+1
Сохранить Сохранено 7
×

Дело Кравченко: как россиянина в Бразилии превратили в главного браконьера


Дело Кравченко: как россиянина в Бразилии превратили в главного браконьера

© соцсети

12 лет тюрьмы за преступления, которых не было. Почему тараканов в Бразилии ценят дороже людей и почему хотят сделать из российского биолога, совершившего мелкое нарушение, главного браконьера в мире?

В начале декабря 2021 года заголовки бразильской прессы запестрели заголовками «Русский, являющийся одним из главных мировых биопиратов, приговорён к 11 годам тюрьмы», «Самый крупный торговец дикими животными в мире приговорён к длительному тюремному заключению», «Разыскиваемый Интерполом крупнейший транснациональный браконьер схвачен и посажен» и так далее.

Попробуем разобраться, так ли уж ужасен российский биолог Кирилл Кравченко, назначенный бразильскими СМИ чуть ли не главой «международной мафии по незаконной торговле редкими животными», и насколько справедлив приговор (почти 12 лет тюрьмы) и миллионный штраф, назначенный россиянину.

Даже беглый просмотр находящегося в открытом доступе приговора выявил массу несостыковок и абсурдных выводов бразильского суда и прокуратуры. А сопоставление их с документами защиты выявляет полнейшее несоответствие обвинения с реальными фактами и попытку превратить банальное административное правонарушение в масштабный судебный фарс с оттенком русофобии.

Концепция обвинения

O Globo

Итак, Кирилл Кравченко действительно был задержан с несколькими сотнями насекомых и паукообразных, а также небольшим количеством мелких позвоночных (рептилий и амфибий) в ручной клади. Среди изъятых животных не было редких и охраняемых видов, запрещённых к вывозу за пределы Бразилии или отловленных на охраняемых природных территориях.

По сути, единственным преступлением биолога являлось то, что он пытался вывезти этих животных за пределы Бразилии, избежав необходимых бюрократических процедур по оформлению разрешения на вывоз. Он признаёт свою вину, раскаивается в своём проступке (относящемся к категории административных или мелких уголовных правонарушений) и готов понести за него наказание. Но только за это нарушение, а не за те уголовные преступления, которые приписали ему прокурор и судья.

UOL

Бразильское законодательство в области охраны флоры и фауны действительно достаточно жёсткое, и, не оправдывая проступок дипломированного биолога Кирилла Кравченко, мы всё же можем понять мотивы, по которым он пытался обойти закон и избежать процедуры легальной регистрации вывозимых животных и получения необходимых разрешений.

Хитросплетения закона

Ниже несколько цитат из статьи в BBC news под заголовком «Почему поимка насекомого может закончиться штрафом», которые показывают абсурдность отдельных статей бразильского природоохранного законодательства.

«В то время как дома мы должны уничтожать нежелательных насекомых, от комаров до тараканов, в естественных условиях на открытом воздухе запрещено собирать животных для исследований без предварительного разрешения».

«Некоторые бразильские ученые называют это законодательство одной из причин, по которой они отказываются от своих исследований».

«Продолжать работу в Бразилии с местными видами стало невозможно из-за „очень высокой бюрократии разрешений, лицензий и форм“».

«Ученым и студентам грозят большие штрафы и даже тюремное заключение только за несоблюдение бюрократических формальностей, имеющих мало практического эффекта. В настоящее время невозможно осуществлять какую-либо практическую преподавательскую деятельность по зоологии, потому что это не разрешено правилами».

«Сотрудничество с иностранными исследователями особенно не одобряется и практически невозможно. Отправка и получение образцов из одной страны в другую превратились в мучение. Штраф для бразильцев, которые отправляют за границу образцы биологического материала, не соответствующие действующим правилам, очень высок, примерно 25 000 реалов».

«Человеку не нужно никакого разрешения, чтобы распылять инсектициды на огромных территориях и убивать миллионы и миллионы насекомых, но студент-энтомолог не может на законных основаниях поймать ни одно насекомое».

«Действительно необходимо сохранять окружающую среду с ее фауной и флорой, но необходим здравый смысл».

