ФБР нарушило адвокатскую тайну при обыске поместья Трампа

Обыск ФБР в доме Дональда Трампа

Обыск ФБР в доме Дональда Трампа

© iines.org

Телеканал FOX NEWS сообщил, что агенты ФБР, якоб, изъяли при обыске поместья президента Дональда Трампа материалы, содержащие переписку между адвокатом и клиентом, которая защищена законом.

Как отмечает Fox News, случившееся поднимает новые вопросы о тактике Министерства юстиции, а также породило сомнения в том, сможет ли Министерство юстиции использовать какой-либо из изъятых материалов в гипотетическом судебном преследовании бывшего президента.


Как сообщила Fox News, ФБР изъяло коробки, содержащие записи, на которые распространяется привилегия тайны адвоката-клиента и потенциально привилегия главы исполнительной власти. Источники, знакомые с расследованием, сообщили Fox News в субботу, что команда бывшего президента была проинформирована о том, что коробки с надписью A-14, A-26, A-43, A-13, A-33 и набор документов, все они видны на последней странице квитанции ФБР о собственности, содержат информацию, охватываемую привилегией адвоката.

Привилегия адвоката-клиента, защищенная правом на адвоката, гарантированным Шестой поправкой к конституции США. Она означает, что практически любые сообщения от клиента к адвокату не могут быть раскрыты следствию и суду. Единственными исключениями из правила являются случаи, когда клиент сообщает о намерении совершить преступление или когда адвокат участвует в совместной уголовной или мошеннической деятельности. Признание в ранее совершенных преступлениях по-прежнему покрывается привилегией.

Бывший президент США Дональд Трамп

Бывший президент США Дональд Трамп

© flickr.com

Аналогичные вопросы о привилегии адвоката и клиента сопровождали в 2018 году спор об изъятии агентами ФБР материалов из квартиры и офиса бывшего адвоката Трампа Майкла Коэна. Специальный мастер постановил тогда, что две трети материалов, касающихся коммуникаций между Коэном и Трампом, защищены привилегией адвоката и клиента и не могут быть использованы Министерством юстиции.

В прошлом году федеральный судья распорядился назначить специального мастера после того, как Министерство юстиции изъяло в 2021 году телефон консервативного журналиста и основателя проекта Veritas Джеймса О’Кифа. ФБР обвиняло его в краже дневника Эшли Байден. О’Киф утверждал, что Project Veritas получил дневник дочери президента Байдена Эшли, в котором та, якобы, описывала эпизоды отношений с отцом, которые подпадают под определение инцеста. Он заявлял, что отказался публиковать содержание дневника и связался с правоохранительными органами, а также что его издание не имеет отношения к публикациям части записей из дневника.

Про-республиканская The New York Times, сообщила об обыске Джеймса О’Кифа в статье, написанной в соавторстве несколькими журналистами, лауреатами Пулитцеровской премии, в том числе Майклом С. Шмидт, который получил награду за публикации о связях Трампа с Россией, которая впоследствии оказалась вымышленной. После обыска The New York Times начала публиковать юридические записки между О’Кифом и его адвокатами. Это вызвало обвинения в утечках информации из ФБР и иск к изданию от Джеймса О’Кифа.

В деле с обыском у Трампа министерство юстиции выступает против назначения специального судебного чиновника, который проведет независимый обзор и решит, какие материалы могут быть переданы правительству, а какие материалы должны быть возвращены Трампу и его адвокатам.

Обыск Трампа стал поводом для многих американских политиков и прессы, даже не относящейся к симпатизантам экс-президента, присоединиться к консерватором, которые уже несколько лет говорят об опасной политизации деятельности ФБР.

Как отмечает Newsweek, использование национального правоохранительного аппарата для проведения предрассветного рейда на главного партийного соперника, особенно когда этот соперник является предшественником главы государства и, возможно, вероятно, будущим противником, является «презренным актом политической жажды крови».

«Америка, похоже, выиграла холодную войну только для того, чтобы увидеть, как ее собственный федеральный правоохранительный/аппарат национальной безопасности превратился в версию старого восточногерманского Штази — и всего через три десятилетия после падения Берлинской стены.». — написал редактор NEWSWEEK Джошуа Хаммер.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)