление логично и объясняется как открытые, честные, пусть и во многом жёсткие, требования по безопасности в Восточной Европе, обусловленные политикой Запада по «НАТОвизации» в отношении постсоветского пространства.

При этом он отметил, что ссылки на препятствия к членству в НАТО Украины и Грузии в виде территориальных претензий достаточно формальны.

«Украина и Грузия могут де-факто войти в НАТО, не становясь членами НАТО. Формально они могут не быть в альянсе, но американцы могут заключить двухстороннее соглашение и до упора накачать их своим оружием, ракетами и так далее, что как бы будет неотличимо по сути», — указывает господин Дудаков.

По его словам, подобный сценарий фактически превратит Россию в страну, по всему периметру окруженную блоком НАТО.

Одновременно ряд политиков и публицистов в США выступили с заявлением о том, что конфликт с Россией ради Украины, равно как и расширение НАТО, не соответствует интересам США. Максимально прямо это мнение высказал в своей статье ветеран американской политики Пэт Бьюкенен.

«Учитывая непрерывную экспансию НАТО в Центральную и Восточную Европу после холодной войны, Америка должна задаться вопросом: если риск войны с Россией растет с каждым новым членом на ее границах, принятым в НАТО, почему мы это делаем? Никакую „красную черту“ путинской России мы не перейдем? Верим ли мы, что Путин будет бесконечно мириться с окружением и сдерживанием его страны союзом, созданным для удержания России в блокаде?» — задался вопросом патриарх консерваторов.

Учитывая степень влиятельности в администрации Байдена бывших сотрудников президента Обамы, представляет интерес мнение доктора Эвелин Н. Фаркас. При Обаме госпожа Фаркас была заместителем помощника министра обороны по России, Украине и Евразии и старшим советником главкома по НАТО.

В своей публикации на портале Defence One она утверждает, что военного вторжения на Украину не будет, ссылаясь на свою оценку масштабов и типа сосредоточенных на границе сил, текстов ультиматумов и настойчивого желания Кремля вести переговоры на фоне ситуации в Казахстане. Однако США и НАТО стоит подготовиться к войне против России из-за Украины, считает Эвелин Фаркас.

«Если Путина не удержат от захвата еще одного куска суверенной территории, он не остановится на достигнутом», — утверждает она.

Отвечая сторонникам изоляционистского подхода, она утверждает:

«Если Россия снова победит, мы останемся не только с кризисом на Украине, но и с кризисом мирового порядка далеко за пределами границ этой страны. Оставшись без ограничений, Путин… возьмет на мушку следующую цель в своей долгой игре по восстановлению всех границ, существовавших до 1991 года, — сферы географического влияния, которой, как он считает, Великая Россия была несправедливо лишена».

По мнению бывшей сотрудницы администрации Обамы, любое последующее принятие российских завоеваний будет означать начало конца международного порядка.

«Любое умиротворение приведет не только к будущим захватам земель Россией, но и аннексии Китаем Тайваня и в других местах. Если мировым демократиям не хватает политической воли, чтобы остановить их, основанный на правилах международный порядок рухнет. ООН пойдет по пути Лиги Наций. Мы вернемся к сферам глобального влияния, необузданной военной и экономической конкуренции и в конечном итоге к мировой войне».

В чьи уши льют военные речи?

Ряд комментаторов по привычке попытались описать демарш российского МИД как продукт для «внутреннего потребления», направленный на разжигание шовинистического угара среди электората, как часть подготовки к президентским выборам 2024 года.

Такой точки зрения придерживается, к примеру, старший научный сотрудник авторитетного American Enterprise Institute Леон Арон.

«Запад не является целевой аудиторией милитаризованной драмы на границе Украины. Основная аудитория Путина внутренняя. Его балансирование на грани войны напрямую связано с тем, что в России описывается как „Проблема 24“, а именно с выполнением первостепенной цели Путина стать президентом на всю жизнь в 2024 году, когда в 72 года он начнет еще один шестилетний срок», — пишет господин Арон на страницах издания The Hill.

Павел Фельгенгауэр придерживается противоположного мнения, будучи уверенным, что адресатом российского демарша является в первую очередь Запад. А сам демарш отчасти вызван безуспешными попытками российского руководства встать в отношениях с США и НАТО на позицию равноправных и равновесных партнеров в переговорах.

Как отметил господин Фельгенгауэр, милитаристские заявления звучат из Кремля уже несколько лет.