Однако большую часть приговора Кириллу Кравченко составляют статьи уголовного кодекса, к которым он явно не имеет никакого отношения. Помимо отсутствия регистрации вывозимой им живности в природоохранных ведомствах, биологу приписали следующие преступления:

  • контрабанда редких и охраняемых видов животных, отловленных на территории заповедников;
  • нелегальная торговля животными;
  • участие в международной преступной группе;
  • жестокое обращение с животными;
  • создание угрозы для жизни и здоровья людей (перевозка ядовитых животных).

Пять веских доводов защиты

Несостоятельность обвинений была полностью доказана адвокатами Кирилла Кравченко на основе следующих фактов.

1. Среди изъятых у российского биолога животных не было ни одного редкого или охраняемого вида животных, а также видов, запрещённых к вывозу из Бразилии (даже при наличии соответствующих разрешений). Это было подтверждено соответствующей экспертизой, с результатами которой был ознакомлен суд. Нигде и никогда ранее он не задерживался, не находился под следствием и не был судим за отлов и перевозку редких и охраняемых видов. Показания свидетелей и анализ его маршрутов в Бразилии, зафиксированных с помощью GPS, доказывают, что Кирилл вообще никогда не находился на территории заповедников или охраняемых природных территорий в Бразилии. Более того, значительная часть членистоногих, которых Кравченко вёз в Россию, являются, мягко говоря, не совсем полезными.

Вот, например, Piolho-de-cobra Diplopoda, не являющаяся эндемиком и широко распространённая по всему миру многоножка.

Африканский кивсяк
Африканский кивсяк.

Интернет заполнен статьями о том, как бороться с этими членистоногими и как избавиться от них дома и на садовом участке. А жители бразильского штата Параиба не знают, как избавиться от нашествия этих тварей.

Но назначенная судом экспертиза оценила этот «уникальный» вид в 365,55 реалов за штуку, а за 44 штуки суд присудил Кирилла Кравченко выплатить штраф в размере 16 084 реалов (около 3100 долларов). Хотя в интернете нетрудно найти объявления, где эти «змеиные вши» продаются по цене в десять раз ниже.

Объявление в интернете
Объявление в интернете.

Подобное абсурдное ценообразование прокуратура применила и к другой живности, имевшейся у российского биолога.

2. Кирилл Кравченко не занимался какой-либо торговлей животными на территории Бразилии. Что касается покупки (а иногда и продажи) за пределами юрисдикции Бразилии (например в России), то даже там он никогда не занимался незаконными сделками купли-продажи животных. Никаких данных о том, что он где-либо нелегально купил или продал животное, в распоряжении суда нет. Суду были предоставлены договоры купли-продажи и необходимые сертификаты, подтверждающие легальность ранее приобретенных им животных.

3. Нет никаких сведений о том, что Кравченко участвовал в каких-либо международных группах (тем более преступных), которые занимались отловом и перевозкой животных. Он никогда не общался с людьми, находящимися под следствием или в розыске по причине нарушения природоохранного законодательства. Сведения о том, что Кирилл Кравченко находился в синем и красном списках Интерпола, являются ложью. Его нет в открытой базе Интерпола, и он свободно перемещается по миру под своим именем и фамилией. На официальные запросы бразильской стороны в Интерпол был дан ответ, что ни одна из стран, где был Кравченко, не имеет к нему претензий и он никогда не имел там судимостей, равно как и никогда не разыскивался Интерполом. И в материалах дела есть уведомление об этом. 

Дома у биолога также не было животных, чьё содержание и разведение в неволе запрещено, что подтверждено проверкой службы по надзору в сфере природопользования. Утверждения обвинения о том, что Кравченко имел счета в зарубежных банках, тоже являются ложью, поскольку все его счета были привязаны только к пластиковым картам, выпущенным российскими банками.

4. Кирилл Кравченко, имеющий ветеринарный опыт и квалификацию, никогда не обращался жестоко с животными. Все находившиеся у него животные перевозились в специальных контейнерах со всеми необходимыми наполнителями и отверстиями для доступа воздуха в соответствии с общепринятыми стандартами транспортировки (это видно из опубликованных видеокадров изъятия). Из всех изъятых рептилий и амфибий мёртвой оказалась только одна ящерица, которая изначально была больна (как ветеринар, Кирилл планировал её вылечить). Более того, условия транспортировки были настолько «жестокими», что некоторые членистоногие даже размножились в процессе перевозки. Большая часть погибших членистоногих погибла не во время транспортировки, а уже находясь в распоряжении полиции (то есть после изъятия). Некоторые членистоногие, например тараканы, были после изъятия использованы бразильскими зоологами в качестве корма для других животных.

