Александр Клюкин

Политолог

Родился 5 июля 1957 года в г. Ужуре Красноярского края. Окончил Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (1985 г.). 1985–1989 гг. депутат Центрального районного Совета народных депутатов, г. Красноярск. 1990 г. репортер информационной программы «ИКС» на Краевом телевидении. 1994–1999 гг. генеральный директор, председатель Совета директоров телекомпании «ТВК». 1999–2003 гг. депутат Государственной Думы третьего созыва. 2003–2007 гг. депутат Государственной Думы четвертого созыва. 2007–2011 гг. депутат Государственной Думы пятого созыва. 10 февраля 2016 года назначен членом Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. С 2021 года советник Председателя Государственной Думы

Все статьи автора
автор

Логика большой истории

-90265

Частичная мобилизация, объявленная в России 21 сентября 2022 года президентом Владимиром Путиным, была, в общем-то, давно ожидаемым событием. Ее ждали — кто со страхом, кто с надеждой, кто с досадой — ну, когда же наконец? — но ждали.

Противники российской специальной военной операции на Украине, конечно, поспешили объявить мобилизацию вынужденной мерой и чуть ли не признаком провала СВО: мол, ограниченными силами не получилось, планы и стратегии Москвы не сбылись, остается последнее средство — ставить под ружье сотни тысяч.

Так говорят наши враги.


При этом они делают вид, что не заметили (или не поняли) другой недавней фразы Владимира Путина об украинских делах: «Мы-то, по большому счету, всерьез пока ничего и не начинали».

Теперь начинаем. И это ответственное решение, проистекающее из самой логики исторического процесса.

Время такого шага пришло, и он сделан. Причем тогда, когда надо.

Аналитики, конечно, уже проследили связь обращения Владимира Путина 21 сентября и принятых накануне Госдумой уточнений законодательных актов о мобилизации, военном положении, мерах ответственности за уклонение от исполнения долга перед Родиной и тому подобном. Эта связь, что называется, лежит на поверхности.

Гораздо важнее, с моей точки зрения, связь между мобилизационным обращением Путина и решениями властей ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей освобожденной Украины о проведении референдумов по вопросу воссоединения с Россией. И, конечно, с решением России поддержать проведение таких референдумов.

В этом я и вижу проявление неумолимой логики большой Истории, о которой упоминал выше. Россия с 24 февраля вооруженным путем отстаивает свободу миллионов жителей Донецкой и Луганской народных республик, других регионов и городов освобожденной Украины от ига, как выразился Владимир Путин, неонацистского режима. Отстаивает их право на выбранный ими исторический путь, право говорить и читать на родном русском языке, возможность дышать одним с Россией воздухом, иметь с нею общие стремления и цели. Проще говоря, Россия за это воюет, причем не с Украиной, а со всем Западом.

Россия воюет и за собственное право определять свои цели и стратегии, защищать свои земли и своих соотечественников. То есть воюет за собственный суверенитет.

В этой борьбе плечом к плечу с Россией и ее армией сражаются вооруженные силы и ополченцы республик Донбасса и других — бывших украинских — областей и городов. Граждане этих республик с 2014 года неоднократно заявляли о своем желании воссоединиться с Россией. Россия, как мы помним, конечно, не отвергала этих стремлений, но и до поры до времени не поддерживала их открыто. Вероятно, в силу различных политических соображений, вернее, вследствие надежд на здравомыслие и договороспособность киевских властей и стоящих за ними элит Запада. Вот эти надежды, надо признать, оказались напрасными. Ради призрачной мечты нанести России поражение, «указать ей место» в новом мировом порядке правительства европейских стран, как выяснилось, готовы обречь своих граждан на холод и лишения, свои экономики — на кризис и спад. А послушные западным правительствам киевские власти оказались готовы не только на все это, но еще и просто гонят на убой десятки и сотни тысяч украинцев.

И вот спустя семь месяцев с начала нашей специальной военной операции в Кремле, думаю, окончательно поняли, что здравомыслие и договороспособность — качества, которые у киевских и иных наших западных оппонентов отсутствуют напрочь.