«Они не вчера начались. После 2018 года, когда было знаменитое выступление, послание в Манеже, когда Путин показывал российское супероружие и [говорил]: „Россия очень сильна, у нее есть супероружие, Запад должен начать с Россией диалог и принимать всякие российские требования“. С тех пор это идёт по нарастающей, а Запад если разговаривает, то на уступки что-то не идёт. Значит, остаётся как-то ему доказать, что вот у нас есть эти „вундерваффе“».

Цифры

По данным института SIPRI, Россия тратит на оборону большую часть ВВП, чем любая другая крупная страна, и более чем удвоила свои расходы на ядерное оружие с 2012 по 2018 год. Военные расходы увеличились на 30% с 2010 по 2019 год и на 175% — с 2000 по 2019 год. Военные расходы в виде доли ВВП в 2019 году составляли 3,9%.

Танк Т-14 на гусеничной платформе «Армата»
Танк Т-14 на гусеничной платформе «Армата».© kremlin.ru

Однако кажется, что российское военно-политическое руководство избрало неверную стратегию развития, и, как указал господин Фельгенгауэр, оно испытывает когнитивный диссонанс: потратив огромные суммы на наращивание ядерного потенциала и действительно заняв первое место в мире по ядерному вооружению, Россия не получила никаких значимых результатов. Как показывает в своей публикации старший научный сотрудник SIPRI Симон Т. Веземан, в своих многолетних планах военной модернизации Россия уделяет первоочередное внимание лишь некоторым частям ВС. Например, ядерные силы были в центре особого внимания с начала 2000-х годов, а их системы доставки были широко модернизированы.

«Эти приоритетные силы не только получают относительно больше новой техники, но и привлекают больше внимания СМИ. Между тем относительно медленный прогресс в других сегментах, как правило, игнорируется, создавая непропорциональное впечатление российской военной мощи», — отмечает исследователь.

Добавим сюда абсолютно несопоставимый экономический и промышленный потенциал России и стран НАТО и увидим, что результат подобного перекоса мы уже наблюдали в конце 1980-х, когда Маргарет Тэтчер охарактеризовала СССР как «Верхнюю Вольту с ракетами».

«Это вызывает определённое раздражение. Деньги большие вложены. Первое место вроде достигнуто, а дивидендов особых нет», — указывает Павел Фельгенгауэр.

Однако текущее состояние американской политики, по мнению эксперта, дает Кремлю основание предполагать, что у него есть шансы договориться с США.

«США показали слабость в Афгане. Байден — слабый президент, значит, американцы драпанули из Афгана и концентрируются на Китае. Значит, они из Европы уйдут если не полностью, то частично, если на них как следует надавить», — описывает логику кремлевских рассуждений господин Фельгенгауэр.
Вывод войск США из Афганистана.
Вывод войск США из Афганистана.© Zuma/ТАСС

НАТО одолеет Россию, даже не вспотев?

Близкий к оппозиции политолог Александр Морозов утверждает, что требования Кремля вызовут обратную реакцию.

«Нота о гарантиях и вся пена, которая поднята Кремлем вокруг нерасширения, — это просто „преамбула к войне“… которая, возможно, и не состоится, но Кремль хочет по-сталински перебросить куда-то ответственность за войну с помощью публичных предложений о „договорах о безопасности“, а сам — хрясь — и напасть на условную Финляндию.
Глядя на сегодняшнюю консолидацию стран альянса, можно сказать, что это не получится, это не 1939 год, совершенно другой расклад союзничества».

Павел Фельгенгауэр также согласен с тем, что шансы у России в реальном противостоянии с Западом практически отсутствуют и никаких серьезных уступок не последует.

«Российские требования сформулированы слишком жёстко. Но для того, чтобы Запад согласился с ними, сначала надо было, чтобы наши штаб-квартиру НАТО в Брюсселе заняли, а потом уже диктовать им такие условия. Пока они не видят оснований идти на уступки серьёзные и не считают, что Россия представляет серьёзную угрозу», — считает господин Фельгенгауэр.

У подобных оценок есть все основания. Как отмечал в 2020 году в своем обзоре Симон Т. Веземан, несмотря на создаваемое российскими официальными СМИ впечатление о военной мощи, стоит говорить о несоответствии между заявлениями об уровне её модернизации и реальностью.