Вот так выглядят 30 пауков, за каждого из которых прокуратура запросила штраф по 3500 тысяч реалов (около 700 долларов):

30 пауков
30 пауков.

Утверждения обвинения, что российский биолог планировал перевозить живность в багажном отсеке самолёта, где она погибла бы ввиду отсутствия должного атмосферного давления и температурного режима, являются ложью: у Кравченко вообще не было багажа, и все животные находились в ручной клади (рюкзаке).

5. Обвинение Кирилла Кравченко в том, что, перевозя ядовитых животных, он создал бы угрозу жизни и здоровью пассажиров авиалайнера, не имеет под собой никаких оснований. Защита предоставила доказательства, что биолог не перевозил ядовитых животных, а единственная имевшаяся у него лягушка, которая условно могла бы быть признана ядовитой, не достигла ещё того взрослого состояния, когда у неё начинают функционировать ядовитые железы.

Легальная продажа животных на территории России и других стран служит не только для пополнения частных коллекций, но и для поставок биоматериала в научно-исследовательские организации, которые изучают этих животных, разрабатывая на основе своих наблюдений методы разведения и защиты этих видов в естественной среде обитания. Даже зоопарки не только являются местом для удовлетворения любопытства людей, но и выполняют огромную исследовательcкую работу. Что же касается частных коллекций и «живых уголков» (которые известны в нашей стране со времён СССР), то они развивают интерес молодёжи к живой природе, мотивируют ее к пополнению знаний о природе и, возможно, даже формируют желание посвятить себя работе в области биологии и экологии. К тому же даже находящиеся в частном владении животные являются своего рода резервным фондом и источником генетического материала для восстановления биологического разнообразия в пострадавших от пожаров, наводнений и антропогенной деятельности районах.

Биолог Кравченко никогда не передавал животных в руки людей, которые могли бы убить их или жестоко с ними обращаться. Более того, предъявленные суду документы купли-продажи показывают, что он всегда приобретал животных парами, поскольку делал это с целью их разведения. К сожалению, безумные фантазии бразильских прокуроров легли на благодатную почву русофобии и были сдобрены извечной бразильской паранойей по поводу того, что «коварные иностранцы хотят украсть и погубить нашу прекрасную природу».

Так что же заставило бразильскую федеральную полицию, суд и прокуратуру полностью проигнорировать аргументы защиты и представить весь процесс над Кравченко как законную кару, настигшую «крупного русского биомафиози»?

А судьи — кто?

Многое проясняется, если повнимательней изучить биографию судей, участвующих в судебном процессе.

Прокурор Guilherme Rocha Gopfert — член оперативной группы печально известной операции «Автомойка» (Lava jato), которая координировалась США и являлась самой крупной антикоррупционной операцией в истории человечества, но впоследствии была признана крупнейшим юридическим фарсом, поскольку, по сути, являлась способом политической расправы над неугодными политиками левого толка (дружественными России). Во время работы в целевой группе «Автомойки» Guilherme Rocha Gopfert участвовал и в беспричинных преследованиях иностранцев, например в атаке (а по сути — в ограблении) на вице-президента Экваториальной Гвинеи (дружественной России). Он также является явным сторонником полицейского государства, что проявилось в его атаке на WhatsApp (с требованием нарушения конфиденциальности) и требовании к медицинскому ведомству передавать в прокуратуру все данные о находящихся на карантине иностранцах, прибывших в Бразилию. Когда всё грязное нутро «Автомойки» раскрылось и выяснилось, что в результате этой операции бросались в тюрьмы и подвергались судебному преследованию абсолютно невиновные люди, Guilherme Rocha Gopfert решил «соскочить», срочно подав в отставку из целевой группы.

Прокурор Adriana Scordamaglia (прокурор по апелляции) — участница целевой группы «Автомойки», куда она входила вместе с Guilherme Rocha Gopfert. Обвинялась представителями судебного сообщества в злоупотреблениях (секретных расследованиях и возбуждении дел на основе анонимных сообщений).

Прокурор Gabriela Saraiva Vicente de Azevedo Hossri фигурирует в списке защитников «Автомойки».