И тут же, я считаю, со всей определенностью встал вопрос: да разве справедливо отказывать населению ДНР, ЛНР, других освобожденных украинских городов и регионов в праве называть себя российскими гражданами, а свои земли — российскими регионами? Они же за это право сражаются с оружием в руках, они за него умирают на фронте и в тылу, нацисты их убивают, обстреливая школы, больницы, театры, магазины в Донецке и других городах, а мы им говорим: не время? Это нелогично и несправедливо. В конце концов, разве воины и ополченцы республик Донбасса, ежедневно рискующие своими жизнями, не заслужили уже это право — называться русскими, россиянами при жизни своей?

И, ответив себе наконец на этот вопрос, Москва принимает решение поддержать референдумы.

Исход их, по-моему, абсолютно предсказуем. За воссоединение с Россией жители республик Донбасса, Херсонской и Запорожской областей голосуют ежедневно уже несколько месяцев — на фронте и в тылу. Предсказуемо и то, что по итогам референдумов Москва примет решение о включении проголосовавших «за» бывших украинских регионов в состав Российской Федерации.

И тогда продолжится логика большой Истории. Понятно, что киевские власти и их западные покровители не примут такого поворота, военное противостояние продолжится, а то и разгорится с новой силой. Но ситуация уже будет другой. Если республики Донбасса, Херсонская и Запорожская области станут де-юре частью России, то их обстрелы, бомбежки, да и само пребывание украинских войск на части их территорий автоматически превращаются в нападение на Россию, покушение на ее суверенитет и территориальную целостность.

И это уже будет не специальная военная операция. Ограниченным контингентом в такой системе координат и обстоятельств не обойтись.

Теперь, я думаю, понятны не только логика предпринятого Владимиром Путиным шага, но и его опережающий характер. Частичная мобилизация объявляется заранее, до тех событий, которые определят ее необходимость. Они неумолимо произойдут, и Россия будет к ним готова.

В речи Владимира Путина были еще одни очень важные — и недооцененные — слова. Он говорил не только об «исторических землях Новороссии». Он обращался 21 сентября не к гражданам Российской Федерации, но «к народу нашей великой Родины, ко всем, кого объединяет большая историческая Россия». Кто бы и как бы ни представлял себе эту большую историческую Россию, понятно, что она не тождественна нынешней Российской Федерации, у нее гораздо более широкая география и гораздо более древняя история. Наша география и наша история. Президент напомнил таким образом, что 24 февраля 2022 года мы вступили в открытую вооруженную борьбу не только за Донбасс, не только за суверенитет, но и за большую историческую Россию. И в этом тоже, конечно, логика нашей истории.

Решительный шаг России, конечно же, вызвал бурный резонанс в мире, да еще и совпал по времени с заседанием Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Неудивительно, что опять стала обсуждаться так называемая «реформа» Совета безопасности ООН, откровенно антироссийская: либо исключение нашей страны из числа постоянных членов Совета, либо лишение ее права вето.

Идеи не новые. С такими предложениями еще в феврале выступал глава киевского режима Владимир Зеленский. Тогда его всерьез никто не поддержал, да и сегодня уже заявлено, что американский президент Джо Байден не станет поднимать на Генассамблее ООН этот вопрос. Но показательно, как активно выступают на эту тему руководители Германии и Японии, причем заявляют не только о желании стать постоянными членами СБ ООН, но и о готовности занять в нем место России.

А это уже откровенная заявка на слом архитектуры целого мирового порядка, построенного державами, победившими во Второй мировой войне. Страны, потерпевшие в ней поражение, теперь жаждут реванша — хотя бы в Совете безопасности ООН.

Замечу, что именно этот миропорядок, основанный в том числе и на разделении сфер влияния в Европе и мире, на протяжении почти полувека в целом обеспечивал мирную жизнь и устойчивое развитие человечества. Надлом этого миропорядка в 1989—1991 годах вызвал к жизни целую серию вооруженных конфликтов (не урегулированных, как армянско-азербайджанский, вплоть до наших дней), передел границ, насильственное перемещение сотен тысяч беженцев, социальные потрясения во многих странах третьего мира.

Россия, восстанавливая свою естественную сферу влияния, на самом деле борется и за восстановление устойчивого миропорядка. А те, кто ей сегодня в этом противодействует, сеют хаос и войну.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)