«Многие крупные программы вооружений не достигли поставленных целей, и Россия задержала или сократила планы закупок. Например, в своей государственной программе вооружения на 2011—2010 годы, впервые опубликованной в 2010 году, Россия предполагала внедрение 2300 новых основных боевых танков „Армата“ и не менее 55 новых боевых самолетов Су-57 к 2020 году… Однако к 2019 году несколько фактически произведенных танков Armata и самолетов Су-57 все еще были прототипами и предсерийными версиями — ни один из них не был доставлен в войска. Вместо этого было модернизировано старое вооружение, производство старых типов оружия продолжалось. За последнее десятилетие Россия значительно увеличила свой военный потенциал, но не настолько, как изображали СМИ».

Также эксперты указывают на несоизмеримо меньшие масштабы операций ВС РФ последних лет и тот факт, что у российских вооруженных сил нет опыта действий с противником, имеющим и использующим весь спектр вооружений. Успех сирийской кампании был основан на превосходстве в воздухе. На Украине Россия действовала против меньшего государства, военный сектор которого был ослаблен коррупцией, но тем не менее имел полноценные вооруженные силы. Итогом стала тупиковая ситуация на земле.

Однако, по мнению Павла Фельгенгауэра, все эти соображения не остановят российских военных и «ястребов» в политическом руководстве. Он уверен, что шансы на то, что в ближайшие две-три недели начнутся боевые действия на востоке Украины, высоки и продолжают расти и в дальнейшем не ограничатся российско-украинским противостоянием.

«Я не уверен, что сейчас вот что-то произойдёт. Есть серьезная готовность, но не обязательно. Долгосрочные планы были на то, что большая война будет где-то в 2024 году, то есть ещё год-два нужно», — считает эксперт.

Сейчас же, по его мнению, вполне возможна эскалация конфликта из регионального в общеевропейский.

В случае если российские войска вторгнутся на территорию Украины, ответом США и НАТО станет организация воздушного моста и снабжение ВСУ вооружениями и техникой. Поскольку логистические операции будут прикрывать боевые корабли и самолеты НАТО, плотность контактов приведет к серьезным стычкам на море и в воздухе с дальнейшим разрастанием в европейский конфликт и, возможно, в глобальный.

«Они начнут перевозить украинцам помощь. Для того чтобы обезопасить аэродромы, на которые будет доставляться помощь, будут развернуты системы ПВО либо истребители будут летать над Украиной. Будет установлена бесполетная зона, и начнутся воздушные бои, как в Корее, когда советские истребители вели бои над территорией Северной Кореи, но не залетали через линию фронта».

Дальнейшая эскалация может включать ответ НАТО в виде переброски в Европу тяжелых дивизий ВС США, британских танковых частей, развертывания танковых дивизий в Румынии, Польше и Прибалтике. Начнется выдвижение немецких и французских танковых частей на восточный фланг. Несмотря на состояние танковых частей в европейских странах, помимо контингентов США и Англии, НАТО сможет подтянуть до 150 танков, считает господин Фельгенгауэр.

«У них есть план „30+30+30“, по которому за 30 дней НАТО необходимо выдвинуть 30 батальонов и 30 кораблей на восточный фланг. Это без американцев, которые могут подкинуть побольше — до двух дивизий полноценных, а у них дивизии в два раза больше нашей, там больше двадцати тысяч человек. Они начнут их перебрасывать и концентрировать вблизи российских границ».

И, как уже отмечал эксперт, шансы ВС РФ в полномасштабном неядерном столкновении с НАТО весьма низки.

Жажда признания и блеф или паранойя?

Ракета
Ракета.© Pixabay.com

Один из вопросов, на которые стремятся найти ответы эксперты и политики, — что движет российским руководством, явно играющим первую скрипку в военной эскалации.

По мнению Леона Арона, российский лидер сделал ставку на культивирование идеологии «осажденной крепости» что позволяет легко мобилизовать электорат и отвлечь его от реальных проблем.

«Путин создал нацию войны, которая закрыла люки и смотрит на мир через смотровую щель танка. Степень военно-патриотической истерии в России сегодня напоминает СССР 1930-х годов, эпоху парадов спортсменов с макетами дирижаблей и танков», — пишет оппозиционный обозреватель Сергей Медведев.

По мнению эксперта, с этого момента и по крайней мере до марта 2024 года стоит ожидать, что российское руководство нарисует новые и более яркие «красные линии» и развернет войска для противостояния воображаемым посягательствам НАТО.

Однако есть и иная точка зрения.

