+39
Сохранить Сохранено 7
×

Дневник заложника Мариуполя. Как мы пережили мародерство


Дневник заложника Мариуполя. Как мы пережили мародерство

© соцсети

С предыдущей частью этого остросюжетного и трагического дневника можно ознакомиться здесь.

Вопрос мародерства — очень ёмкая тема, и есть что рассказать.

Начну с того, что горожане начали тащить из магазинов все подряд в самые первые дни, ещё в феврале. Причем это были не продукты или вещи первой необходимости, а телевизоры, бытовая техника. Кто находился в районе «Клеопатры» по проспекту Металлургов, могли это видеть и не дадут соврать: местные из магазина «Фокстрот» тащили в свои норки все, что там было. Интересно, успели хоть воспользоваться награбленным?

Бытовая техника
Бытовая техника. © Unsplash.com

В первых числах марта, когда город ещё был под контролем военных формирований Украины (ВФУ), украинские военные взламывали продуктовые магазины и пускали в них людей, разрешая брать всё, кроме алкоголя. Они и сами там тарились, видимо, с провизией у них, как и у нас, было не очень. С аптеками случилась та же история. Их тоже опустошили в первую очередь.

Я уже писала о том, как, находясь уже в центре города, видела граждан, тянувших мешки с разным товаром. Кто побойчее, успел вынести одежду, обувь; кто не такой расторопный, довольствовался даже плечиками для одежды. Помню, я четвертого марта проведала своих соседей с левого берега (они надеялись пересидеть острый период в центре) и завела разговор о мародерах. Я критически тогда была настроена к происходящему. И моя соседка ответила мне примерно так: «Мы убегали с левого берега впопыхах, не взяв ничего, даже трусов на смену. И да, я зашла в магазин вместе со всеми и взяла себе трусы!» И я, представьте, заткнулась.

Более того, вскоре мне самой довелось идти на полусгоревшие продуктовые склады и искать там еду. Противно было, стыдно, а что делать, когда и в желудке пусто, и дома негусто? А был у меня ещё один эпизод со складами, там же, как идти мимо магазина Metro в сторону Старого Крыма. Это было после 20 марта. Продуктовые склады уже были пусты, но прошел слух, что военные ДНР нашли ещё один склад и пускают в него мирных. Только сложность в том, что он находится на втором этаже и добраться в него можно, взобравшись по узкой металлической лестнице. А высота там примерно семь метров.

Представляете себе? Толпа людей внизу, толпа наверху и узкая металлическая лестница, по которой либо вверх, либо вниз. Движение в одну сторону. А сам склад наверху, и там полная темнота и стеллажи. И никто понятия не имел, что на тех стеллажах. Оказалось, что там оставалась только минеральная вода в пластиковых бутылках. Все остальное уже было вынесено. Ну, в воде тоже была острая необходимость, поэтому мы решили набрать, сколько сможем унести втроём (муж, сын и я).

Что мы делали? Мы с сыном взобрались наверх, а мужа оставили внизу, потому что он толстый и неповоротливый. Мы в полной темноте (фонариков не взяли, а телефоны на последнем издыхании) на ощупь набрали этих бутылок (они были в плёночной упаковке), обвязали их веревкой (веревки были примотаны кем-то до нас к ограждению балкона второго этажа) и спустили их вниз. Там внизу муж принимал груз. И потом мы все это тащили домой. Тележки у нас не было (кстати, любая тележка — незаменимая вещь для выживальщика), поэтому мы сложили все бутылки в сумки, которые, кстати, очень скоро порвались, и мы не знали, как все это добро транспортировать домой.

В итоге толстого мы оставили с большей частью бутылок, а сами понесли домой сколько могли донести. Потом мы вернулись с большими дорожными сумками на колесиках, чтоб забрать оставшееся.

Вода
Вода. © Unsplash.com

Мародерство это было? Да, вынужденное мародерство. Воду тогда нам завозили нерегулярно, где находятся родники и колодцы, мы ещё не знали. Так что этой минеральной воде мы были несказанно рады. После воды из пробитой теплотрассы эта минералка с газом была просто подарком судьбы! Ответьте, а вы бы не пошли на склад в нашей ситуации? Остались бы дома, но грабить склад — ни-ни?

Позже, когда мы узнали, куда можно ходить по воду, когда удалось получить гуманитарную помощь, когда появилась возможность что-то купить за деньги, никакие склады нас уже не интересовали. Хотя люди продолжали их искать и находили!

Ребята из нашего двора каждый день, как на работу, куда-то ходили то за одеждой, то за детскими игрушками. И всегда возвращались с добычей. Тюками, тележками волокли домой буквально всё. Они и моего сына приглашали «за мамонтом», но я была против. Даже однажды прикрикнула на него, и сын обиделся. Тогда одна соседка провела со мной работу, стала объяснять, что я не права, что мой ребенок уже взрослый, что он — мужчина и ему важно быть добытчиком, а я леплю из него маменькиного сынка… Я сдалась, разрешила сыну пойти на склад, но он, к счастью, сам передумал. И слава богу!