Судья Nino Toldo (судья по апелляции) — «знамя» операции «Автомойка», автор манифеста «Мы все — Сержиу Мору», где он превозносил судью (а в последствии — министра юстиции) Сержиу Мору, который был главным судьёй «Автомойки» и предполагаемым агентом ЦРУ. Репутация Мору («бразильского Берии») рухнула, когда выяснилась его ангажированность в процессе над экс-президентом Лулой да Силвой — договорные отношения с прокурором, связь с агентами из США, политическая мотивация и прочее. В настоящий момент дело Мору входит в завершающую стадию рассмотрения Комитетом ООН по правам человека. Судья Nino Toldo также выступал за то, чтобы не преследовать тех, кто был причастен к массовым убийствам во времена военной диктатуры. Но он же отказывал в освобождении людей, чья невиновность была абсолютно очевидна.

Судья Wallace Goncalves Dos Santos — фигурант антикоррупционного списка, в который входят судьи, чьи доходы превышают установленный потолок зарплаты для данной категории судей.

Таким образом, перед нами открывается фантастическая картина — против одного несчастного русского биолога была брошена элита самого грязного юридического фарса в истории Бразилии. Так сказать, «лучшие из худших». Те, кто в угоду США бросали в тюрьмы всех, кто представлял угрозу интересам США в Бразилии и кто годами оттачивал свои навыки в способах засудить невинных людей, представив их прессе и обществу как членов преступных группировок, коррупционеров и «отмывальщиков денег». Когда вся правда вышла наружу, эти люди нашли себя на благодатном поприще организации судилищ над неугодными их хозяевам россиянами и китайцами.

Карикатура о связи Мору с США
Карикатура о связи Мору с США.

Стоит ли удивляться тому, что и бразильская федеральная полиция, созданная при участии ЦРУ и, вероятно, до сих пор финансируемая спецслужбами США, не только инициирует судебное преследование против россиян, но и усердно фабрикует все материалы подобных процессов? Стоит ли удивляться тому, что эти люди, как и во времена их работы в «Автомойке», всё так же игнорируют принцип презумпции невиновности и принцип соразмерности наказания тяжести совершённого деяния, а также считают личные фантазии и убеждения единственной основой для вынесения обвинительных вердиктов?

Карикатура: Дядя Сэм и O GLOBO в составе бразильской прокуратуры
Карикатура: Дядя Сэм и O GLOBO в составе бразильской прокуратуры.

На примере приговора Кириллу Кравченко мы видим, что в современной Бразилии люди ценятся дешевле тараканов, поскольку за доказанную торговлю людьми дают меньшие сроки заключения, чем за торговлю тараканами.

Стоит отметить, что основным рупором дезинформации в деле Кирилла Кравченко является, как обычно, бразильский медиаконцерн O GLOBO, который не останавливает даже то, что в настоящий момент против него продолжается судебный процесс за клевету в отношении россиян и разжигание ксенофобии. И очень жаль, что, несмотря на неоднократные предупреждения российских правозащитников об аккуратном отношении к информации O GLOBO, некоторые российские СМИ не только слепо перепечатали информацию из бразильского медиагиганта, но и представили её как истину в конечной инстанции.

Накануне прибытия в Россию президента Бразилии (15—17 февраля) семья Кирилла Кравченко, а также организация по борьбе с государственным терроризмом CST command отправили президенту Российской Федерации письма с просьбой поднять перед Жаиром Болсонару вопрос о необходимости контроля над соблюдением законности при рассмотрении апелляции Кирилла Кравченко на решение суда первой инстанции.

Правозащитники из CST command также попросили обратить внимание президента Бразилии на то, что расследование в отношении агентов федеральной полиции, организовавших массовые произвольные аресты россиян в Бразилии в 2016 году, излишне затягивается, а расследование в отношении помогавшего им судьи прекращено без должных законных оснований. Данные действия создают атмосферу безнаказанности среди бразильских федеральных полицейских, судей и прокуроров, позволяя им вновь практиковать незаконные методы ведения судопроизводства и неоправданно жёсткие приговоры в отношении граждан Российской Федерации. Вопрос завершения упомянутых расследований, прекращения распространения клеветы по поводу граждан РФ и возвращения процесса над Кириллом Кравченко в законное русло является важным элементом и гарантией безопасности российских граждан, посещающих Бразилию с туристическими и деловыми целями.

Нам важно ваше мнение!

+1

 

   

Комментарии (0)