Известно, что к 2024 году будет развёрнута новая баллистическая ракета системы «Периметр». Это так называемая «Мёртвая рука» — комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом, в котором команду на пуск ядерных ракет отдает специальная сигнальная МБР шахтного базирования.

Лишенная боеголовки, она передает сигналы на пусковые установки ракет с ядерными боеголовками на боевом дежурстве. Ракета запускается в том случае, если высшее политическое руководство уничтожено обезглавливающим ударом.

По мнению Павла Фельгенгауэра, в Кремле и на Арбатской площади совершенно искренне верят, что США хотят и готовятся напасть на Россию. И даже более того — планируют ликвидацию ее военно-политического руководства. И об этом, по его мнению, свидетельствуют вполне конкретные шаги российских властей, которые отвечают на существующую, по их мнению, угрозу.

Как утверждает Павел Фельгенгауэр, именно эта идея-фикс и является причиной, по которой высшее руководство России и президент постоянно рассказывают о «чудо-оружии» и подлетном времени.

«То есть он говорит о том, что... теперь они (американские ракеты. — Прим. „Ридуса“) разместятся в Полтаве и в Сумах...».

Слова Павла Фельгенгауэра можно было бы счесть фантазиями или троллингом, однако люди, знакомые с историей холодной войны, помнят ситуацию, когда КГБ СССР и военно-партийное руководство «накрутило» самих себя до описываемого состояния.

В разгар холодной войны в мае 1981 года советское руководство дало приказ КГБ и ГРУ начать операцию «РЯН» («Ракетно-ядерное нападение»). Детали и сам факт ее существования формально до сих пор засекречены. Однако суть хорошо описана в книге сотрудника КГБ Олега Гордиевского и в документах, попавших на Запад из спецслужб Восточного блока после падения коммунистических режимов в Европе.

Сделав вывод о намерении Запада напасть на СССР, Политбюро ЦК КПСС отдало приказ разведке отслеживать признаки готовящегося ядерного удара — перемещения политиков и военных, которые могут отдать приказ о начале атаки, следить за персоналом и обстановкой на ракетных базах, базах ВВС и командных пунктах ВВС США.

Дополнительно на паранойю престарелых геронтократов из Политбюро повлияла смерть Брежнева в 1982 году: они считали, что Запад может воспользоваться подходящим случаем.

Немалую роль в нагнетании страхов в умах кремлевских старцев сыграло искаженное восприятие ситуации в мире главой КГБ Андроповым, травмированным в свое время зрелищем антикоммунистического восстания в Венгрии.

«А Рейган — вор, ковбой и педераст —
Поставил мир на ядерную карту.
Тревожно мне. Кусаю свой матрац.
Дрожу, как СС-20 перед стартом».
Александр Башлачёв, «Подвиг разведчика» (1984).

Добавил страху кремлевским старцам и бескомпромиссный подход Рональда Рейгана, который 8 марта 1983 года объявил СССР «империей зла», призвал к его международной изоляции, начав одновременно успешнейшую психологическую операцию под видом развертывания программы «звездных войн» — Стратегической оборонной инициативы.

Как пишет в своей книге Гордиевский, Брежнев и Андропов «были очень и очень старомодны и подвержены коммунистическим догмам» и всерьёз полагали, что Рейган начнет ядерную войну и превратит Советский Союз в «горстку пепла истории».

Паранойя достигла пика в 1983 году, когда, запугав само себя, советское руководство приняло натовские учения Able Archer 83 за подготовку к нападению на СССР.

На них отрабатывались все действия, которые подпадали под сценарий, описанный «РЯН»: смена кодов связи, введение режима максимальной боеготовности с эвакуацией или привлечением политического руководства и резкая активизация шифрованной связи.

Как пишет Гордиевский, предшествовавшие учениям события убедили советское руководство, что Able Archer — прикрытие подготовки нападения.

«Поскольку состояние „оранжевой тревоги“ введено в условиях строжайшей секретности (под предлогом манёвров, тренировок и так далее), в кратчайшее время и без огласки оперативных планов, с высокой степенью вероятности следует, что боевая тревога была объявлена для подготовки неожиданного РЯН в условиях мирного времени», — цитирует шифровку КГБ Гордиевский.

Тогда, в 1983-м, мир от ядерной катастрофы спасло предательство сотрудника КГБ и самого ценного британского агента Гордиевского, который сумел убедить своих кураторов, что необходимо разубедить Кремль, снизив напряженность. Но что спасет нас сегодня?

Нам важно ваше мнение!

+4

 

   

Комментарии (0)