Другая ещё ситуация была. Одна молодая мама из соседнего подъезда, узнав, что я умею вязать, стала подбивать меня сходить в какой-то магазин, где когда-то продавалась пряжа, и «затариться там». Вроде бы магазин ещё не был взломан. Я отказалась категорически, барышня обиделась. А она со своим мужем таки затарилась. Приходила потом хвастаться добытым и считала, что зря я с ними не пошла. Ну, хорошо, пускай я останусь лохушкой. Переживу.

А однажды в нашем дворе появилась чья-то старая мебель. Я подумала, что кто-то уезжает со всеми своими пожитками. Оказалось, нет! Просто люди решили сменить обстановку. Представляете? Жили много лет в жутком клоповнике, и вдруг все в квартире поменяли. Что-то из мебельных магазинов вынесли, что-то — из брошенных квартир (бойлер, газовую плиту и так, по мелочам). А потом по телевизору будут рассказывать, что в Мариуполе русские солдаты унитазы и стиральные машинки из квартир воровали.

Или вот ещё история. Когда я попала на левый берег, то решила найти одну свою сотрудницу. Я приблизительно знала, где она жила, и решила пойти туда, а на месте уже у людей поспрашивать. Тем более что муж ее в своем гараже открыл СТО и его точно должны были знать соседи. Так и получилось. Я пришла в поселок, где они жили, и обратилась к мужчине, копавшемуся у своего гаража. Он сразу же понял, о ком речь, и даже согласился провести меня на место.

Пока мы шли, разговорились. И вот что этот мужчина мне рассказал. Он с семьёй выехал из города ещё 25 февраля. Вернулся в конце апреля и нашел свой дом уцелевшим, но полностью разграбленным. Исчезло все: от мебели и бытовой техники до ложек с вилками. Пошел к соседям узнать, что случилось. Ему рассказали, что в его доме сначала «гостили» украинские военные, а после них — дээнэровцы. Ну и типа грабили по очереди, машинами пожитки вывозили. М-да… Пошел тогда мужчина к другим соседям, и так получилось, что у них не заперто было, и он прямиком к ним в дом вошёл и увидел… свои бойлер и холодильник. Потом присмотрелся, а тут же рядом штабелями батареи были сложены, точь-в-точь как у него. И он что-то начал подозревать нехорошее. А тут как раз и хозяева появились.

Случился сперва конфуз, а потом и скандал с битьём морды, в результате которого соседи признались, что не одни они в его доме побывали, а и тот первый сосед, с которым мужчина только что разговаривал… Так, навещая соседей по очереди, мужчина и вернул себе свое имущество. Как вам история?

А хотите, я вас вообще сражу наповал? Сядьте поудобнее. Помните, я рассказывала, что квартиру моей свекрушки вскрыли и в ней дээнэровцы ночевали? Так вот, я вам не всё рассказала. Просто не время было. А теперь самое оно. Мы ведь, когда убегали, то в подъезде погорельцы из соседних домов оставались. И были среди них люди, с которыми моя свекрушка была знакома по работе. Они, видя, что мы уходим, просили пустить их пожить и заодно за квартирой присмотреть. Идти людям было некуда, надеялись, что их пустят (знакомые всё-таки). Все же не по подвалам мыкаться.

Свекрушка, возможно, и пустила бы людей, но муж сказал «нет», и мы ушли. На следующий день пришли дээнэровцы и искали брошенные квартиры для ночлега. Им сказали, что в свекрушкиной квартире никто не живёт и жить не будет. И всё, обе двери тут же были вынесены, и у жилплощади появились новые хозяева. Такая история.

© Соцсети

О своей вскрытой квартире расскажу позже, когда время придет.

Или вот ещё тема: если школа была разбита и горела, то считается ли мародерством, если вынести из нее то, что уцелело? Например, в нашем микрорайоне была такая школа, и ее использовали в качестве донора все, кто жил в округе. Все, что из дерева, сгорело в наших кострах, столешницами от парт мы заделывали дыры в окнах, игрушки детвора растащила, кухонная утварь сгодилась, чтоб на кострах в ней еду готовить, бумага — на растопку, стулья разбрелись по району, на них люди во дворах сидели. Лично я срезала в одной аудитории порванный натяжной потолок (он мне потом для заделки окон на левом пригодился), взяла в библиотеке несколько книг почитать (назад не вернула, извините), а также в кабинете труда подобрала пару клубков ниток и спицы, чтобы на досуге научить одну девочку вязать.

Таким образом, общими усилиями выживальщиков нашего микрорайона в школе 52 города Мариуполя был произведен полный демонтаж. Можно заходить и начинать капремонт. Кстати, демонтаж — это пыльный, трудоемкий и неприятный процесс в ремонте. А ещё и за вывоз мусора платить… А тут заходи и ремонтируй. Шутки шутками, а где нам было дрова искать и чем окна заколачивать? Выживали как могли. Вы нас осуждаете?

Продолжение следует.

Нам важно ваше мнение!

+39

 

   

Комментарии (0)